Без вины виноватые

"Пока Украина не получит статус страны с рыночной экономикой, отечественные предприятия будут находиться в заведомо проигрышной позиции в любом антидемпинговом расследовании или же им будет крайне тяжело защищать на таких процессах свою правоту", — говори
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

"Пока Украина не получит статус страны с рыночной экономикой, отечественные предприятия будут находиться в заведомо проигрышной позиции в любом антидемпинговом расследовании или же им будет крайне тяжело защищать на таких процессах свою правоту", — говорит Валерий Стасюк, директор по внешнеэкономическим отношениям, маркетингу и сбыту ОАО "Криворожсталь"

— "Криворжстали" приходилось сталкиваться с какими-либо ограничениями, связанными с отсутствием у Украины статуса страны с рыночной экономикой?

— Конечно, приходилось. Прежде всего потому, что наши оппоненты могут использовать различные субъективные факторы при оценке добросовестности конкуренции с нашей стороны, а в случае необходимости уже в ходе антидемпингового расследования менять правила игры.

Как это происходит на практике? Например, мы показываем, из каких слагаемых состоит экономика предприятия. А наши оппоненты, понимая, что высокую эффективность работы комбината подтверждают реальные цифры, свидетельствующие, что мы достаточно удачно работаем в рамках международного разделения труда, отказываются от серьезного рассмотрения этих цифр. При этом заявляют, что Украина не имеет статуса страны с рыночной экономикой, поэтому предоставленные данные нельзя воспринимать как объективные показатели. И в результате выбирают страну-"суррогат", якобы аналогичную Украине, чтобы провести сравнительный анализ нашей торговой политики. В качестве примера можно привести антидемпинговое расследование, которое проводилось в США по металлопрокату украинского, в том числе и криворожстальского производства. Но при таких обстоятельствах какие- либо аргументы приводить достаточно сложно.

— Вы пытались отстаивать свои интересы? Каким образом преодолевались барьеры?

— В Соединенных Штатах мы не смогли решить вопрос в свою пользу, несмотря на то, что приложили максимум усилий и даже нанимали специалистов американских юридических компаний. Для наглядности: общий объем переписки только по арматуре в этом процессе — если сложить листы формата А4 в стопку — превышает 6,5 метров. А по катанке мы предоставили настолько исчерпывающую информацию, что в ней содержались данные (с точностью до метра) о расстоянии между всеми производственными подразделениями комбината. Однако это не помогло: США установили пошлину на нашу катанку 116,37%, в то время как на катанку Тринидада и Тобаго — 11,4%.

Вместе с тем необходимо отметить, что у нас были и успехи. Например, Канада признала: украинская металлургия работает в рыночных условиях. Причем на основании документов, предоставленных "Криворожсталью". Мы, в принципе, смогли найти общий язык с россиянами, когда возникла угроза запрета на ввоз углового проката в РФ (Россия вводила ограничения на другие виды металлопродукции, но мы косвенно могли попасть под эти "шлагбаумы"). Проблема была решена после того, как мы нашли взаимопонимание с Министерством экономики и развития РФ.

Кроме этого, у нас были достаточно успешные примеры защиты в Таиланде. Тогда эта страна признала нашу правоту и отказалась от введения антидемпинговых ограничений по катанке. В 2004 году была снята пошлина на поставку арматурного проката в Египет, что позволило нам укрепить свои позиции в этой стране и на Ближнем Востоке в целом.

— Можно ли говорить о размере упущенной выгоды из-за отсутствия у Украины данного статуса?

— Конечно. Прежде всего потому, что для нас закрыт рынок Соединенных Штатов, куда максимальный объем продаж металлопроката "Криворожстали" составлял более 200 тыс. тонн катанки и 200 тыс. тонн арматуры в год. Вместе с тем этот рынок является очень привлекательным с ценовой точки зрения. В принципе, поставляя туда свой прокат, комбинат "Криворожсталь" мог бы заработать дополнительно не менее $20 млн. в год. И это только один конкретный пример.

— Какие плюсы предприятию в частности и стране в целом принесет получение Украиной статуса страны с рыночной экономикой? Можно хотя бы приблизительно оценить рост экспортных поставок?

— Получение Украиной данного статуса обязательно облегчит наше существование на международном рынке. Это, конечно, не гарантия того, что антидемпинговых процессов против нас не будет или что все такие процессы мы впоследствии выиграем. Но, по крайней мере, сможем создать себе очень хорошую базу для защиты собственных экономических интересов. И это касается не только металлургов, тяжелой промышленности, химии, но и всех секторов отечественной экономики.

А говорить о глобальном увеличении украинского экспорта, об агрессивной политике на мировом рынке металла после того, как Украина получит данный статус, было бы не совсем правильно. В целом, изменение позиции страны в деловом мире позволит инициировать возвращение на более "дорогие" рынки или увеличивать объемы продаж на них. В первую очередь, мы намерены сконцентрировать свое внимание на Северной Америке и странах ЕС. Но это не значит, что "Криворожсталь" полностью переориентируется на поставки проката в ЕС, Америку и Канаду, оставив без внимания традиционные рынки сбыта.

Вместе с тем необходимо не только говорить об увеличении квот на поставки в ЕС, но и настаивать на этом. Ведь даже по сравнению с Россией для Украины они очень малы. Устанавливая квоты, почему-то руководствовались данными 20- летней давности, когда наша страна была в составе СССР и, понятное дело, не могла самостоятельно определять размеры поставок за рубеж.