Путин опоздал с диверсификацией экономики — The Economist

Если бы Путин попытался отказаться от привязки к сырью десять лет назад, его народу теперь не предстоял бы настолько тяжелый год
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Сырьевые продукты похожи на сирен: заманчивы, но опасны. Когда цены высоки, политики в странах-экспортерах сырья радуются. Доходы от экспорта нефти, газа и металла наполняют государственную казну. Иностранная наличность заходит в страну, создаются высокооплачиваемые рабочие места. Правительства таких стран часто пренебрегают другими отраслями экономики, считая, что хорошие времена никогда не закончатся. Но они заканчиваются всегда, — пишет The Economist.

Когда падают цены на сырьевые продукты, многие страны узнают, что происходит, если экономика слишком сильно зависит от природных ресурсов. Венесуэла с крупнейшими в мире нефтяными запасами оказалась на грани дефолта. Бразилия и Норвегия, два других крупных нефтяных экспортера, снизили прогнозы своего экономического роста. Российский президент Владимир Путин получит сокращение своей экономики на 5% в 2015 году, о чем свидетельствуют оценки центрального банка. Его внутренний государственный долг, скорее всего, снизится в рейтинге до статуса "junk" (мусорный).

Когда в 2014 году начали падать цены на сырье, экономисты опасались наихудшего для других сырьевых экспортеров, но пока многие из них превзошли ожидания. Только несколько латиноамериканских стран — Аргентина, Венесуэла и, возможно, Бразилия — в 2015 году уйдут в рецессию. Другие урезали прогнозы экономического роста, но пока еще справляются. Чили, экспортер меди, некогда заложник рыночных механизмов, в нынешнем году вырастет на 3%. Перу, с серьезной зависимостью от экспорта металла, вырастет на 5%. Латинская Америка в целом вырастет на 2%. В 2015 году ни один ближневосточный экспортер нефти не пострадает от рецессии (хотя измерение развития в истерзанных войной странах практически нереально). Саудовская Аравия использует свои объемные валютные резервы для увеличения госрасходов, в 2015 году она вырастет на 4,5%.

Примут удар некоторые африканские страны. Валюта Нигерии, где с трудом можно найти какую-то не связанную с нефтью статью экспорта, в 2014 году потеряла 13% своей стоимости; Замбия, экспортер меди, в июне обратилась в МВФ. Но ситуация и близко не была так плоха, как предрекали некоторые. В сравнении с предыдущими периодами снижения сырьевых цен валюты оставались сравнительно сильными. Только страны, пострадавшие от вируса Эбола, и клептократическая Экваториальная Гвинея в 2015 году переживут экономическое падение. Ожидается, что экономика Центральной Африки в нынешнем году вырастет на 5%.

След Путина

Два фактора объясняют, почему некоторые экспортеры сырья справляются с падающими ценами лучше прочих. Во-первых, многие правительства сделали свои страны более привлекательными для бизнеса. Согласно оценке Мирового Банка, в последние годы Центральная Африка была звездой улучшения бизнес климата. Руанда, 20 лет назад страдавшая в тисках гражданской войны, сейчас более удобное место для ведения бизнеса, чем Италия.

Хороший бизнес-климат поощряет прямые иностранные инвестиции (ПИИ). В последние годы ПИИ в Африку росли, несмотря на глобальную нестабильность. Иностранные деньги помогают диверсифицироваться африканским экономикам. Нынешний рост Нигерии произошел не благодаря ее нефтяному сектору, который стагнировал, но финансам и другим сферам. Даже в Чаде, экспортере нефти, который часто высмеивали из-за однонаправленности его экономики, доходы от нефти в последнее время играли все меньшую роль. Однако Россия не стала менее зависимой от сырья. Сейчас диверсификация российской экономики для Путина трудней, чем когда бы то ни было, благодаря уменьшению ПИИ в страну в 2014 году.

Во-вторых, некоторые правительства тратят деньги более разумно. До 2000-х гг практически все вели себя показательно, когда сырьевые цены были высоки, и налоги использовались только для того, чтобы урезать расходы при падении цен. Россия все еще так поступает. У страны нет денег для стимулирования внутреннего спроса; вместо этого она сокращает государственные расходы, чем наносит еще больший ущерб.

Некоторые страны Латинской Америки и Африки, такие как Замбия и Чили, ввели "контрциклическую" фискальную политику, накапливая в хорошие времена, и расходуя в плохие.

Другие, в частности страны на Ближнем Востоке, расширяют налоговую базу, чтобы лучше справиться с падением продаж сырья. Десять лет назад бюджет Анголы практически целиком зависел от нефти, но сейчас треть поступлений приходит из других источников. Чили, где медь составляет 60% экспорта, когда-то было известно беспорядочным управлением доходами от продажи меди. Сейчас независимая группа следит за тем, чтобы правительство использовало их ответственно.

Некоторые сырьевые экспортеры столкнутся с мрачным 2015 годом, но остальные могут сохранять оптимизм. Африка, десятилетиями синонимична зависимости от ресурсов, в этом году станет одним из наиболее быстро растущих регионов мира. Она больше не обречена на катание на сырьевых каруселях. Если бы Путин попытался отказаться от привязки к сырью десять лет назад, его народу не предстоял бы теперь настолько тяжелый год.