Евгения Поддубная, «Фармак»: «GR — это о прозрачности»

Евгения Поддубная, «Фармак»: «GR — это о прозрачности»

Директор по корпоративным коммуникациям “Фармак” Евгения Поддубная о том, почему лидеру отрасли и власти нужно оставаться на связи и как качество этих взаимоотношений влияет на каждого украинца.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В чем особенность отношений с государством в фармотрасли? Какие изменения произошли в отношениях корпоративного сектора и государства во время пандемии? Какие особенности работы GR-менеджера в вашей компании и отрасли?

Единственное, но очень важное отличие GR в фармацевтической сфере — это ее значительная социальная составляющая. Объем общения и постоянного обмена опытом с органами государственной власти у производителей лекарственных средств в разы больше, чем в других отраслях. А во время пандемии определенные решения, направленные на недопущение дефицита препаратов и бесперебойный доступ населения к лекарствам, принимаются прямо с колес. Мы в постоянной коммуникации и благодарны Министерству здравоохранения за конструктивное сотрудничество.

Обычно работа GR-менеджера требует специальных знаний — от юриспруденции до принципов управления. Какие еще знания нужны, чтобы оставаться эффективным и во время кризиса?

Мало знать, как работает государственный аппарат или система разработки и согласования законодательных и регуляторных инициатив. Так же как и недостаточно, но, безусловно, очень важно ориентироваться в общем и отраслевом правовом поле. GR — это система взаимодействия прозрачного бизнеса с государственными органами, это постоянный диалог, и без умения слышать, встраиваться в контекст и искать оптимальные решения в треугольнике «власть — общество — бизнес» трудно достичь результата. Поэтому, по-моему, среди ключевых качеств эффективного GR-менеджера должны быть аналитические способности и коммуникационные навыки. Также следует серьезно разбираться в бизнесе.

Что входит в зону ответственности GR-менеджера и как она изменилась? Чем пополнился инструментарий антикризисного GR?

Фундаментальная работа GR-менеджера заключается в мониторинге законодательных и регуляторных инициатив, оценке их влияния на бизнес, экономику и общество. Есть и параллельный обратный подход — аналитика бизнес-процессов системы государственного регулирования по выявлению барьеров и возможностей для усовершенствования. Так рождаются предложения от бизнеса, которые следует предлагать к рассмотрению в отраслевых ассоциациях.

Можно утверждать, что GR-активности крупнейших компаний отрасли влияют на всю сферу? Есть ли в вашем портфолио такие проекты?

Лидер рынка обычно является лидером во всем, в том числе и в инициировании проектов на уровне ассоциаций. Такие примеры есть, но это не значит, что мы не поддерживаем удачные проекты конкурентов или партнеров. Один из свежих кейсов — предложения по стимулированию инвестиций в R&D и освоению новых технологий в фармацевтической отрасли. Мы сначала исследовали мировую практику силами GR-департамента "Фармак". И когда поняли, что это может быть классная инициатива, то предложили объединить силы и опыт с коллегами из Комитета здравоохранения Союза украинских предпринимателей (СУП). Нас поддержали, и теперь мы нарабатываем предложения вместе.

Фундаментальная работа GR-менеджера заключается в мониторинге законодательных инициатив, оценке их влияния на бизнес, экономику и общество

Каковы принципы тактического и стратегического планирования GR? Как изменился горизонт планирования и что нужно учитывать, когда режим работы бизнеса больше зависит от решений госорганов?

Горизонт планирования — год. В "Фармак" работает Комитет законодательных инициатив, в котором есть представители всех ключевых департаментов компании. Мы собираемся раз в квартал, чтобы обсудить, как развиваются проекты, инициированные нами или государственными органами. Но, конечно, появляются ad-hoc-задачи, которые приоритизируются в соответствии с их влиянием на бизнес. Есть и долговременные стратегические проекты, жизненный цикл которых несколько лет. К примеру, движение к взаимному признанию результатов инспекций производственных мощностей и лабораторий между Украиной и ЕС. Это вопрос отнесения фармацевтики в сферу действия соглашения АСАА (Соглашение о взаимном признании Украиной и ЕС сертификатов соответствия на промышленную продукцию. — Ред.), который требует международных переговоров и значительного количества взаимосвязанных процессов.

GR-офицеры первыми появились в крупных международных компаниях, ставших своеобразными законодателями мод в этой нише. Какие принципы успешного GR от мировых компаний прижились в Украине, а какие совсем не используются?

На мой взгляд, появление и распространение практики GR в Украине — это отличный шаг к устойчивому, системному и прозрачному диалогу между властью и бизнесом. Именно в таком симбиозе рождаются оптимальные решения, в том числе работающие на имидж Украины как места, где комфортно вести бизнес и инвестировать. Среди положительных практик — отход от индивидуального лоббизма и работа через ассоциации как объединенный голос индустрии. Это нивелирует риски доминирования интересов определенных групп. Государственные органы уже привыкли консультироваться с деловым сообществом для принятия большинства решений, влияющих на бизнес-среду. Среди прочего, что не было введено и не прижилось — регулирование самого процесса адвокации. В Украине, к сожалению, в отличие от ЕС или США так и не приняли закон о лоббистской деятельности. Его имплементация позволила бы сделать диалог еще более прозрачным, подотчетным и прогнозируемым.

Как сделать отраслевые и бизнес-ассоциации инструментами GR-менеджмента? Как выглядит такая коллаборация? Есть реальный проект?

Умение эффективно работать с бизнес-ассоциациями и отраслевыми организациями — ключ к успеху GR-менеджера. Представители государственных органов и народные депутаты ежедневно прорабатывают много проектов нормативно-правовых актов. И если каждая компания будет приходить со своими предложениями, они просто потеряются в стопках бумаг. Когда же свои замечания или идеи представляет бизнес-ассоциация, объединяющая игроков определенного сегмента рынка, это означает, что все нерелевантные или спорные моменты отсеялись и на столе у госслужащего лежит консенсусная позиция всей отрасли. Согласитесь, в таком случае шансы, что предложения учтут, гораздо выше.

Среди успешных кейсов можно назвать прошлогоднюю поддержку так называемой патентной реформы производства и обращения лекарственных средств. Через Комитет здравоохранения СУП мы сформировали позицию компаний-лидеров фармацевтического рынка и согласованно адвокатировали ее на всех уровнях.

Какие планы у вас и вашей компании по GR-направлению и как их реализация повлияет на бизнес?

Пандемия заставила задуматься о роли локальной фармацевтической отрасли как части национальной безопасности каждой страны. Мы слышали заявления и от ЕС, и от США. Среди амбициозных планов — разработать совместно с правительством и парламентом меры по недопущению дефицита критически важных лекарственных средств; освоить и локализовать технологии производства инновационных лекарств, в частности биотехнологических, иммунобиологических препаратов. Соответствующие активности простимулируют развитие отрасли и увеличат количество инвестиций в R&D. Выбранные инструменты должны соответствовать международной практике и не должны нарушать международные соглашения и обязательства, взятые Украиной. В настоящее время в СУП разрабатываем соответствующие инициативы вместе с Министерством здравоохранения.