Экономика 04 ноября 2016 в 19:00

Меньше бумажек, больше валюты: кто, что и когда выиграет от снятия Радой барьеров для экспортеров услуг

Вчера Рада приняла закон, снимающий с экспортеров услуг головную боль от бумажной волокиты при расчетах с иностранными контрагентами. Кто что выиграл и когда проявится эффект от дерегуляции, выясняло Delo.UA.

Новый закон предполагает освобождение экспорта услуг от бюрократии валютного контроля. К примеру, если клиент юридической фирмы готов был срочно сделать предоплату за услуги, то украинский банк мог не принять эти деньги без контракта на бумаге, а потом требовать у нерезидента подписанный акт предоставленных услуг.

Теперь по экспортным услугам банки больше не будут обязательно требовать бумажный контракт, акт и перевод документа на украинский язык, достаточно будет инвойса. Поставщики сложных услуг, например, по строительству, смогут и дальше заключать контракты, но это будет добровольным делом.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Авторы законопроекта отмечают, что его принятие приведет к легализации значительного объема экспорта услуг, увеличению притока валютной выручки и упрощению ведения предпринимательской деятельности для малого и среднего бизнеса.

Кому это нужно?

Закон №4496 дает послабление при контроле поступления выручки от нерезидента за предоставленную на экспорт услугу для фрилансеров, юридических и консалтинговых, а также других сервисных компаний, которые продают услуги за границу. Но, как оказалось, не для всех.

"Этот продукт — лобби IT-фрилансеров, поэтому они написали закон так, как удобно им — программистам, копирайтерам, дизайнерам и т.д, упростив экспорт своих услуг. При этом, например, импорт услуг и электронная коммерция остаются сложными и зарегулированными. Их можно понять, они решали те проблемы, которые им известны", — говорит Александра Томашевская, налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса.

Сами IT-фрилансеры, конечно, празднуют победу и называют закон революционным для рынка. "В сравнении с тем форматом, который предполагался предыдущим законодательством, новый — как полет на самолете против ходьбы пешком. Исполнители из Украины имеют отличную репутацию специалистов высокого уровня, ответственных и надежных. Слабым звеном оставалась невозможность построить отношения без бюрократических элементов прошлого — бумажных документов, печатей, актов и т.д. Предъявлять такие требования к контрагенту в современном мире равно автоматическому отказу от сотрудничества", — говорит Валентин Зюзин, представитель биржи фриланса Freelancehunt. Принятый закон позволит отношения с заказчиками построить в несколько кликов.

Что изменится?

Законопроект предусматривает возможность заключения договоров по экспорту услуг в электронной форме и запрещает банкам требовать перевод английских документов на украинский язык. Кроме того, экспортерам услуг больше не нужно будет готовить акт выполненных работ — достаточно будет инвойса с электронной подписью. Горы бумажек, обязательность предоставления которых отменяется со вступлением в силу нового закона, служили целям валютного контроля.

"Валютный контроль действовал для того, чтобы под страхом штрафа украинский продавец товара или услуги не сговаривался со связанным "нерезидентом" покупателем, что товар/услуга уйдет за границу, а валюта за него никогда не поступит в Украину", — объясняет Александр Майданик, советник ЮБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Украина. Для экспорта товаров дата для отсчета срока получения денег от нерезидента определяется по факту пересечения товаром границы. С экспортом услуг все сложнее, так как перемещения чего-либо через границу не происходит. Для того, чтобы подтвердить факт оказания услуги , применялся акт выполненных работ, датой "передачи" услуги признавалась дата такого акта.

Однако юрист отмечает, что на практике, оказав услугу, поставщики сначала ждали прихода денег, а потом уже подписывали акт. Ведь если акт подписан, а оплата не пришла, поставщик услуги сам подставлял себя под штраф, а у крупной компании—плательщика налога на прибыль возникал доход.

"Основное достижение закона — банки усмирят свои требования к подтверждающим документам. Хотя в банках огромная инерция и можно ожидать, что они еще месяц будут писать запросы в НБУ с просьбами разъяснить, какие именно документы подтверждают сделку", — предупреждает Александра Томашевская.

При этом она уверена, что на качество контроля это никак не повлияет — поскольку акт выполненных работ составлялся формально, если оплата не дошла, или дошла не в том объеме, то банк об этом никогда не узнает. Банк никогда не мог проконтролировать реальные объемы услуг. С инвойсом то же самое — их можно выписать сколько угодно, а подать только тот, который был оплачен.

Косвенно дерегуляция поспособствует и росту поступления в страну валютной выручки. По оценкам Ассоциации "IT Украины", совокупный объем экспорта ИТ услуг в 2015 году составил $2,5 млрд. Дерегуляция должна стимулировать рост рынка, а в Ассоциации подсчитали, что при условии прироста рынка на 25% в годовом измерении, приток валюты от этого сектора уже в этом году может составить $185 млн. В среднесрочной перспективе потенциал роста рынка экспорта ИТ-услуг Ассоциация оценивает в $4 млрд.

В Национальном банке отметили, что не подсчитывали эффект от дерегуляции на валютный рынок, но в целом поддерживают закон.

Мария Репко, заместитель главы Центра экономических стратегий, уверена, что пока на валютных поступлениях в страну новый закон не отразится никак и отмечает солидарность в этом мнении с Нацбанком. По ее словам, позитивное влияние на валютный рынок это вопрос средне- или даже долгосрочной перспективы.

"Часть (валюты- ред.) может начать заходить уже сейчас — но оживление в отрасли — не вопрос двух дней после принятия закона. Людям станет проще работать. Для них создали возможность. Как они этой возможностью воспользуются, — быстро или постепенно, — зависит от доверия во многом", — отмечает эксперт.

Как уже отмечалось выше, на раскачку и привыкание к новым правилам потребуется время банкам, но Мария Репко отмечает, что бизнес тоже будет "раскачиваться" какое-то время. "Налоговые бумажки раз в квартал заполняются. Действовать начнет закон только через месяц после подписания президентом. Кто-то попробует уже в этом квартале по инвойсам податься. Кто-то пока испугается. У кого-то каждый месяц контракты новые, кто-то на долгосрочном сидит", — отметила Репко, комментируя вопрос о том, сколько времени может бизнесу понадобиться на такую "раскачку".

Перемога?

Но не все разделяют оптимизм по поводу нового закона. Например, в Европейской Бизнес-ассоциации уверены, что для украинских IТ-компаний и частных предпринимателей, которые давно и системно работают с иностранными заказчиками, закон особо ничего не изменил.

А Александр Майданик и вовсе отмечает, что для больших сервисных компаний-плательщиков налога на прибыль может даже возникнуть проблема. Для целей бухгалтерского учета инвойс (счет на оплату) становится первичным документом вместо акта выполненных работ, соответственно, по инвойсу возникает налогооблагаемый доход, даже если деньги, например, вообще не поступят. Фрилансеров, для которых этот закон писался, проблема не коснется, так как они обычно являются плательщиками единого налога по факту получения денег, независимо от актов.

С другой стороны, вследствие упрощения требований риски доначислений со стороны Фискальной службы из-за возможных претензий к оформлению первичных документов должны снизиться.

Координатор Комитета информационных технологий ЕБА, Константин Васюк уверяет, что крупные компании всегда работают в правовом поле, поэтому вопрос выхода из тени в большей степени касается мелкого бизнеса и отдельных разработчиков. Упрощения, предусмотренные законопроектом, позволят им спокойно работать с иностранными заказчиками без транзитных компаний-нерезидентов, получать средства на свои счета в Украине и платить все налоги.

"До сих пор IT-предпринимателям и фрилансерам приходилось использовать разные схемы для работы с иностранными заказчиками, большинство из которых были не самой комфортной заменой и часто не вписывались в нормы законодательства", — констатирует Зюзин. Он уверен — в тени экспорт услуг находился не по собственной воле, и много лет пытался оттуда выйти, поэтому можно надеяться, что 4496 инициирует немалый поток средств в бюджет — тех, которые бизнес хотел уплатить, но не мог из-за неповоротливости и неактуальности украинского законодательства.

Стоит отметить, что устаревшее законодательство — не единственная причина, по которой фриланс находился в тени. Кто не хочет платить налоги, тот не станет платить их, даже если ставки будут низкими, а условия простыми. Причина проста — при экспорте услуг уходить от контроля несложно, и отказываться от налаженных схем фрилансеры не мотивированы.

Загрузка...
Новое видео
Борис Шестопалов: Что сегодня делает бизнес более устойчивым?
Загрузка...