Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Акционерных обществ станет меньше

Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) Украины планирует сократить количество акционерных обществ и упростить процедуры по ликвидации "мертвых" АО и преобразованию АО с небольшим числом акционеров в другие организационно-пра

Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) Украины планирует сократить количество акционерных обществ и упростить процедуры по ликвидации "мертвых" АО и преобразованию АО с небольшим числом акционеров в другие организационно-правовые формы

По словам руководителя аппарата ГКЦБФР Михаила Непрана, на сегодняшний день в Украине 30% всех АО — "мертвые", и еще 30% составляют мелкие и средние общества, целесообразность существования которых в форме АО весьма сомнительна. Госкомиссия планирует сократить количество публичных компаний до 240-260, и активно мониторить и контролировать их деятельность. В качестве аргумента приводят международный опыт: в большинстве стран число акционерных обществ не превышает 300 компаний.

Основная проблема ликвидации "мертвых" АО — процедура по исключению их из государственного реестра, которая является весьма затратной. "Есть ряд АО, которые были зарегистрированы, условно говоря, 15 лет назад, однако они вообще не регистрировали выпуск акций. Вопрос, каким образом исключить из реестра такое общество, когда нет ни людей, которые там работают, ни, соответственно, денег. Надо принимать решение на законодательном уровне", — считает директор Департамента методологии и регулирования рынка ценных бумаг ГКЦБФР Алексей Тарасенко.

Для реорганизации действующих мелких и средних АО, одной законодательной инициативы не достаточно. Для реорганизации необходимо решение самого общества. Поэтому на данном этапе ведется разъяснительная работа, и комиссия рекомендует обществам определиться со стратегией своего развития. "Мы приветствуем решение о реорганизации любых АО, которые не видят смысла развиваться как публичная компания. В каждом обществе есть свой круг учредителей или собственников. Если они не хотят заниматься открытым размещением ценных бумаг, не собираются выходить на биржу для того чтобы видеть реальную стоимость этого общества, то следует изменить форму организации, — говорит г-н Тарасенко, — если акционерное общество состоит из трех человек, имеет маленький уставный фонд, и занимается, например, перевозками на уровне района, то, наверное, не имеет смысла за 45 дней сообщать о проведении собрания, сдавать отчетность в ГКЦБФР, размещать информацию о себе через информационные агентства, вести реестры. Сразу же отпадает большой объем процедур. Если же общество хочет привлекать инвестиции на открытом рынке, через биржевые системы, то тут действительно есть необходимость в сохранении формы акционерного общества".

Юристы хотят разъяснений

Целесообразность ликвидации мертвых акционерных компаний отмечают и юристы. "Есть АО, в которых даже компьютера нет. Для таких обществ акционерная форма не нужна. Им действительно удобней было бы существовать в других формах. Но, что касается реорганизации мелких или средних обществ, то это не может быть принудительной мерой", — говорит юрист юридической фирмы "Инюрполис" Елена Кибенко. По ее мнению, существенное отличие акционерного общества от других форм — это стабильность. Акционер при выходе из АО не получает часть имущества, как это в том же ООО, на его долю нельзя наложить взыскание. Поэтому многие заинтересованы организовывать именно акционерные общества, даже если там два или три участника. "Упростить процедуру реорганизации для тех АО, которые возникли в процессе приватизации, но не заинтересованы в сохранении этой формы, это разумно. Однако сложно представить саму процедуру и ее финансирование", — отмечает Елена Кибенко.

Туманные перспективы инициатив ГКЦБФР отмечает и глава третейского суда СРО "ПАРД", член Консультационно-экспертного совета ГКЦБФР Владимир Посполитак. "Абсолютно согласен с представителем ГКЦБФР в том, что организационно-правовая форма АО является самой дорогой для участников. Также согласен, что от "мертвых" АО надо избавляться. Что же касается цифры в 240 — 260 публичных компаний, которые должны остаться на рынке за 3-5 лет, то это полная утопия, которую и обсуждать серьезно не стоит", — считает В. Посполитак.

По его мнению, решать, сколько акционерных компаний должно быть на рынке, должен не госорган (в данном случае ГКЦБФР), а сами участники. Это дело рынка — физических и юридических лиц, которые выбирают организационно-правовую форму для своего бизнеса.

Владимир Посполитак также отмечает, что четкое определение, что такое "мертвое" АО, в законодательстве отсутствует. Поэтому подход ГКЦБФР должен базироваться на действующих нормативных требованиях по отмене государственной регистрации субъекта ведения хозяйства и разъяснительной работе. "Эти два инструмента не дадут результата, указанного ГКЦБФР, хотя и внесут определенный порядок на рынок", — резюмирует Владимир Посполитак.