Политика 17 апреля, 07:04

Отсутствие стратегии и экономические эффекты: западные СМИ об ударе по Сирии

США и Европа впервые за 7 лет гражданской войны в Сирии проявили совместные радикальные военные меры. Delo.UA рассматривало политические и экономические эффекты такого шага

Отсутствие стратегии и экономические эффекты: западные СМИ об ударе по Сирии

14 апреля США, Франция и Британия совершили ракетные удары по целям в Сирии. Такой шаг стал ответом на очередную химическую атаку против сирийских повстанцев, в которой подозревают сирийского диктатора Башара Асада. В этот раз союзники выпустили больше сотни ракет с самолетов и военных кораблей. Целями запусков стали две военные базы и научный центр, в котором, предположительно, производили химическое оружие.

Ракетные удары имели свой дипломатический фон. Еще во время обсуждения возможности ракетного удара категорически против подобного шага высказались союзники Асада — Иран и Россия. Последняя традиционно продвигала идею "полноценного расследования причин химической атаки" и настаивала на дипломатическом решении этого вопроса. США, Британия и Франция в ответ упрекнули Россию в том, что своим вето резолюции Совета безопасности ООН она заблокировала и расследование, и дипломатические шаги.

В любом случае, сразу после взрыва ракет начали взрываться бомбы информационные. Под прицел попали успех и неудачи операции, возможные последствия, цена на нефть и очередной виток риторики о новой Холодной войне. Delo.UA разбиралось, как на операцию отреагировали американские и британские СМИ.

"Красные линии" и отсутствие стратегии

Несмотря на разные мнения об эффективности удара и его возможных последствиях, несколько вещей оказались общими для всех. Во-первых, наконец можно говорить о возникновении реальных "красных линий" для Запада по сирийскому вопросу. Начиная с 2013-го года США и некоторые европейские страны говорили о недопустимости применения химического оружия и обязательных последствиях для режима Асада за такие шаги. Однако в ответ на неоднократные подобные нарушения следовали лишь осуждения.

В прошлом году Дональд Трамп дал указание о ракетном ударе по авиабазе в провинции Идлиб, отвечая на очередную химическую атаку сирийкой авиации. И если тогда такое решение воспринимали, как попытку откреститься от "пророссийской линии" или же поднять свои рейтинги, то сейчас вырисовывается закономерность. То же можно сказать и о европейских странах — те, кто год назад поддерживал удар США, сегодня заявили об участии в военной операции, а ранее сомневающиеся теперь стали сторонниками таких действий.

Британское издание "The Economist" отметило, что теперь и сирийский режим, и его союзники вполне осознают цену последующего использования химического оружия.

Во-вторых, даже критические по отношению к Трампу издания скептически отнеслись к заявлениям России о жертвах среди цивильных и 12 сбитых россиянами американских ракетах. Такие заявления большей мерой посчитали конфликтной риторикой российских властей, желающих скрыть свою тактическую слабость. Такое единогласие показательно, ведь год назад в американских СМИ довольно долго обсуждался аргумент большого разброса американских "Томагавков" во время удара по авиабазе.

Читайте также: Пентагон об операции в Сирии: мы успешно поразили все необходимые цели

Третьей общей позицией большинства медиа оказался диагноз администрации Трампа — решение атаковать военные объекты сирийского режима не отменяет отсутствия реальной долгосрочной стратегии в регионе. Издание The Wall Street Journal опубликовало информацию о разных сценариях, рассматриваемых в Пентагоне и Белом доме по ракетным ударам. Трампу было предложено несколько вариантов, один из которых и вовсе предполагал удар по российским объектам в Сирии. Американский президент решился на один из самых умеренных вариантов, неожиданно для своего образа не желая накалять и без того беспокойную обстановку.

Тем не менее даже такой вариант не предполагал никаких дальнейших действий, что может опять создать вакуум в ближневосточной политике.

Гораздо более критичное к Трампу издание The New York Times также отметило отсутствие реальной стратегии по сирийскому вопросу в Белом доме. Главный вопрос теперь — чего ждать сирийским повстанцам и как будут вести себя 2 тысячи американских военных, расположенных в Сирии. Ответов на эти вопросы нет, а значит война продолжается, разве что с меньшей вероятностью дальнейшего использования химического оружия. Такие же проблемы и у европейских политиков, неспособных найти долгосрочный сценарий и опасающихся атак оппозиции по теме военного вмешательства.

Кризис, но не холодная война

Проблемы отсутствия стратегии выливаются не только в подвешенное состояние всей политики, но и в раскол в Конгрессе. Причем доминируют не два мнения, а весь спектр вариантов от масштабной наземной операции, до полного отказа действий в ближневосточных вопросах. Прежде всего запутался и сам президент, о чем пишет издание Politico. С одной стороны, "Америка прежде всего" предполагает немедленный вывод войск и отказ от дальнейших действий на Ближнем Востоке. Тем более, что полтора года назад Трамп считал этот вариант наиболее благоприятным для США. С другой же стороны, конфликт с Асадом перешел на уровень личного — гневные сообщения Трампа в Twitter уже не позволят ему выйти из конфликта без репутационных потерь в глазах своих сторонников.

В твиттерной дипломатии президента, с точки зрения обозревателей и СМИ, лежат и самые большие риски взаимодействия с другими внешними игроками. Эмоциональная критика Ирана и России, а также открытая угроза последней стали одними из проявлений таких рисков всего за одну неделю.

И хотя Россия отреагировала в свойственной критической манере, в американских СМИ говорят о возможной растерянности как в Белом доме, так и Кремле. Первые заявляют о возможном пространстве для улучшения отношений, вторые активно отстаивают положение Асада, при этом оба понимают, что приближаются к тупику. В определенный момент у переполненных самоуверенностью и мачизмом Трампа и Путина может не остаться вариантов уйти с тропы войны, не потеряв лицо.

The Washington Post, в свою очередь, напоминает, как долго давалось Трампу решение и какими скандалами оно сопровождалось. Все это отобразилось не только на страхе соперников перед непредсказуемым американским президентом, но и на уверенности союзников.

Более того, в колонке издания отмечают, что вместо демонстрации силы Трамп показал, что его легко вывести на агрессивные действия "просто чтобы казаться храбрым".

И если против Сирии это еще может сработать, то Ирану и России это лишь даст дополнительные козыри в виде провокаций Белого дома.

Экономические эффекты

Не избежали СМИ и вопросов последствий для американской и глобальной экономики от действий США, Британии и Франции в Сирии. Тут популярными оказались два вопроса — как сильно решение Трампа повлияло на американские индексы, а также — как сильно могут измениться цены на нефть. И если с первым вопросом все оказалось довольно просто — ближневосточная политика не входит даже в пятерку факторов риска для американского фондового рынка, то с вопросом нефти все гораздо сложнее.

Если общественно-политические издания еще говорили о возможном влиянии усугубления конфликта на региональную и даже мировую экономику, то в экономических изданиях радикально отбрасывали такое развитие.

Добыча нефти в Сирии упала еще в 2012 году, сразу после начала активных боевых действий. После этого не было ни одного месяца восстановления даже до 10% от прежних объемов, а значит сейчас падать особенно нечему.

Другое дело — удар по Сирии, как сигнал для союзников Асада. Вместе с недавними санкциями против окружения Путина такой сигнал может означать не самые лучшие новости для России и Ирана. Серьезные санкции против только что вернувшегося на рынок нефти Ирана могут пошатнуть нынешний баланс цен. А риски подобных санкций против России и вовсе могут привести к серьезным скачкам цен. Несмотря на это, по мнению обозревателей, рынки будут оставаться стабильными до более конкретных сигналов.

Имидж политиков

Одним из интересных эффектов решения удара по Сирии стали перемены в публичном образе политиков. Причем Трампа это касалось наименьшей мерой — к радикальным решениям американского президента все, похоже, уже привыкли.

В то же время в Европе произошли два противоположных процесса — с Терезой Мэй и Эммануэлем Макроном. Британская премьер, и так балансирующая на осколках коалиции меньшинства, попала в опасное положение. С одной стороны, ее критикуют за медленное решение, тогда как с другой (и таких претензий больше) -  за втягивание в очередную военную авантюру США. Мэй придется убеждать парламентариев в правильности своего решения, тогда как многие воспользуются этим, как поводом напасть на шаткие позиции правительства. Лидер главной оппозиционной партии Лейбористов Джереми Корбин уже написал свою критическую колонку, где сказал, что конфликты должны решать не ракеты, а дипломатия.

Во Франции же произошла обратная ситуация — Макрон лишь усилил свои позиции, приняв радикальное решение поддержать США. "Спокойное и взвешенное" решение Макрона принять участие в операции добавило ему очков почти во всех национальных СМИ. А наличие собственных "красных линий" вылилось в имидж серьезного политика. И, несмотря на критику с позиции традиционного французского антиамериканизма, соотечественники восприняли это решение, как возвращение Франции в сердце Евросоюза.

Не пропустите самые важные новости и интересную аналитику. Подпишитесь на Delo.ua в Telegram

автор:
Александр Кострыба
по материалам:
Дело.UA
раздел:
теги:

По теме:

Россия осудила авиаудары по Сирии и созывает экстренное заседание СБ ООН
Политика 14 апреля, 12:04

Россия осудила авиаудары по Сирии и созывает экстренное заседание СБ ООН

Действия США и их союзников в РФ назвали "актом агрессии против суверенного государства"

Запад поддержал нанесение ударов по Сирии
Политика 14 апреля, 11:04

Запад поддержал нанесение ударов по Сирии

В поддержку авиаударов высказались НАТО, Евросовет и Германия