Эксклюзив

Хочу открыть форточку и впустить свежий воздух — Константин Кожемяка, владелец фамильной типографии Huss

20 сентября 2014, 11:24
Увеличить размер шрифта Увеличить размер шрифта

На открытии выставки "Опір матеріалів" продюсер проекта Константин Кожемяка, владелец фамильной типографии Huss и основатель фонда ArtHuss, рассказал о том, как логика бизнеса подтолкнула его к меценатству и продюсированию арт-проектов

Хочу открыть форточку и впустить свежий воздух — Константин Кожемяка, владелец фамильной типографии Huss | Культура | Дело Увеличить картинку

В Киеве открылась выставка "Опір матеріалів", которую организовал Фонд культурных инициатив ArtHuss. Она продлится в Институте современного искусства до 11 октября.

Фоторепортаж с открытия выставки "Опір матеріалів" - здесь.

На открытии выставки продюсер проекта Константин Кожемяка, владелец фамильной типографии Huss и основатель фонда ArtHuss, рассказал о том, как появилась идея "Сопромата" и как она трансформировалась в реализованный проект, а также — как будет жить проект дальше. В разговоре были затронуты и вопросы меценатства в Украине: почему поддержка культуры сегодня как никогда актуальна, и как добиться эффективности и максимальной результативности от благотворительных акций.

Константин Кожемяка — бизнесмен, человек очень прагматичный и рациональный. Все предпринимаемые им шаги имеют рациональное объяснение и служат пользе его дела. И на вопрос: "Зачем Вы это делаете?" — адресованный ему на открытии выставки "Опір матеріалів", которую он поддерживает и материально, и организационно, являясь ее продюсером, у бизнесмена есть четкий ответ. Начинается он с его любимой присказки: "Все просто…" К меценатству его привела логика всей предыдущей бизнес-деятельности.

Это был мой Гарвард

Полиграфией Константин Кожемяка начал заниматься 14 лет назад и, действительно, "с нуля".

"Я в полиграфию попал случайно, но, как оказалось, всерьез и надолго. А пришел с рынка пивобезалкогольных напитков, — рассказывает Константин Кожемяка. — А вообще, я военнослужащий, 18 лет прослужил, а решение уйти принял 19 августа 1991 года, в день путча". Первый бизнес-опыт был традиционным — как и многие предприимчивые люди, занимался мелкими сделками купли-продажи. Потом решил взять лицензию на скважину минеральной воды в Хмельницкой области, научился ее консервировать, чтобы продавать населению. Вместе с научными работниками довел дело до ума, но продажи не пошли так динамично, как планировал. Потому что не было необходимого для продажи товаров массового потребления ресурса — на масштабную рекламную компанию, на вход в торговые сети.

"Но это был мой Гарвард", — так называет тот нелегкий этап Константин. — "Я подглядывал, как ведут бизнес "Пепси-кола", "Кока-кола", IDC ("Миргородская"). Понял, что должны быть, кроме всего прочего, внятные месседжи и каналы транслирования".

Я всегда тратил 2% оборота на рекламу

Свою типографию Кожемяка тоже купил не сразу. Сначала купить полиграфическое предприятие предложил партнер по игре в бильярд. "Немного позанимавшись полиграфией, я офигел. Если на минеральной воде мы сражались, как поднять рентабельность с 15% до 17% — то там люди сырье умножали на 3. Рынок полиграфии — это была мекка, так как, с одной стороны, было очень много мощностей, оставшихся после СССР. А с другой, это такая хлопотная штука, что господину Ахметову или Фирташу стырить этот бизнес — это как получить "чемодан без ручки", — рассказывает бизнесмен.

Итогом "пробного шара" стало решение делать в полиграфии свой бизнес. Начинал с фирмы из 10 человек со стартовым капиталом $10 тыс. Сейчас это 60 человек и балансовая стоимость $3 млн.

Многие предприниматели вынуждены были сокращать бизнес, или даже закрывать его, после 2008 года. Как вы пережили это время?

До кризиса 2008 года полиграфический рынок рос семимильными шагами. Но есть китайская поговорка — "так будет не всегда". И не смотря на "сало в шоколаде", я всегда 2% тратил на маркетинг и рекламу. И всегда стремился четко понимать — кто мой покупатель, на каком языке к нему обращаться и через какие медийные ресурсы".

Когда накануне кризиса в июне 2008 года мы поехали на выставку "Друппа" (Дюссельдорф, Германия) — полиграфические олимпийские игры, все мировое полиграфическое сообщество там — из 15 человек делегации я единственный не подписал договор на стенде о покупке печатной машины. Сказал: "Ребята, что вы печать собираетесь? Рынок не резиновый." Но зато купил такую "штуку-дрюку" для переплетов, когда он мягкий, а открываешь — а он сшит. И вот что важно, что по сравнению с обычной технологий сшивания ниткой, эта дала не только другой внешний вид книге и экономию денег (7% — 10% от себестоимости), но и экономию времени на 3 — 4 дня. Казалось бы, мелочь — а на самом деле большое конкурентное преимущество, так как все знают, что у клиента постоянно "горят сроки".

Что касается ухода многих игроков с рынка, начиная с сентября 2008 — да, еще лучше стало. Потому что шум утих и достучаться до клиентов стало легче. А через год пришло понимание, что если сейчас хорошо, то должно стать еще лучше.

И что для этого "еще лучше" пришлось сделать?

Провел маркетинг-аудит, который показал — надо что-то делать с названием типографии "Р.К. Мастер-принт". Эксперт высказался так: с таким названием тебе обязательно раз в день должен позвонить студент и спросить, не переплетете ли ему дипломную работу. Точно подметил несоответствие названия со стремлением работать в премиум сегменте.

В результате, типографию назвали Huss — воспринимается как европейское, современное.

Пойти по эмоциональному пути

А почему решили добавить еще и "фамильная"?

Изначально мною двигала бизнес-задача. Если раньше мы вели переговоры с сотрудниками отдела маркетинга или рекламы и стоимость сделки была 5 — 7 тыс. гривень, то сейчас ситуация изменилась.

Премиум-полиграфия — это имиджевый продукт. Бриф обсуждается с директором или с владельцем типографии и с собственником компании-заказчика — цена сделки выросла до 25 — 30 тыс. грн.

И, соответственно, встала задача — ты должен при этой первой встрече произвести впечатление. А еще лучше, если вип-клиент уже будет иметь о тебе позитивное впечатление, что ты, такой же, как он, уважаемый человек с широким мировоззрением.

Как добиться этого, какой маркетинговый сценарий выбрать? Ответ лежал на поверхности.

Когда в год на земном шаре рождается более 100 тыс. брендов, то чтобы информационно продавить свой, нужны колоссальные бюджеты. Но можно пойти по эмоциональному пути. Работайте на эмоцию. Создайте ассоциативный ряд.

Слово Huss должно вызывать теплоту. Хоть логотип у нас похож на швейцарский флаг, но мы — славяне. Приходящие к нам, словно попадают в дом, мы завязываем личные отношения, зовем их на различные мероприятия. Поэтому появилось название "фамильная типография". И это действительно так, потому что здесь работает и жена, и сыновья. Появилось понимание того, что надо формировать эмоциональный неповторимый образ бренда.

То есть, не просто поменяли название. Что изменилось по существу?

Раз мы стали работать в премиум сегменте, то вокруг нас сформировалась плеяда представителей от арта. Потому что они знают: это типография, где учитывают все их "прибабахи", уважают, понимают, что творец — это личность.

Решили на каждый проект, связанный с искусством, делать скидку, равную нашей затрате на рекламу. За это мы получаем "озвучку" — "полиграфический партнер выставки". Особо прозвучал бренд Huss, когда мы стали эксклюзивным полиграфическим партнером "Мистецького Арсенала". Оказалось достаточно одного года сотрудничества, чтобы о нас узнала и правильно восприняла наша целевая аудитория.

Чтобы двигаться дальше, стали принимать участие как партнеры в издательских проектах, таких, например, как книга Леся Авраменко об Анатолии Криволапе или организованное "Родовидом" издание о Малевиче ( Жан Клод Маркаде).

Константин Кожемяка

Константин Кожемяка (в центре) с куратором Николаем Скибой (слева) и художником Павлом Бевзой

Вы, как и все, кто построил бизнес сам "с нуля", жесткий, рациональный менеджер. Арт-сообщество — иное и понятие "деловой человек", там, наверняка, иное. Вам там комфортно?

Я со стороны смотрю, что с менеджментом там есть проблемы. Творческое начало немножко превалирует, не хватает жесткости — в дедлайнах, в позиционировании, в постановке задач, контроле выполнения. И я решил себя попробовать в арт-менеджменте, в продюсировании: сделал в октябре прошлого года издательский проект "Ежегодный вернисаж арт-календарей". Получилось семь авторских календарей художников Криволапа, Ройтбурда, Шерешевского, Хоменко, Придуваловой, Семесюка и Бевзы. Презентация проходила в виде театрализованого перформанса. Оцениваю, как очень удачный проект, который дал толчок к дальнейшему развитию.

То есть, с первого раза все получилось и вошли во вкус?

Главное, что я понял, что партнерство в издательских проектах — это вспомогательное, что я могу больше. Тем более, что общение среди широкого круга художников и все большее погружение в эту атмосферу сделало из меня коллекционера. Я расширил свои горизонты за "Девятый вал" и "Мишки в лесу".

Но в то же время, я стал понимать, что сложилась некая "деревня", "междусобойчик" в арт-сфере, и мне это не нравится.

Потому что если такой, как я, решит: "Что это я все между рыбалками, спортзалом, футболом? А дай-ка я еще расширю кругозор…" — то посмотрит на это очень ограниченный круг создателей творческого контента и разочаруется…

Как мне сказали однажды: "Константин, Вы у нас новичок, но через полгода все фамилии Вам станут известны и Вам перестанет быть интересно."

Я не против, пусть себе тусят. Но если при этом навязывается мнение, что это есть все искусство — это плохо. И я подумал, что обозначу свое — открою форточку и впущу порыв свежего воздуха. Это будет не "контр", Боже избавь! Это будет еще одно сообщество. Принял такое решение — и тут начался Майдан.

Константин Кожемяка

На открытии выставки "Опір матеріалів": куратор Константин Дорошенко и Константин Кожемяка, владелец типографии Huss

Майдан многое изменил в обществе, что изменил в Ваших действиях и планах?

Майдан — это была вовлеченность, общение с людьми и понимание, что так, как думаешь ты — думают многие. Просто они до сей поры сидели по кухням, будучи вытесненными "тусовкой". Как сказал мой товарищ Гена Козуб, произошла разгерметизация. Когда такое происходит (такой титанический сдвиг пластов, который ведет к тотальным изменениям в общественном сознании), то появляется огромное желание участвовать в этом процессе.

Художники, например, пришли и устроили на Майдане "Барбакан". Егизарян, Журавель, Вайсберг — ходили, напитывались, а сейчас они выплескивают эти эмоции на холст.

Проект "Опір матеріалів" родился на Майдане?

Открою секрет: проект, который мы открыли, родился буквально за один день. Хотя у него была предыстория.

Когда в сентябре прошлого года мне Бевза сказал, что к 200-летию Шевченко у него есть задумка и уже есть договоренность о показе выставки в Украинском институте Америки в Нью-Йорке, я не заинтересовался. Позвонил ему в середине декабря, когда все началось, говорю — давай делать. Тут Бевза возразил: "Какой Шевченко, ты же видишь, что на дворе творится." Но у меня было понимание, что у нас такое затевается!.. И затевается это благодаря нашим духовным и историческим канонам. И мы должны показать миру, что есть такая страна, такие люди, что мы не с Луны упали. Мы росли, формировались. Пусть мы никогда не были государством, но у нас есть истоки.

Выставку мы открыли в США 23 марта, как раз в тот день, когда Дещица выступал в ОБСЕ по поводу аннексии Крыма. И в этот же день отмечали 200-летие Шевченко в Совбезе ООН. Гости выпили по чарочке, съели по кусочку сала… А где же свято? И пошли на нашу выставку. Потом жена нашего постпреда Сергеева в ООН привела туда всех посольских жен. Потом Джемилев там выступал. В Украине мы договорились, что покажем выставку в институте у Сидоренко в сентябре. Но нас заметил Минкульт, и когда вернулись — дали бесплатно помещение и денег на каталог. Выставка прошла в музее Шевченко в новом прекрасном атриуме.

Как из мягкого украинца рождается воин

То есть, у Сидоренко надо было показать что-то другое?

Когда встал вопрос, что же выставлять у Сидоренко, Коля Журавель говорит: "У меня есть идея, как показать, что из мягкого украинца рождается воин".

Название предложил "Любовь к мягким игрушкам". Но так как политика института не позволяет экспонировать сольники, и узнали мы об этом за три недели до открытия, то в спешном порядке кинули клич по Киеву, собрались командой единомышленников все те, кто на одной эстетической и морально-нравственной волне: Хоменко, Бевза, Журавель, Толя Твердый, Саша Гляделов. И я предложил: "А давайте сделаем общую платформу." Коля Скиба придумал "Опір матеріалів" — сразу же ассоциации: сопромат, "сдам сопромат — женюсь", Strength of Materials. Классно звучит. Не "resistance", а именно "strength".

Это платформа, а потому каждый может от нее стартонуть со своим сольником. Например, Журавель — "Опір матеріалів: Любов до м'яких іграшок"; Бевза — "Опір матеріалів: Свідки"; Хоменко — "Опір матеріалів: Присутність". Так подтягиваются люди, которые к "кичухе" никогда не имели отношения. Была идея Бобика приковать к серпу-молоту — решили, нет слишком по-плакатному, сиюминутно. Рефлексия. Творить будем на уровне цивилизационных парадигм.

Константин КожемякаОткрытие выставки "Опір матеріалів"

У каждого художника — свое исследование, своя точка зрения. Что, по Вашему мнению, у них у всех получилось общего?

Они показали два типа человека. Один слаб, мягок податлив. Он — жертва. А есть интуициды эдакие, которые оценивают и понимают, что тебя можно скрутить в бараний рог.

Но срабатывают внешние факторы — и человек меняет состояние. Но ведь в нем изначально был духовный, культурный код, который сработал в ответ на эти факторы.

А жертва — в кого она превращается? В такого же агрессора? Это целый философский пласт, который можно в составе разных коллективов изучать, озвучивать, адаптивно к ситуации.

Бизнесу нужны этические маркеры

Вы сказали, что всегда стремитесь точно знать, для кого работаете. Кто является целевой аудиторией таких арт-проектов, как "Опір матеріалів"?

Аудитория, на которую хочется это транслировать — это, в первую очередь, бизнес-аудитория, потому что то, что происходило зимой, и продолжает происходить — это процесс формирования гражданского общества.

А его экономическая основа — это средний бизнес. Нам нужно много собственников среднего бизнеса. Чтобы не 5% наполняли 90% бюджета, а наоборот. Нам надо десятки тысяч эффективных собственников компаний (от 5 до 50 сотрудников).

И должны быть выставлены эстетические маркеры. Важно, чтобы понимание происходило не только по такой логике: ага, буду коллекционировать — значит, мой социальный статус поднимется. А от понимания, которое, кстати, Саврук передает своим слушателям в kmbs.

Почему Бевза и Хоменко сидели пред 70 человеками и рассказывали о творчестве и истоках вдохновения? Очень много общего между искусством и бизнесом. Это такой же процесс осмысления, творения и воплощения. А затем — нового осмысления, того, что сотворил, новая придумка и новое творение. И этот маятник работает со времен, описанных еще Кантом. Потому мы сегодня говорим о том, что в добавочной стоимости продукта велика часть эстетической составляющей.

Если у тебя она отсутствует, то ты один из многих — унылый, похожий на других. И у тебя один только сценарий маркетингового поведения — конкуренция по цене. Ты обречен сражаться в океане, в котором вода окрашена кровью конкурентов, и никогда не сотворишь свой голубой океан, потому что ты мыслишь по шаблону, по кейсам, по инструкции. Потому что в тебе не развито творческое начало — основа всех эффективных бизнес-решений.

Художники — интроверты, они не любят о себе рассказывать… Переубеждаете?

Мне удалось донести, что надо быть более открытыми. Для чего? Чтобы аудитория развивалась. Развивалось общество, в котором они живут. Повторюсь: общаюсь и работаю с людьми патриотичными, социально ответственными.

Говорю: ставьте себе галочку — вы влияете на поднятие общего культурного уровня, а подняв общий культурный уровень, вы поработали над повышением безопасности страны.

Как финансируются проекты, которые Вы продюсируете? На Ваши средства?

Пока все, что я делаю — исключительно мои деньги. Но я всем предпринимателям пытаюсь донести такой месседж: господа, есть место для подвига, становитесь рядом.

Знаю, что планируете благотворительные проекты — на какие цели пойдут собранные средства?

Конечно деньги нужны во многих местах — оборона, медицина. Но я бы все-таки, деньги тратил на культуру.

Есть такая история про Черчилля. Приносят ему бюджет, он его листает и говорит: "А где раздел культура?" "Какая культура, на дворе война",— отвечают ему. "А зачем же мы воюем, если не будет культуры?"

Автор: Константин Кожемяка Константин
Кожемяка
владелец фамильной типографии Huss

Раздел: >
Теги: культура, филантропия, арт рынок, арт

Главные новости от delo.ua
Поздравляем! Вы подписались на рассылку от delo.ua
Хочу открыть форточку и впустить свежий воздух — Константин Кожемяка, владелец фамильной типографии Huss | Культура | Дело
Комментарии Facebook
Комментарии
Вход

Если у Вас до сих пор нет аккаунта на Дело - зарегистрируйтесь

Мнения
Курсы валют
покупка продажа НБУ
USD USD 25.05 25.25 25.17
EUR EUR 27.3 28.1 28.03
RUB RUB 0.37 0.39 0.38
Цены на топливо
ДТ СПБТ
Донецкая область 20.99 8.5
Киевская область 19.53 8.32
Львовская область 20.58 8.75
Читаемые в разделе
Комментируемые
Видео
Фото
Популярные теги
3G
web-T::CMS. Проверенные решения Хостинг-партнер
Хостинг сайтов - MiroHost
© 2005-2016 Ekonomika Communication Hub.
Все права защищены
Тел.: 044 585 58 91/92
Узнай, как перепечатывать новости, и смело используй материалы из новостной ленты портала Delo.ua

— Материалы, которые отмечены этим знаком, публикуются на правах рекламы. За содержание рекламы ответственность несут рекламодатели.