Ахиллесова пята реприватизации

На прошлой неделе, несмотря на ряд противоречивых заявлений влиятельных политиков, пресловутый список 29 предприятий, результаты приватизации которых будет пересмотрены, официально обнародован не был. Власть в очередной раз "взяла паузу" — отсутствуют как
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

На прошлой неделе, несмотря на ряд противоречивых заявлений влиятельных политиков, пресловутый список 29 предприятий, результаты приватизации которых будет пересмотрены, официально обнародован не был. Власть в очередной раз "взяла паузу" — отсутствуют как единая и четкая политическая воля, так и рациональные законодательные инициативы по решению проблемы реприватизации

Новые и старые методы

С точки зрения прозрачности решений власти по проблемному вопросу пересмотра итогов приватизационных сделок, прошлая неделя стала беспрецедентной по открытости — свое мнение высказали практически все влиятельные политики, в том числе Президент и премьер. Ясности от высказываний политиков не прибавилось, скорее наоборот, т. к. они были противоречивыми. К примеру, стоило первому вице-премьеру Анатолию Кинаху обмолвиться о формировании окончательного варианта списка 29 предприятий, законность приватизации которых будет пересмотрена, как буквально через несколько дней Юлия Тимошенко заявила, что никаких списков нет. На следующий день в очередной раз подтвердили наличие "списка 29" Анатолий Кинах и секретарь РНБОУ Петр Порошенко. Правда, последний выступил категорически против обнародования списка до проведения проверок законности приватизации перечисленных в нем предприятий.

Расставить точки над "і" еще в прошлую среду пообещал Президент. Виктор Ющенко заявил, что доклад по 29 предприятиям, которые подлежат дооценке, будет представлен через два дня, то есть в пятницу, поскольку разрабатывается механизм повторной приватизации. Однако в прошлую пятницу, как известно, Президент и премьер встречались с российскими нефтетрейдерами по вопросу бензинового кризиса. До обнародования списка (или констатации единой точки зрения власти по этому вопросу) дело так и не дошло.

А пока ключевые политики страны никак не могут определиться со схемой доплаты и списками предприятий, которые должны пройти эту процедуру, Фонд госимущества пытается действовать "старыми методами" — через суды. По словам Главы ФГИ Валентины Семенюк, список объектов приватизации, подлежащих возвращению в государственную или коммунальную собственность через суды, на 1 апреля включал 191 единицу. В том числе 54 пакета акций акционерных обществ, 38 целостных имущественных комплексов и 99 объектов незавершенного строительства.

Без закона

Из-за полного отсутствия четкой политической воли по пересмотру итогов приватизации "Инвестгазета" решила проанализировать возможную юридическую модель проведения дооценки и легализации приватизационных сделок.

На сайте Верховной Рады мы ознакомились с проектом Закона "О гарантиях собственникам приватизированного имущества". Этот законопроект, подготовленный народным депутатом Александром Морозовым, имеет самое прямое отношение к "реприватизационной" проблеме. Также в распоряжение "Инвестгазеты" попал и кабминовский законопроект "О дооценке стоимости (цены) отдельных объектов права государственной собственности, приватизированных с нарушением интересов украинского общества".

Проекты предлагают абсолютно разные способы легализации имущественных прав, приобретенных в ходе приватизации. Проект Морозова, в частности, предусматривает выдачу специального сертификата об имущественной гарантии, который собственник приватизированного предприятия получает после уплаты гарантийного платежа — своеобразной добровольной доплаты нынешними хозяевами. Размеры такой доплаты отличаются: собственники предприятий, приватизированных с 1 августа 1996 года по 1 июля 2000 года, дополнительно вносят 50% от реализационной суммы пакета акций; те же, кто приватизировал с 1 августа 2000 года, — 70%. Примечательно, что объектом такой доплаты может оказаться фактически любое предприятие, которое прошло через приватизацию.

Кабмин настроен намного жестче. Определять размер доплаты, по мнению авторов законопроекта, можно после проведения оценочного аукциона стоимости объекта (акций). С точки зрения ведения бизнеса, понять логику предложенной схемы довольно сложно. Ведь стоимость любого предприятия напрямую зависит от рыночной конъюнктуры. К примеру, стоимость метзавода определяется ценами на металл на внешнем рынке, которые могут существенно колебаться.

Примечательно, что в обоих законопроектах предусмотрено наличие списков предприятий-претендентов на доплату. Отличается только механизм их формирования. Если в кабминовском варианте все полномочия, естественно, отданы правительству, то Александр Морозов предлагает формировать "рекомендованный перечень" объектов, за которые предстоит доплатить, специальной комиссии, в состав которой войдут представители Президента, Кабмина и парламента.

Ахиллесова пята обоих законопроектов — отсутствие четкой процедуры возврата (компенсации) средств, вложенных собственниками за предприятия, в случае их отказа доплачивать за уже приобретенные акции. Тогда как в Конституции Украины прямо указано, что отчуждение объектов частной собственности может использоваться как исключение "в связи с общественной необходимостью" и при условии "предварительной и полной компенсации их стоимости". Уже этой нормы достаточно для того, чтобы оспаривать результаты возможных аукционов.

Подобных "нестыковок" в законопроектах более чем достаточно. На этом фоне говорить о перспективах прохождения законопроектов через парламент, тем более прогнозировать результаты возможного голосования весьма сложно. Глава ФГИ Валентина Семенюк, к примеру, убеждена, что в процессе работы над документом депутаты напишут некий третий вариант Закона "О реприватизации".