Экономика 30 августа, 13:08

Вышли из кризиса: что ждет Грецию после десятилетия падения экономики

Брюссель и Афины празднуют окончание восьмилетней программы экономической помощи Греции. При этом будущее страны остается неопределенным из-за непомерно высокого госдолга и напряжения в обществе

Вышли из кризиса: что ждет Грецию после десятилетия падения экономики

Понедельник, 20 августа, для Греции стал почти историческим событием — страна успешно вышла из третьей части Программы экономического урегулирования от Евросоюза. Сама программа продлилась практически восемь лет, тогда как экономический кризис бушует в стране уже десятилетие.

Страна прошла действительно непростой путь сквозь урезание социальных программ, массовые забастовки и как итог — смены власти. Поэтому выход из европейской программы помощи воспринимается страной как частичное освобождение от "давления Брюсселя".

Понятна и радость европейцев — еврокомиссар по вопросам экономической политики Пьер Московичи поздравил греков с завершением программы. Позитивно отреагировали и европейские рынки, ранее просевшие от тревожных новостей из Италии. Даже скептично настроенная Германия признала успехи греков по выходу из катастрофического положения.

Однако не все так просто. После поздравлений Московичи напомнил о будущих обязательствах страны, в частности по урезанию пенсионных расходов. В Греции же надеются на списание хоть небольшой части огромного внешнего долга, в то время как европейские кредиторы отмалчиваются или напрямую отказываются от такой перспективы. При этом страна хоть и вышла из экономической турбулентности, но уровень безработицы по-прежнему высок. А потери экономики страны за десять лет оказались худшими, чем в пережившей два падения (2008 и 2014-2015) Украине. Delo.ua разбиралось в греческом кризисе и потенциальных сценариях для будущего этой страны.

Премьер Греции Алексис Ципрас и еврокомиссар Пьер Московичи

Декада кризиса

Проблемы Греции начались с экономического кризиса 2008 года. Уже тогда стало понятно, что больше всего пострадают южноевропейские страны, недружелюбно названные прессой акронимом PIGS (Португалия, Италия, Греция, Испания).

Однако настоящие проблемы у страны начались в 2010 году, с началом "кризиса еврозоны". Тогда компанию "опасных" стран пополнили Ирландия и Кипр, а Евросоюз начал активную работу по спасению этих экономик.

В 2010 году греческая экономика начала показывать очень опасные признаки макроэкономической нестабильности. Долг страны достиг 194% от ВВП, а дефицит государственного бюджета превысил отметку в 13,5% (что было хуже даже пессимистического сценария от регуляторов). В придачу оказалось, что правительство манипулировало официальными данными, дезинформируя как население, так и кредиторов. С этого момента к экономическим проблемам страны добавляются политические, популярность радикальных партий растет.

В 2011 Греции удается договориться о масштабной реструктуризации государственного долга.

Тогда под давлением Брюсселя и Берлина кредиторы сократили греческий госдолг на 100 миллиардов евро, что стало самой масштабной реструктуризацией.

Для сравнения — весьма успешная реструктуризация украинского внешнего долга в 2015 смогла сократить украинский госдолг на 3,8 миллиарда, а еще 15,5 миллиардов выплат были отсрочены.

Пересмотр госдолга сопутствовал европейским требованиям о серьезных преобразованиях в социальной сфере и уменьшению дефицита госбюджета. Программы экономии привели к сокращениям бюджетников, а сокращение внутреннего производства подтолкнуло к сокращениям и корпоративный сектор. В итоге стремительно выросла безработица, если в 2010 она держалась на уровне 12%, то в 2014 она достигла 28%.

При этом за все три этапа программы сотрудничества с ЕС (последний из которых был заключен уже с правительством популистского движения СИРИЗА) изменения в сфере социальных выплат происходили очень медленно. Частично из-за масштабных протестов профсоюзов, частично — от нежелания политиков идти на непопулярные шаги. Это углубило и без того серьезную для южноевропейских стран проблему двойного рынка труда, когда трудоустроенный получает высокую зарплату и социальные гарантии, а остальные имеют временные контракты или и вовсе безработные. Это провоцирует коррупцию (официальные рабочие места отдают или "своим", или давшим взятку) и еще больше углубляет социальные проблемы большей части населения.

Тем не менее последние годы стали гораздо более продуктивными в отношениях Афин и Брюсселя. А третья часть программы с ЕС стала считаться последней ведь формально Греция вышла из петли падения и начала показывать какой-никакой экономический рост.

Проблема госдолга

Действительно, экономика Греции второй раз за десять лет показала позитивную динамику (в 2014 г. экономика показала незначительный рост в 0,7%), выдав в 2017 г. показатель 1,7% прироста ВВП. Экономика растет уже 7 кварталов подряд, а в 2018 МВФ прогнозирует увеличение роста до 2%. Поднялся также кредитный рейтинг страны, покинув "мусорную" часть списка.

Вырос и главный для европейских кредиторов показатель — профицит государственного бюджета. В прошлом году он составлял 4,2% ВВП, а в этом прогнозируют на уровне 3%. Даже безработица опустилась на уровень в 20,8%, хотя среди молодежи она до сих пор составляет около 50%.

Укрепились и позиции греческого правительства — с окончанием программы со страны будет снят ряд ограничений в экономической и монетарной политике. Это даст возможность немного расширить пространство для маневра правительству и немного остудит пыл протестующих.

И все же экономисты и обозреватели не устают отмечать, что проблемы у Греции далеко не закончились. Деловое издание The Financial Times подчеркивает, что европейцы хвалятся окончанием программы помощи Греции, хотя совсем скоро она снова может понадобиться стране.

В этот раз причиной опять может стать высокий уровень госдолга, составляющий 178% от ВВП страны. Это самое высокое значение в Европе.

А если учесть, что экономика растет далеко не быстрыми темпами, становится понятно, что груз погашения долгов отразится на реальных доходах граждан.

В Греции надеются на списание части долгов от европейских кредиторов, однако Евросоюз и Германия активно не соглашаются с таким сценарием развития событий. Греция должна европейским кредиторам около 228 миллиардов евро, 86 млрд из которых нужно вернуть в течение ближайших десяти лет. Поддерживает такой исход и МВФ, подчеркивая нереалистичность нынешних требований к греческому правительству. Прежде всего, в фонде не верят в ожидаемых ЕС показателях бюджетного профицита страны. По мнению фонда его нужно понизить.

Московичи же уверен, что Греции под силу сохранить профицит на уровне 3,5% от ВВП в ближайшие пять лет и на уровне 2,5% аж до 2060 года. При этом до погашения критической задолженности Евросоюз будет периодически проверять выполнение Грецией выставленных макроэкономических критериев. А это предполагает сохранение нынешних урезанных социальных выплат и отказ от пересмотра повышенного пенсионного возраста (сейчас он составляет 67 лет).

Читайте также: Неизбежный Grexit: почему Греция уйдет из еврозоны, но не сейчас

Два вопроса о будущем

Даже в Брюсселе понимают, что это достаточно рискованная политика, ведь в ближайшие годы большинство греков не почувствует улучшения ситуации даже при умеренном росте экономики. Однако в ЕС считают, что не только причины греческого кризиса политические (неадекватная политика в свое время греческого правительства), но такими могут быть и его итоги. Списание долгов Греции сейчас однозначно вызовет требование Италии поступить с ними так же. И если Греция, пускай и проблемная, но сравнительно небольшая экономика, то Италия — третья экономика ЕС. А долги, которые итальянцы уже требуют списать, исчисляются в 250 миллиардов евро.

Вместе с тем европейские обозреватели продолжают задаваться вопросами. Первый — "А была ли помощь Греции вообще?" — имеет политическую окраску и распространен среди леволиберальных СМИ. Например, британское издание The Guardian опубликовало колонку радикального экс-министра финансов Греции Яниса Варуфакиса, утверждающего, что кредиты лишь усугубили проблемы Греции.

Янис Варуфакис. Фото: Euronews

По мнению экс-министра, помощи не было вовсе, а программа сотрудничества была скорее выгодна для европейской стабильности, чем для греческой экономики. Решить ситуацию, по мнению Варуфакиса, могло бы списание долга стране. Несмотря на то что бывший министр — личность явно предвзятая, такой подход достаточно распространен в политикуме южноевропейских стран и Франции.

Второй вопрос задают более умеренные комментаторы, и он звучит как — "А закончился ли греческий кризис на самом деле?". Несмотря на оптимизм европейских кредиторов и действия греческого правительства, на этот вопрос вряд ли можно ответить с уверенностью. Ведь радикальные методы могут быть терпимы сейчас, но их восприятие на протяжении длительного периода остаются под вопросом. При этом любая ошибка или любой скандал нынешнего правительства грозит очередным изменением власти с возможным пересмотром обязательств.

Несмотря на то что оба вопроса сформулированы в прошлом времени, они оголяют две главные интриги греческой экономики в будущем. Ведь именно от решений по госдолгу и способности греческого правительства сохранять нынешнюю динамику зависит возможность Греции по-настоящему выйти из кризиса.

Не пропустите самые важные новости и интересную аналитику. Подпишитесь на Delo.ua в Telegram

автор:
Александр Кострыба
по материалам:
Дело.UA
раздел:
теги:

По теме:

Украина не Греция, или учеба на чужих ошибках
Экономика 19 июня 2015 в 17:24

Украина не Греция, или учеба на чужих ошибках

Егор Перелыгин, начальник отдела стратегического планирования UniCredit Bank, о том, чему нас может научить нынешний кризис в Греции

Греция повторит Великую депрессию 1929 года
Экономика 22 октября 2012 в 13:36

Греция повторит Великую депрессию 1929 года

Кризис в Греции достигает масштаба Великой депрессии 30-х годов в США и Германии