Эксклюзив

Бизнес не может строиться на политике или на административном ресурсе — гендиректор ДТЭК

  15 апреля 2014, 14:52
Увеличить размер шрифта Увеличить размер шрифта

Несмотря на тревожные настроения внутри страны и на подконтрольных предприятиях, в ДТЭК стараются с оптимизмом смотреть в будущее. И не забывают напоминать — продавать свой бизнес здесь пока не собираются вопреки сложной политической ситуации

Увеличить картинку В ДТЭК предпочитают не "рубить с плеча" отношения с Крымом. Фото: Алексей Фурман

ДТЭК — энергетический холдинг одного из самых обсуждаемых олигархов страны Рината Ахметова. События последних месяцев поставили под угрозу стабильность этого многорегионального бизнеса (компания владеет активами и в Крыму, и на Донбассе).

Наш разговор с генеральным директором ДТЭК Максимом Тимченко проходил сразу после громких событий на Востоке. Но компания, как и ее акционер, от которого уже давно ждут четкой позиции, продолжает демонстрировать нейтральность: при обсуждении таких острых тем, как участие шахтеров в митингах на Востоке или перспективные энергоотношения с Крымом, топ-менеджер осторожничает.

Максим Викторович, какие настроения преобладают в коллективе вашей компании в различных регионах?

Тревожные. Они отражают то, что ощущает каждый человек в Украине. Все находятся в ожидании, когда эти сложные времена пройдут и у нас будет стабильность. Нельзя сказать, что в одном регионе у нас хорошие и праздничные настроения, в другом — тревожные, в третьем — воинствующие.

Сегодня ДТЭК — компания в чем-то непохожая на другие, потому что мы фактически представляем всю Украину. Это компания "Киевэнерго", это наши шахты и электростанции на востоке Украины, это наши станции на западе Украины, это "Крымэнерго". Поэтому, конечно, на нас отражаются определенные локальные события во всех частях Украины. Миссия компании — из состояния тревоги максимально привести людей в состояние уверенности в завтрашнем дне.

Нельзя сказать, что мы берем на себя обязательства решать государственные проблемы или проблемы, которые должна решать власть. Но если мы стабильно платим заработную плату, выполняем обещания по повышению зарплаты и каких-то социальных выплат и наши люди видят, что наши слова не расходятся с делом, — это самое главное. И это особенно ценится в последние 4-5 месяцев.

Есть слухи, что ваша компания каким-то образом влияет на политические настроения среди рабочих. Так ли это?

Категорически нет. Бизнес не может строиться на политике или на административном ресурсе, или на каких-то преференциях. Если бизнес построен на подобных вещах, этот бизнес не долговечен.

В следующем году мы будем праздновать 10-летие нашей компании, которая с дня своего основания заняла позицию "хотим построить сильную украинскую компанию, которой будут гордиться не только наши сотрудники, но и украинское бизнес-сообщество". При такой цели какие-то политические цели мы не можем параллельно ставить .

Наша компания не участвовала и не будет участвовать в каких-либо политических баталиях, никогда не позволит себе призывать своих сотрудников или выводить их на какие-то митинги или манифестации с политическим подтекстом. Мы обеспечиваем свободу волеизъявления во всем — в политических взглядах, в религии и в каких-то других суждениях.

У компании есть гражданская позиция: мы работаем на благо Украины, нашей компании, наших сотрудников и мы не позволим быть втянутыми в какие-либо политические перипетии и разбирательства. Нашим руководителям были даны очень четкие установки — они несут персональную ответственность за то, чтобы не допустить каких-то организованных выводов людей на какие-либо манифестации или митинги. Поэтому когда некоторые СМИ утверждают, что мы организовываем людей на митинги, это неправда. Недавно я слышал якобы интервью шахтеров на шахте, которая никогда не входила в целом в группу СКМ, что под угрозой увольнения их заставляют идти на митинг.

Как вы справляетесь со слухами внутри коллектива, проводите ли какую-либо разъяснительную работу? К примеру, как в случае с распространением среди шахтеров информации о введении налога на "восстановление Майдана".

В таких ситуациях нельзя переоценить роль коммуникации и общения. Не общения руководителей между собой, а наших руководителей среднего и начального звена с коллективом. Есть определенные политические или стратегические вопросы, на которые может отвечать топ-менеджмент компании. Мы формируем общую позицию и максимально ее распространяем.

У нас очень четкая коммуникационная позиция. Наши директора, которые отвечают в целом за бизнес-блоки, обсуждают ее с директорами управлений, и это транслируется дальше до каждого человека, который работает. Когда появляются какие-либо слухи или обсуждения, мы стараемся очень оперативно реагировать. Чем больше у людей ясности, тем меньше поводов для тревоги. Поводов извне создано уже достаточно, поэтому стоит хотя бы не создавать их внутри.

Теперь у ДТЭК появляется новое направление для "экспорта" электроэнергии — крымское. Каким образом вы будете строить работу с "Крымэнерго"?

Отсутствие какой-то радикальной или вообще политической позиции компании позволяет нам сохранять баланс взаимодействия, в том числе и с Россией. Поэтому сегодня мы совместно и с нашими российскими партнерами, в частности, с компанией Интер РАО , которая работает на тех же рынках, где и мы — Молдова, Беларусь — ищем возможность выстроить взаимоотношения по работе "Крымэнерго".

Идут очень активные дискуссии со всеми сторонами. Я очень надеюсь, что мы найдем правильную формулу и с политической, и с регуляторной, и с экономической точки зрения, которая позволит нам уже с мая как-то перезапустить взаимоотношения "Крымэнерго" с энергорынком и теми властями, которые сегодня есть на Крымском полуострове, и продолжить работу.

У нас очень активный диалог с комитетом по ТЭК в Верховной Раде, и с Министерством энергетики и угольной промышленности, чтобы найти правильный регуляторный режим работы "Крымэнерго". Принятие новых законов и изменение Закона "Об электроэнергетике" позволит создать особый режим для Крымского полуострова и работы естественных монополистов на этом полуострове.

В чем будут заключаться нововведения в системе работы с "Крымэнерго"? К примеру, в ценово-расчетном и производственном аспектах.

Во-первых, переход на рублевые взаимоотношения с конечным потребителем. Это то, чего в ближайшем будущем нам не удастся избежать. Второе — это счета в банках и получение зарплат наших сотрудников. Здесь мы тоже переходим на рублевые взаимоотношения. Третье — это поступление электроэнергии. Сегодня из 6,5 млрд. кВт-ч потребления Крымского полуострова только чуть больше 1 млрд. кВт-ч производится "на месте". Поэтому без поставок из Украины в среднесрочной перспективе Крым не сможет работать и иметь надежное электроснабжение.

Сегодня нужно правильно выстроить взаимоотношения между энергорынком как поставщиком электроэнергии и теми компаниями, которые работают на этой территории. До конца эта история еще не обсуждена во всех аспектах. Естественно, нужно принять решение, кто будет дотировать тариф для населения, который, как известно, ниже себестоимости электроэнергии. Этот вопрос тоже открыт.

Конечно же, вопрос государственности и правовое поле, в котором будет работать компания, тоже открыт. Есть несколько предложений, как этот вопрос решить. Конкретно о формате работы "Крымэнерго" мы сможем сказать через 2-3 недели.

Как компания функционирует сейчас? Госпредприятие заблокировало все потоки с начала месяца?

На сегодня до принятия особого режима взаимоотношений с Крымом заблокированы взаиморасчеты с генерацией. Достаточно большое количество этих предприятий — альтернативная энергетика, которая у нас в стране субсидируема "сверху".

Что же касается "Крымэнерго, в апреле мы работаем штатно — у нас утверждены дотации на тариф для населения. Мы очень торопимся, чтобы в мае войти в другой формат взаимоотношений.

Опасается ли акционер Ринат Ахметов нарушения прав собственности? Часть компании — государственная, а пример "Черноморнефтегаза" показывает, что собственность может перейти к другому владельцу…

Наверное, как каждый акционер или инвестор, он время от времени думает о нарушении права собственности. Объективно, это те риски, которые всегда существовали, и их степень может быть от нулевой до достаточно высокой.

Отличие нас от "Черноморнефтегаза" — "Крымэнерго" все-таки частная компания, где контрольный пакет принадлежит частному инвестору. Мы слышали заверения местных властей о том, что частная собственность будет уважаться. На сегодняшний день никаких оснований не верить этому у нас нет. В этой ситуации мы будем ориентироваться по мере возникновения проблем — упредить их нельзя.

Мое личное мнение — в Украине очень существенным вкладом в защиту прав собственности есть та позиция, которую выбирает компания. Если компания с самого начала говорит: "мы будем снабжать электроэнергией", даже когда нас просят ее отключать, как это было в Киеве (В "Киевэнерго" ранее сообщали о давлении на компанию во время Майдана — Ред.), то эта позиция последовательна по всей Украине. В сложных критических ситуациях в Крыму поступали такие же просьбы и команды. К примеру, отключить воинские части или избирательные участки во время референдума.

Собирается ли ДТЭК распродавать активы в различных регионах страны?

Наверное, об этом знает только акционер. Но из моего очень частого общения могу сделать вывод: мы не то что не собираемся — даже не обсуждаем эту тему. Если бы у него были такие мысли, он со мной, может быть, посоветовался.

События, которые происходят, немного перенесли нашу презентацию стратегии до 2030 года. Мы понимаем, как компания будет дальше развиваться. Основные наши активы и предприятия будут в Украине. У нас есть логика расширения вовне, и это логика приобретения активов, а не переход активов вместе с территорией.

Тот опыт, та команда, которая у нас есть, не дают никаких поводов сомневаться в успешности нашего бизнеса в будущем. Зачем успешный бизнес распродавать?

У холдинга есть внешние активы — шахты в Ростовской области. С учетом усложнения отношений с Россией, какие сейчас условия работы с этими шахтами? Есть ли проблемы в инвестировании или в работе с персоналом компании?

Я бы не сказал, что существуют какие-то серьезные проблемы. У нас коммерческие отношения. Мы поставляем уголь этих шахт на наши станции и на электростанции "Газпрома" — Новочеркасскую ГРЭС. Поэтому с точки зрения производственного и бизнес-процесса я не вижу сложностей. И я надеюсь, что они не возникнут. Сегодня нет каких-то искусственных, таможенных барьеров для движения нашей продукции. Дай Бог, чтобы это сохранялось.

Вторую часть интервью, где Максим Тимченко поделился производственными стратегиями-2014, а также рассказал о возможном сотрудничестве с "Газпромом", читайте в четверг, 17 апреля.

Автор: беседовала Любомира Ремажевская

По материалам: "Дело"
Раздел: > >
Теги: энергетика, электроэнергия, дтэк, ринат ахметов, сепаратизм

Главные новости от delo.ua
Поздравляем! Вы подписались на рассылку от delo.ua
Комментарии Facebook
Комментарии
Вход

Если у Вас до сих пор нет аккаунта на Дело - зарегистрируйтесь

Мнения
Курсы валют
покупка продажа НБУ
USD USD 25.65 26.05 25.44
EUR EUR 28.8 29.5 28.72
RUB RUB 0.39 0.41 0.39
Цены на топливо
ДТ СПБТ
Донецкая область 20.23 10.81
Киевская область 19.58 10.83
Львовская область 19.45 10.82
Популярные теги
3G
web-T::CMS. Проверенные решения Хостинг-партнер
Хостинг сайтов - MiroHost
© 2005-2016 Ekonomika Communication Hub.
Все права защищены
Тел.: 044 585 58 91/92
Узнай, как перепечатывать новости, и смело используй материалы из новостной ленты портала Delo.ua

— Материалы, которые отмечены этим знаком, публикуются на правах рекламы. За содержание рекламы ответственность несут рекламодатели.