Эксклюзив

Нам угрожали сотрудники спецслужб — бывший замминистра Руслан Корж

15 февраля 2016, 11:25
Увеличить размер шрифта Увеличить размер шрифта

Бывший замглавы МЭРТ Украины Руслан Корж рассказал Delo.UA, почему так медленно идет реформирование госсектора экономики, какие у правительства есть инструменты для помощи приоритетным отраслям и чем он займется после работы в министерстве

Увеличить картинку Руслан Корж / фото Татьяна Довгань

Первая часть интервью с бывшим заместителем министра экономического развития и торговли Украины Русланом Коржом вызвала интерес у наших читателей. Авторы Delo.UA получили звонки, письма и даже копии документов, касающиеся вопросов, обсуждавшихся в материале.

Во второй части с бывшим чиновником мы поговорили о причинах низкого темпа реформ и помощи государства украинским предприятиям на внутреннем и экспортном рынках. Обсудили то, как рост тарифов "Укрзализныци" повлияет на инвестиции. А также попытались узнать, где продолжит свою карьеру наш собеседник.

Промышленная политика тоже была вашим направлением. Сейчас многие промышленные холдинги жалуются, что поскольку они входят в сферу влияния людей, называемых олигархами, то крупному бизнесу сейчас живется все сложнее, что у нас предпочтение отдается аграриям и айтишникам. Какая позиция МЭРТ по этому вопросу?

Есть несколько направлений поддержки промышленности или промышленной политики.

Первое — законодательное: налоговый климат, налоговые правила, которые позволяют той или иной отрасли функционировать. Налоговая реформа на сегодняшний момент лишь частично реализована. Но правительство заявляет, что налоговых льгот, преференций каким-то конкретным отраслям делать не будет. Поэтому этот инструмент поддержки, который, возможно, и существует в странах государственного капитализма, в Украине практически отсутствует.

Следующее — государственное финансирование отраслевых программ. У нас есть мораторий на создание государственных целевых программ развития тех или иных отраслей, кроме оборонной промышленности. У нас нет программы развития ни авиапрома, ни автопрома, ни химии, ни легкой промышленности. Они, может быть, есть номинально, но не финансируются из бюджета.

Украина — страна с хорошим промышленным и инженерным потенциалом, но наш внутренний рынок сегодня схлопнут, так что экспорт для нас является одним из основных направлений. Поэтому третье направление — это поддержка экспортеров. Здесь мы начали работать, особенно с приходом нашего торгового представителя, замминистра Натальи Микольской. Провели несколько бизнес-форумов, создали торговые миссии. Подписали либо подготовили к подписанию соглашения о зоне свободной торговли с Европой, Канадой, Израилем и другими странами.

Четвертый элемент — программа импортозамещения, то есть производство добавленной стоимости в стране, а не закупка чего-то по импорту. Здесь мы, опять же, исповедуем принцип рыночной конкуренции: предприятия должны конкурировать за своего потребителя. Если что-то выгодно производить у нас — хорошо, если это необходимо импортировать — значит это надо будет импортировать.

Но есть одно исключение — оборонная отрасль. Стратегическая, высокотехнологическая продукция, которую мы раньше закупали по производственной кооперации в РФ. Сейчас у нас закрыта возможность импортировать, плюс пакет санкций. Поэтому программа импортозамещения в ВПК — то, что нам необходимо развивать, в том числе с помощью государственного участия.

К чему я веду? Инструментов не так много.

Это больше организационные вопросы, где мы старались принимать активное участие. Например, тот же Союз химиков может подтвердить, что с помощью министерства осенью мы смогли запустить химические заводы "Ривнеазот" и черкасский "Азот", которые простаивали длительное время из-за судебных исков, из-за большой задолженности перед "Нафтогазом". Мы усадили всех за стол переговоров, договорились о графике выплаты задолженности, заводы были подключены к поставкам газа и с сентября начали работать на 100%. К декабрю вся задолженность была погашена, и теперь они работают на полную мощность, производя продукцию для внутреннего рынка, прежде всего сельскохозяйственного.

Подготовили программу развития промышленности и в конце прошлого года отправили на утверждение в министерство. Мы попытались понять, за счет каких рычагов из доступного узкого инструментария можно запустить отечественную промышленность.

Есть несколько отраслей, которые работают на тарифах и где предсказуемая инвестиционная составляющая. Это транспортная отрасль, энергетика.

В ходе подготовки программы отработали перечень мероприятий.

Например, около 15 млрд грн должна составить инвестпрограмма "Укрзализныци", около 40 млрд грн — инвестиционная программа энергетики (как государственного, так и частного сегмента).

Реализация этой программы позволит добавить 3-3,5 процентных пункта к индексу промпроизводства в стране в этом году.

Все ли готово для ее запуска?

Для этого, например, необходимо утвердить финансовый план УЗ, в котором фигурируют 15 млрд грн капвложений. Чтобы его утвердить, необходимо согласовать индексацию тарифов на перевозки.

Возникает очередной конфликт.

Да. Министерство экономического развития свою позицию четко высказало: препятствий для того, чтобы войти в новый 2016 год с утвержденными цифрами, не было.

То есть, бурная реакция тех же металлургов — это желание работать по старым правилам?

Мы прекрасно понимаем, что от увеличения тарифов вырастет себестоимость у металлургов, химиков, строителей и других предприятий, которые возят продукцию железной дорогой.

Но возможное повышение тарифов на 30% (15% с января и еще 15% — с июля) даст только 0,23% роста индекса промышленных цен.

То есть, повышение тарифа приводит к повышению себестоимости на долю процента. Ну, может быть, на 1-2% максимум для конкретного производителя.

Каждое повышение, конечно, нужно просчитывать. Но индексацию тарифов УЗ на 15% в начале года нужно было принять как "неизбежное зло". Организовать рабочую группу, куда бы вошли представители всех заинтересованных министерств, ведомств, бизнес-ассоциаций, институтов, экспертов. Тщательно проанализировать воздействие дальнейших тарифных изменений, тарифной реформы на отрасли экономики. И уже по результатам внедрять следующие мероприятия программы. Может быть где-то тарифы повысятся, но где-то они могут и снизятся.

Вы назвали интересные цифры: 30% и 0,23%. Но шквал критики в СМИ акцентировал внимание именно на 30%. Почему было так мало информации с разъяснениями? Были ли у вас публичные встречи с металлургами, химиками?

Были круглые столы в American Chamber, были круглые столы в Европейской бизнес ассоциации. Хотя вы правы: пока нас кое-кто не клюнул кое-куда, УЗ такие круглые столы не проводила.

Круглый стол прошел весной прошлого года, когда мы обсуждали возможную тарифную реформу, после этого диалога как такового не было. И только когда вывесили проект приказа о повышении тарифов на эти условные 30%, только когда бизнес стал возмущаться, начали организоваться круглые столы. Диалог был заморожен, это факт, но тем не менее, в течение нескольких осенних и зимних месяцев такой диалог с промышленниками состоялся.

Апофеозом таких "боданий" государства с промышленниками стало недавнее заявление Петра Порошенко, что металлургия больше не является приоритетом. Как вы считаете, должно ли быть разделение на приоритетные и не приоритетные отрасли? Как эта приоритетность должна определяться?

Если мы используем категории "приоритетная" или "не приоритетная" отрасль, то нужно уточнять, что мы делаем с приоритетными. Как мы им помогаем и поддерживаем — ведь, повторюсь, инструментарий господдержки сегодня ограничен.

В то же время отечественной металлургической отрасли необходимы огромные инвестиции — как в модернизацию производства, так и в комплекс экологических мероприятий. И уже самим промышленникам необходимо определиться, готовы ли они вкладывать средства на перспективу.

Приходится признать, что мировая конъюнктура сегодня работает не в пользу нашей горнорудной и металлургической промышленности. Если этот цикл будет на дне еще какое-то количество лет, то мы станем свидетелями разорения и банкротства этих бизнесов, сокращения производственных отраслей и, соответственно, ужимания этого сектора.

Но сегодня металлургия является одной из базовых отраслей экономики страны, она дает рабочие места, экспортную выручку и т.д.

Каждая отрасль вносит свой вклад. Сегодня нам необходимо выжить и запустить экономику. А вот какими темпами будет развиваться каждый из секторов, какие инвестиции ему необходимы для дальнейшего развития, каковы перспективы — это разговор немного другой.

Все отрасли нужны, потому что если какая-нибудь из них будет хромать, то мы это ощутим на нашем ВВП, а нам в этом году необходимо расти.

Это реально, по вашему мнению?

Я считаю, что да.

Из-за низкой сравнительной базы?

В том числе и из-за этого тоже.

Но шансов на то, что что-то реально улучшится, пока мало?

Я могу прокомментировать по моей любимой отрасли авиастроения. У нас есть около 25 фюзеляжей на авиационных предприятиях Киева и Харькова. Если их оснастить двигателями и комплектующими и продать, что совершенно реально, то мы за 2 года получим до 15 млрд грн выручки. Что может подтолкнуть этот процесс? Создание лизингового механизма продажи нашей техники.

Точек роста у нас достаточно. Но пока мы имеем нестабильную валюту, высокую учетную ставку, не позволяющую привлекать инвестиции, и пока еще низкую позицию в рейтинге Doing Вusiness. Ограничения дает бизнес-климат как таковой, незавершенные реформы по дерегуляции и т. д. Все это пока не позволяет выйти на необходимый нам уровень. Но мы сможем, если будем продолжать эти реформы.

У меня есть большая надежда, что сегодняшний кризис-скандал позволит очиститься, потому что ни деловое сообщество, ни гражданское общество не должны позволить сохранить статус-кво.

Когда вы объявляли об отставке, сказали, что можете возглавить одно из госпредприятий.

Не совсем так. Я сказал, что готов участвовать в конкурсе на руководителя одного из госпредприятий либо на участника наблюдательного совета. По мере реализации реформы корпоративного управления, внедрения института независимых директоров я готов участвовать в работе на тех предприятиях, где смогу принести какую-то пользу. На сегодняшний момент окончательного решения не принял.

Есть конкретика, чем будете заниматься в ближайшие месяц-два?

Пока нет. Я думаю, что недели через две станет понятнее, что у нас в стране, что произойдет с Кабмином. (Интервью состоялось 8 февраля 2016 года — Delo.UA.)

То есть, вы готовы вернуться в МЭРТ?

Госслужба не является и никогда не являлась моим карьерным приоритетом.

Этот год дал мне очень большой опыт. Я приобрел коллег, друзей, партнеров. Были ошибки и недоработки, но этот год однозначно прошел не зря.

Вы всю жизнь работали в бизнесе — и попали в министерство. Что стало для вас приятной или неприятной неожиданностью внутри МЭРТ?

Основное разочарование: спустя два года после событий на Майдане и попыток изменить страну своей работой в правительстве я убедился, что для очень большого количества людей — политиков, депутатов, бизнесменов — принципы и идеалы Майдана в лучшем случае являются прикрытием. А иногда даже вещами, которые они категорически не приемлют. Алчность, ложь и то, что люди готовы идти по головам, меня, конечно, разочаровали.

Поэтому не удавалось внедрить инициативы так быстро, как бы этого хотелось?

В том числе. Очень много было разговоров от "гонцов", посредников и т.д. Самое противное — очень часто посредниками выступали сотрудники спецслужб, которые вместо того, чтобы ловить наших коррупционеров и "попередныкив" и возвращать активы в страну, занимались посреднической деятельностью в каких-то денежных вопросах. А иногда угрожали или намекали.

А позитив какой?

Мы все знаем, сколько сейчас зарабатывает украинский госслужащий. Даже в номинале это меньше, чем 2-3 года назад. Несмотря на это, большая часть сотрудников, с которыми я работал, это люди достойные, профессиональные. Достичь каких-то результатов удалось за счет того, что я работал в команде, где были не только новые люди, но и те, которые остались и работают. Да, министерство прошло через период очищения, сократилось на 30-40%, но те, кто остались, работали за двоих, и работали достойно.

Автор: Беседовал Артем Ильин

По материалам: "Дело"
Раздел: >
Теги: айварас абромавичус, укрзалізниця, металлургия, министерство экономики, реформы, инвестиции, экспорт, петр порошенко

Главные новости от delo.ua
Поздравляем! Вы подписались на рассылку от delo.ua
Читайте также
Комментарии Facebook
Комментарии
Вход

Если у Вас до сих пор нет аккаунта на Дело - зарегистрируйтесь

Мнения
Курсы валют
покупка продажа НБУ
USD USD 25.05 25.25 25.14
EUR EUR 27.3 28.3 28.07
RUB RUB 0.37 0.39 0.38
Цены на топливо
ДТ СПБТ
Донецкая область 20.99 8.5
Киевская область 19.39 8.33
Львовская область 20.7 8.75
Читаемые в разделе
Комментируемые
Видео
Фото
Популярные теги
3G
web-T::CMS. Проверенные решения Хостинг-партнер
Хостинг сайтов - MiroHost
© 2005-2016 Ekonomika Communication Hub.
Все права защищены
Тел.: 044 585 58 91/92
Узнай, как перепечатывать новости, и смело используй материалы из новостной ленты портала Delo.ua

— Материалы, которые отмечены этим знаком, публикуются на правах рекламы. За содержание рекламы ответственность несут рекламодатели.