Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Делая из России врага, США играют на руку Путину — Washington Post

Запад играет на руку Владимиру Путину тем, что относится к аннексии Россией Крыма как к возврату в мир, где Россия и США снова становятся основными врагами

"Запад играет на руку Владимиру Путину тем, что относится к аннексии Россией Крыма как к возврату в мир, где Россия и США снова становятся основными врагами. Однако тройка нынешних и бывших генеральных секретарей НАТО придерживалась именно этой позиции в ходе недавнего Брюссельского Форума — они объявили, что 2014 год ознаменовался концом пост-холодно-военной эпохи. Глава комитета Сената по международным отношениям Роберт Менендес заявил, что Путин "снова запустил опасную игру в русскую рулетку в советском стиле с международным сообществом, как до 1991 года". Майкл МакФол, последний посол США в России, написал, что аннексия "положила конец пост-холодно-военной эре в Европе", — пишет для Washington Post Энн-Мари Слотер, президент фонда New America Foundation, директор по политическому планированию Госдепартамента с 2009 по 2011 год.

Многие на Брюссельском форуме, казалось, вздохнули с облегчением, вернувшись к реалиям Холодной войны, когда Соединенные Штаты и Западная Европа стояли плечом к плечу против угрозы советской агрессии. Сценарий знаком: он требует увеличения европейских расходов на оборону и более жесткого трансатлантического альянса. G8 вернулась к G7; Москва — отрицательный герой.

Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что Крым дает понять: российское вторжение в Грузию 2008 года было не единоразовым актом, а частью более масштабной стратегии. Какой именно стратегии? Каадри Лийк, высокопоставленное лицо в Европейском Совете по международным отношениям, считает, что Путин хочет создать "новый миропорядок", отрицающий принцип, согласно которому "страны обладают свободой выбирать альянсы", снова узаконивающий "идею геополитических сфер влияния, которую Европа считала отправленной на свалку истории".

Но это только отвлекающий маневр. У НАТО нет намерения принимать Грузию или Украину, именно потому что мы не хотим из-за них ввязываться в войну с Россией. Обе страны поддерживали тесные европейские связи, но также связи с Россией в историческом, географическом и культурном плане. И коль скоро Соединенные Штаты и Западная Европа отрицают, в теории, идею сфер влияния, Вашингтон рассматривает иностранное вторжение в страны Латинской Америки совсем иначе, чем интервенцию куда бы то ни было еще, а Европейский Союз придерживается очень прозрачной "политики добрососедства".

С более широкой точки зрения, Соединенным Штатам не мешало бы смягчить свой ханжеский подход. Путинская аннексия Крыма нарушила международное право. Но это же касается вторжения США в Ирак и интервенции войск НАТО с целью защиты Косово, даже если последнее с точки зрения многих, включая меня, было законным нарушением. Настаивать на том, что наступила новая эра, потому что Москва решилась на нарушение международного права, — это действительно может ввести мир в новую эру. Но это будет наш выбор, а не российский.

Более того, этот выбор усилит Путина и подорвет демократическое движение в России. Только то, что члены группы Pussy Riot оказались в тюрьме, Алексей Навальный не был выбран мэром Москвы, а масса протестов против путинского правительства прибывает и убывает, не значит, что этот дух был сокрушен. Наоборот, эти протесты — как подлесок; подогреваемые социальными медиа, они невидимо распространяются до тех пор, пока не возникнет следующая возможность для их расцвета. Тем временем сделать из России глобального врага номер один — значит дать пищу жесткому курсу в Москве, точно так же, как в Иране. Лучшей стратегией было бы смягчить риторику и дать Европе возможность вести, тем временем давая понять, что российское вторжение в восточную Украину вызовет сильнейший возможный экономический ответ.

В конечном счете, отсутствие этого вторжения — самое выразительное событие прошлого месяца. Советский Союз отправил бы войска в Украину при первых сигналах, что просоветское правительство в опасности. Действительно, с усилением протестов на Майдане в Киеве риск прямой российской интервенции был высок; если бы Путин не стремился сохранить хорошее отношение мира до и во время сочинской Олимпиады, вся Украина уже была бы под российским господством, а правительство считало бы возможным использовать любое необходимое насилие для подавления проевропейской оппозиции.

Вместо этого новое украинское правительство только что подписало соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Украина без Крыма — отделение, которое не должно быть признано международным сообществом. Тем временем, однако, Соединенные Штаты и Европейский Союз должны сделать все возможное для усиления украинского правительства и обеспечить его ответственность за служение интересам рядовых украинцев. Мы не должны воспринимать эти шаги как попытку отстранить Россию или доказать, что страны "нашего" лагеря намного лучше, чем страны "их лагеря". Украина, Молдова, Приднестровье, Грузия и другие в российском "ближнем зарубежье", с которыми она сохраняет глубокие исторические связи, будут процветать в долгосрочной перспективе только если сохранят сильные связи и с Россией и с Европейским Союзом, точно так же, как страны Юго-Восточной Азии должны сохранять крепкие отношения как с Китаем, так и с Соединенными Штатами.

Для тех, кого раздражает сложность пост-холодно-военного мира, передел мира по линии Восток-Запад стал бы успокоением. Хотя это наилучшим образом служит военным и оборонным интересам, как заметил Джордж Кеннан, когда увидел, что его оригинальная доктрина сдерживания превратилась в укорененную враждебность, дающую право на военные действия во имя борьбы с коммунизмом.

То видение мира не отражает нынешние реалии. Самосбывающимся пророчеством станет укрепление автократии в России и увеличение возможности возврата России к образу государства-изгоя в глазах запада. Другие страны, у которых есть причины обижаться на то, что они считают насаждением западных ценностей, будут рассматривать Москву в качестве лидера независимой коалиции государств, призванных защитить национальный суверенитет. Это тот мир, которого желает Путин. Мы не должны позволить ему его получить.