Крупный бизнес 18 июня 2014 в 9:07

Кому достанется "Крымский содовый завод" Фирташа

Крымские власти взялись за обустройство курортной зоны в Красноперекопске — центре химпрома АРК. Из-за новых инициатив Украина может лишиться ключевого поставщика соды — "Крымсоды". Но возможен и другой исход — если актив заинтересует российских "химиков"

Над одним из основных предприятий крымского города Красноперекопска нависла нешуточная угроза "реформирования". Еще 27 мая и.о. главы Автономной республики Крым Сергей Аксенов сообщил, что в данное время решается вопрос целесообразности функционирования в туристическо-курортной зоне предприятий химической промышленности — ПАО "Крымский содовый завод" ("Крымсода") и АО "Бром". Согласно информации источников Delo.UA, вопрос все еще находится в "подвешенном" состоянии, но власти АРК не намерены отказываться от возможной ликвидации предприятий.

Потеря обоих предприятий для Украины — весьма серьезный удар по химпрому. Так, "Бром", 79% акций которого принадлежат ООО "Квалитет", связываемого с экс-губернатором Днепропетровской области Сергеем Касьяновым, единственный в стране специализируется на выпуске брома, его солей и органических соединений, занимая около 2,5% мирового рынка. Второй же — "Крымсода", входящий в состав химического холдинга OstChem Дмитрия Фирташа (владеет 89,99% акций ПАО), является одним из крупнейших доноров в бюджет автономной республики и ведущим предприятием Украины по производству соды. Какая судьба может ожидать украинский содовый рынок, если завод закроют?

"Виски" без содовой

Завод Дмитрия Фирташа — ведущий по производству технической кальцинированной соды в стране. Его проектная мощность позволяет производить 750 тыс. тонн этой продукции в год. В 2013-м году доля поставок продукции на рынок Украины составила 49%, на внешний — 51%. При этом, как утверждает начальник департамента риск-менеджмента МЮФ Integrites Евгений Тимошенко, в экспортной структуре превалирует Россия — 69%, Беларусь — 24%, Азербайджан — 1,6%. "По выручке в структуре главенствует Украина — 43,6%, следом идет Россия — 39,1% и Беларусь — 13,8%", — отмечает аналитик. В планах завода — занять 2,2% мирового рынка производства содовой продукции.

Помимо этого, летом 2013 года на предприятии открылась и линия по производству пищевой соды изначальной мощностью в 20 тыс. тонн в год с возможностью наращивания этого показателя до 48 тыс. тонн. В запуск линии Group DF инвестировала около 60 млн грн. В 2013-м загрузка предприятия была неполной — по данным управляющей компании, "Крымсода" произвела 582 тыс. тонн кальцинированной и 4,32 тыс. тонн пищевой соды, а также 24,43 тыс. тонн поваренной соли.

В текущем году показатели производства за январь-апрель позволяли предприятию выйти на более высокий уровень загрузки по итогам года. По данным Group DF, за 4 месяца текущего года завод произвел 267,8 тыс. тонн кальцинированной и 4,3 тыс. тонн пищевой соды, а также 7,9 тыс. тонн поваренной соли. При этом на предприятии констатировали рост реализации кальцинированной соды на внутреннем рынке — 62,65 тыс. тонн по итогам I квартала, что превышает показатель за аналогичный период предыдущего года (АППГ) на 4,6%. Такая тенденция, по словам руководителя департамента проектов новых видов деятельности Group DF Дмитрия Нечитайло, обусловлена ростом спроса на продукцию со стороны производителей стеклотары, которые используют соду как сырье, желающих сформировать запасы в связи с нестабильной экономической ситуацией. Вторым фактором стала валютная нестабильность. "В связи с девальвацией валют и их дефицитом на рынке резко сократились импортные поставки соды", — отмечает Нечитайло.

Как отмечает Андрей Марчевский, коммерческий директор "Крымсоды", за счет вышеуказанных факторов за 4 месяца текущего года доля поставок соды на украинский рынок составила 60%. "Это — практически 90% отечественного рынка этого продукта", — подчеркивает Тимошенко. И в случае ликвидационного решения крымских властей, провал на рынке неизбежен. Поэтому потеря подобного актива нанесла бы непоправимый ущерб ряду украинских промышленников, зависимых от поставок кальцинированной соды. "Острый дефицит с учетом обесценивания гривни может дополнительно ударить по экономике за счет необходимости его покрытия — быстро и больших объемах. При этом пострадают хлебопекарская, кондитерская, легкая и текстильная промышленность, ряд химических производств (например, фармацевтика, производство кислот и красителей)", — конкретизирует аналитик. По его словам, подобные инициативы АРК подняли вопрос реанимации других подобных производств в стране — Лисичанского и Славянского содовых заводов. Но и здесь скорое решение сомнительно ввиду проведения антитеррористической операции в регионе присутствия этих предприятий.

Башкирский интерес?

Если Красноперекопск все же решат сделать курортной зоной, "Крымсода" фактически погибнет. "Перенос предприятия в другой регион не имеет смысла, поскольку наше производство связано с наличием сырьевой базы — озера Сиваш", — говорит Дмитрий Нечитайло. Но источники нашего издания на рынке отмечают, что угрозы "выселения" завода из Красноперекопска — не что иное, как попытка вынудить нынешнего владельца продать актив российским интересантам, среди которых называют государственную "Башкирскую содовую компанию", ключевого российского производителя соды, обеспечивающего 59% поставок на рынок РФ. "Такая покупка только усилит позиции российского предприятия", — отметил собеседник Delo.UA.

О продаже предприятия в Group DF пока прямо не говорят, и оценить стоимость предприятия в целом не могут. "Оценка предприятия не проводилась", — сообщил Delo.UA руководитель департамента проектов новых видов деятельности Group DF. Тем не менее, такой сценарий здесь не исключают. В интервью ИА "Интерфакс-Украина" в конце мая управляющий директор группы Борис Краснянский отмечал, что возможность продажи рассматривается. "Очень болезненно для нашего собственника рассматривать даже как опцию вопрос продажи активов, однако она стоит в списке сегодня наряду с другими опциями", — сокрушается он.

Эксперты также затрудняются оценить предприятие. "Теоретически его можно оценить по мультипликаторам, основанным на финансовой отчетности плюс оценочная стоимость ресурсной базы и эффект от освоенных капитальных инвестиций", — указывает аналитик Integrites. Таким образом, по словам Тимошенко, стоимость завода исчисляется сотнями миллионов долларов, ведь только номинальная стоимость основных средств превышает $150 млн даже при том, что последние три года завод был убыточным.

Несмотря на большой объем продаж, "Крымсода" сидит в убытках. Согласно отчетности ПАО, обнародованной в системе Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка (АРИФРУ), в 2013 году предприятие увеличило чистый убыток на 21,1% до 262,66 млн грн ($22,34 млн по курсу НБУ на 17 июня), снизив при этом доход на 16,3% в сравнении с 2012-м — до 1,23 млрд грн (около $104,6 млн). И нельзя сказать, что сейчас "Крымсода" является крупным донором бюджета АРК. "Последнюю более-менее серьезную сумму завод уплатил в 2009 году — 30 млн грн ($2,55 млн)", — говорит Евгений Тимошенко. Тем не менее, по его словам, предприятия Фирташа — ПАО "Крымский титан" и "Крымсода" — это порядка 60% ВВП полуострова, и большая часть прибыли "оседает" на связанных компаниях.

В истории завода есть еще один фактор, немало мешающий оценке предприятия и усложняющий продажу. По словам Тимошенко, на балансе завода сейчас находится $34 млн кредитов. "В отчетности кредиты не раскрываются, но есть определенные основания полагать, что банки-держатели связанны с текущим собственником, потому при переходе прав на актив, платежеспособность завода может существенно ухудшиться", — предполагает аналитик.

Возможную продажу "Крымсоды" Тимошенко все же допускает, несмотря на сомнительный юридический статус актива. Эксперт высказывает мнение, что, по сути, завод могут перекупить лишь российские инвесторы, для которых сам факт санкций не является настолько пугающим. "Но это потенциально может обесценить завод в 1,5-2 раза", — дополняет он.

Продать нельзя закрыть

Впрочем, актив не является ключевым для группы Фирташа, полагают эксперты. "По-прежнему наиболее перспективной остается газовая тематика, производство удобрений и титановый сегмент", — говорит Тимошенко. И все же, по мнению эксперта, предполагаемые решения вопроса для группы (продажа и расформирование) — это потеря активов, невыполненные контракты, утрата ресурсов для производства соды и соли. Помимо этого, "Крымсода" будет потерянной инвестицией — когенерационная установка мощностью 14,4 МВт стоимостью в 166,2 млн грн (свыше $14 млн), запущенная в 2013-м, по расчетам экспертов, должна окупаться еще не менее трех лет. Кроме того, ПАО в конце минувшего года вложило 63 млн грн ($5,36 млн) во внедрение новой технологии добычи известняка на Северо-Баксанском месторождении. Только за прошлый год Group DF потратила на улучшение завода 150 млн грн ($12,76 млн), а в целом с 2004 года, когда был приобретен актив — 380 млн грн (чуть более $32,3 млн).

Инвестиции — инвестициями, а "Крымсода" — существенный по своим размерам работодатель. По данным Group DF, на текущий момент завод обеспечивает работой 3,2 тыс. человек. Совокупно от предприятия зависит 15 тыс. человек — почти половина жителей города Красноперекопска. И вряд ли властям понадобится "русский бунт" из-за ликвидации завода. Скорее, Фирташ все-таки найдет покупателя на химический актив. Вот только сода для Украины, вероятно, подорожает.

Загрузка...
Новое видео
Борис Шестопалов: Что сегодня делает бизнес более устойчивым?
Загрузка...