Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Двуглавый ореол Севастополя

В Севастополе многие уверены, что российский флот никогда не оставит Крым, а Турция до сих пор имеет виды на будущее полуострова. Мало в Севастополе оранжевого цвета – разве что на политических плакатах

Десятки зданий, украшенные державным символом РФ, дают повод иностранным туристам гадать над государственной принадлежностью украинского города. В рекламе политических сил практически отсутствует слово «Украина». О борьбе с коррупцией и европейском будущем политические агитки также не говорят. Это даже не Симферополь, в котором на листовке Партии Регионов звучит призыв «Достаток – народу, власть - регионам», это – Севастополь, где «регионалы» требуют провести референдум о русском языке. Это главный якорь агитации в городе у большинства партий и блоков, участвующих в выборах. О том, что их политтехнологи работают правильно, говорят бело-сине-красные флажки под лобовыми стеклами многих автомобилей.

Здесь трудно определить границы военных баз. Севастополь – это флот, а флот – это Севастополь. Главные культурные и исторические объекты города связаны с морем и флотом и в большинстве случаев принадлежат России. Здесь не в диковинку военный полигон в несколько гектар с надписью: «Внимание! Ездят боевые машины», на который выходят окна жилого дома, расположенного прямо через дорогу. На самом полигоне лежат «туловища» настоящих БТР и БРДМ. В кафе около десяти ветеранов вспоминают войну и хвастают техническими характеристиками кораблей, на которых служили. Севастополь - единственное место в Украине, где порядок на улицах кроме муниципальной милиции до сих пор охраняют патрули иностранной армии – матросы Черноморского флота России. Лишь недавно им запретили носить табельное оружие и сузили полномочия до контроля только за подданными РФ.

Базирование российского флота для севастопольцев – вопрос политический и материальный. На Черноморском флоте РФ зарплаты выше, чем на украинском. Хотя, как рассказал капитан ВМС Украины, миграции военнослужащих из одного флота в другой уже нет. Это раньше, когда российские моряки получали в три-четыре раза больше, севастопольцы массово меняли гражданство и становились под российский флаг. А сейчас, по его словам, служба Украине “стоит” не намного меньше, чем России. Хотя подвозивший таксист уверял, что там, где украинские офицеры дают 20 грн. за поездку, российские спокойно расстаются и с 50 гривнями. А если надо срочно ехать, то без проблем оплачивают пустые места.

Работать на объектах, используемых РФ, также выгодней – больше зарплата. К примеру, зарплата механиков на маяках в районе Севастополя, которые не могут поделить Россия и Украина, достигает порядка 150 долларов месяц. Это в полтора-два раза выше, чем у их коллег в городе. В то же время некоторые горожане отмечают, что за высокие цены в городе севастопольцы могут быть «благодарны» присутствию российских военных, доходы которых существенно больше, чем у украинского населения.

Третья оборона Севастополя

Межгосударственный спор о принадлежности маяков и арендной плате за базирование ЧФ РФ на отношениях между украинскими и российскими моряками не отражается, говорят офицеры. Но мирное настроение сохраняется только до порога дома. В формальных отношениях российских флот стал агрессивней, - констатируют украинцы. «ДЕЛУ» пришлось столкнуться с примером такого «дружелюбия». Дом офицеров, расположенный в самом центре Севастополя и используемый согласно межгосударственным договоренностям Россией, – одно из главных учреждений культурной жизни города. Здесь работает театр, выступает ряд музыкальных российских коллективов. В то же время, именно Дом офицеров приводился украинской стороной, как пример передачи Россией объектов ЧФ в субаренду коммерческим структурам. Чтобы убедиться в действительности таких обвинений, необязательно заходить внутрь. По всему городу и на самом здании висят рекламные плакаты, зазывающие на ярмарку моды, которая проходит в культурном центре. Но мы все-таки решили удостовериться лично.
Дом офицеров внутри шумит, как Бессарабский рынок в Киеве. Первое, что бросилось в глаза среди рядов, за которыми шла бойкая торговля носками, колбасой и обувью - герб Москвы – Георгий Победоносец, закалывающий копьем дракона прямо над головой у продавца консервации. Такое соседство выглядело довольно занимательным, как для покровителя земледелия и скотоводства. Но сделать памятную фотографию не удалось. К нам тут же подбежал человек в штатском и довольно грубо заявил, что фотографировать в Доме офицеров запрещено. Просьбу показать соответствующий документ или запрещающий знак он понял по-своему, и вместо этого подвел нас к дежурному со словами «Эти пытались фотографировать…» Дежурный, также одетый в штатское, воспринял информацию как команду и бросился ее выполнять по-военному рьяно и быстро - ухватил корреспондента за рюкзак и пытался куда-то вести. На помощь пришел фотограф редакции, после чего дежурный отпустил рюкзак и побежал на улицу с криком «Милиция!» Фотографии получились только снаружи здания.

Война под музыку

Больших усилий попасть внутрь Дома офицеров стоило директору севастопольской украинской телерадиокомпании «Бриз» Мирославу Мимчаку. Во время съемок исторического фильма он обратился к российской стороне с просьбой провести съемку внутри культурного центра. Разрешение было получено только после длительных переговоров высшего руководства морских сил двух стран. По словам капитана первого ранга и руководителя ансамбля песни и танца ВМС Украины Александра Горшкова, украинцам арендовать помещение в Доме офицеров или просто выступить на его сцене вообще невозможно. Российская сторона отказывается каким-либо образом сотрудничать с украинскими военными силами. В то же время в Севастополе работают четыре профессиональных коллектива Черноморского флота РФ: ансамбль песни и танца, театр песни «Подворье», «Андреевский флаг», российский драматический театр имени Лавренева. Они имеют несколько сцен в основных культурных учреждениях города, среди которых и Матросский клуб, и Дом офицеров, расположенные в центре города. «При этом ансамбль песни и танца ВМС Украины – единственный украиноязычный коллектив в городе, и у нас даже своего помещения нет», - говорит Горшков. С капитаном мы познакомились на окраине Севастополя в клубе военно-морского училища им. Нахимова – единственном месте для репетиций ансамбля. В клубе травили крыс, поэтому из-за запаха внутри помещения находиться было невозможно. Общаться с капитаном пришлось в вестибюле клуба. Участники коллектива ждали начальство училища на улице, чтобы те дали добро вскрыть пол под сценой.
В учебном заведении довольно часто и без проблем выступают многие российские коллективы. А украинский ансамбль, где работают 15 заслуженных артистов Украины, кроме проблем с финансированием и помещением, недавно получил еще один удар - с тыла. 30 декабря 2005 года Министерство обороны Украины прислало директиву, согласно которой украинский коллектив должен быть сокращен с 88 до 30 человек и превращен в музыкальный центр. Это, по словам художественного руководителя, приведет к уничтожению ансамбля. «Инициатор этого «проекта» - начальник оркестровой службы Украины генерал-майор Владимир Деркач», - сказал Горшков.

В конце 90-х правительство Москвы выделило порядка четырех млн. долларов на капитальный ремонт Дома офицеров. В данный момент аналогичный ремонт на российские деньги проводится в Матросском клубе. В троллейбусе я познакомился с офицером украинского флота, который на вопрос, зачем вкладывать такие деньги, если через 10 лет заканчивается договор о базировании ЧФ РФ в Крыму, ответил кратко: «Потому что Россия никогда не оставит Крым, никто не собирается выводить отсюда флот».

Все начнется здесь

Но, не забегая в следующее десятилетие, очевидно, что России даже сейчас тяжело расставаться с любым из объектов, который она считает своим. Крымские маяки, которые послужили новой волной обострения отношений между Россией и Украиной, все больше обрастают признаками российской принадлежности. «А вот и он, - сказал водитель маршрутки, указав на Херсонесский маяк, к которому мы приближались, периодически съезжая на обочину, чтобы уступить дорогу военным грузовикам с российскими номерами. - А российский флаг на маяке давно появился? – Да недели полторы назад, как и колючая проволока на заборе».
На территорию маяка нас не пустили. На воротах висит старая табличка: «Территория Министерства обороны СССР. Гидрография КЧФ», что означает «Гидрография Краснознаменного Черноморского флота». Начальник маяка Анатолий Шуневич сквозь решетку забора сообщил, что для экскурсии по маяку требуется разрешение пресс-службы Черноморского флота и сопровождающий офицер. «А флаг давно висит на маяке? – Да, всегда висел… - А вот местные говорят, что он на днях появился…» – Шуневич как-то замялся и, улыбнувшись, промолчал.

В трех километрах от маяка находится Казачья бухта, один из причалов которой также используется РФ и сдается в субаренду фирме из Татарстана. В нескольких метрах от причала ведутся раскопки древнего города, где были обнаружены одни из первых поселений на территории Севастополя. По словам местного жителя, только недавно археологи и арендаторы пришли к согласию относительно месторасположения общей границы.

Турецкий гамбит

Проблема украинско-российских отношений в Севастополе не единственная. Здесь многие военные и гражданские свято уверены, что Турция имеет свои планы на дальнейшую судьбу полуострова и, в частности, Севастополя. Один из моряков даже привел документ, на который Турция, якобы, может опираться, претендуя на крымский полуостров. Дореволюционный договор между Россией и Турцией, копия которого находится в музее истории Черноморского флота в Севастополе, гласит, что Крым отходит под юрисдикцию России без права передачи третьей стороне. «Поэтому после распада СССР, согласно международному праву Крым является не украинским и не русским, - сказал он, - в данный момент полуостров юридически принадлежит Турции». Водитель, который вез нас обратно в симферопольский аэропорт, также говорил о «турецкой угрозе», ругал нынешнюю власть и с уверенностью твердил, что «если в Украине что-то и начнется, то начнется именно в Севастополе».