Бренное семя

Верховная Рада срочно должна принять решение о замене экспортной 23%-ной сезонной пошлины на семена подсолнечника в размере 10%. Иначе будет поздно. В этом году ожидается хороший урожай подсолнечника — его может быть собрано около 3 млн. тонн, что в полто
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Верховная Рада срочно должна принять решение о замене экспортной 23%-ной сезонной пошлины на семена подсолнечника в размере 10%. Иначе будет поздно. В этом году ожидается хороший урожай подсолнечника — его может быть собрано около 3 млн. тонн, что в полтора раза больше предыдущего года. Заводам столько семян не переработать, а экспортировать их невыгодно из-за действующей высокой пошлины. Если депутаты не примут предложения правительства о введении сезонной экспортной пошлины в размере 10% на вывоз подсолнечника, то половина урожая останется на полях

БУКВАЛЬНО неделю тому вернулась из Ялты, где про­ходила ежегодная конфе­ренция по энергетике. Пришлось не столько работать, сколько от­дыхать — температура воздуха +25°, воды — +20°. В общем, все прелести курорта и его бархатно­го сезона. Ранним утром приехала в Киев — люди кутаются в осенние курт­ки и повсюду таскают с собой зонтики. Украина — страна с тяжелыми климатическими услови­ями для жизни людей, но еще более неблагопри­ятны условия для сель­скохозяйственного про­изводства. Конечно, можно говорить сколько угодно о необъятных черноземных полях, но если один сезон запива­ет, а другой — сушит, то ожидания высокой отда­чи от сельского хозяйст­ва без использования новых и даже суперновых технологий напрасны. Еще один фактор риска для украинских селян со­ставляет наше прави­тельство, которое столь же спонтанно и непред­сказуемо, как сама пого­да.

Сезон этого года для земледельцев нельзя на­звать очень благоприят­ным, но все же фактор погоды для такой тради­ционной культуры, как подсолнечник, был скорее поло­жительным, чем отрицательным. Пшеницы, главного продовольст­венного продукта, собрали ката­строфически мало — около 8 млн. тонн, при сложившейся в послед­ние годы внутренней потребности в размере 7,5 млн. тонн. Конечно, чиновники успокаивают общест­венность статистическими расче­тами — по их данным Украина съедает порядка 6,5 млн. тонн. Но как говорил один зерновой трей­дер, селяне уже давно привыкли пшеницу "пропускать через сви­нью". Это я о том, что скот в селах кормят не тем, что дешевле и эф­фективнее, а тем, что есть. Тради­ционно, в оплату труда селяне предпочитают получать зерно, са­хар и муку. Последние два продук­та съедают сами, а зерном кормят скот. Этот фактор не может быть учтен в чиновничьей статистике, но окажет существенное влияние на запасы продзерна. Хотя в про­шлом году объем выращенного продовольственного зерна коле­бался в пределах 10-12 млн. тонн (последняя цифра правительст­вом Пустовойтенко была все же завышена, считают эксперты), в Украину все же было импортиро­вано более 600 тыс. тонн, пшени­цы. При нынешних объемах выра­щенного, в этом году можно ожи­дать увеличения объемов ввози­мого зерна до 1,5 млн. тонн. Тем более что ценовая политика и ре­гулирование рынка правительст­вом и местными властями созда­ли условия для роста внутренних цен, которые ныне превышают мировые на 10-15%. Таким обра­зом, с пшеницей все понятно — экспортировать ее в этом сезоне никто даже не пытается. Хотя в предыдущие — экспорт зерна был существенной статьей поступле­ния валюты в страну. Даже в про­шлом, не слишком урожайном го­ду объем вывезенного зерна со­ставил около 3 млн. тонн — это приблизительно $300 млн. валют­ной выручки.

Подводя столь печальные итоги, можно констатировать — погода и правительство в этом го­ду повернулись к производителям зерна не лицом.

Сделав все возможное на рынке продзерна, чиновники об­ратили свой взор на семена под­солнечника. Виды на урожай кото­рого в этом году более, чем опти­мистичные. Если в прошлом было собрано около 2 млн. тонн при средней урожайности 9,9 ц/га, то в этом при тех же объемах засе­янных площадей ожидаемый ва­ловой сбор семян может достичь почти 3 млн. тонн., а средняя уро­жайность составит порядка 12 ц/га.

Потребности внутреннего рынка составляют порядка 1,5-2 млн. тонн подсолнечника. Такой объем могут переработать отече­ственные заводы, а украинские граждане потребить. Экспорт го­тового масла, как показывает опыт, возможен только в Россию и Беларусь, да и то в небольших объемах. Хотя, справедливости ради нужно сказать, что масло "Олеина" на прилавках минских магазинов я видела, как и его рек­ламу по российскому каналу "НТВ".

Весь остальной урожай можно и нужно продать, причем до от­крытия Аргентиной своего мас­личного сезона — что происходит где-то в феврале. К слову сказать, Украина пока что остается второй страной в мире после Аргентины по объемам выращиваемого под­солнечника. Этот факт сам по се­бе свидетельствует о важности этой культуры для страны — ни по каким другим показателям мы не занимаем столь высокого рейтин­га в мировой классификации.

Основным препятствием к экспорту служит введенная год назад соответствующим законом 23%-ная экспортная пошлина на семе­на подсолнечника. Поскольку тех­нологии производства "семечки" в стране очень низкие, то рекорд­ная, как для нас, урожайность в 12 ц/га этого года — это очень далеко до принятых в мире 20 ц/га. То есть выращенный подсолнечник имеет за­ведомо высокую себес­тоимость. Поэтому про­дать его с выгодой при существующей пошлине в 23% практически невоз­можно. Прошлогодние мизерные объемы экс­порта подсолнечника то­му свидетельство — за сезон было вывезено по­рядка 200 тыс. тонн. Тогда как традиционно экспор­тировалось порядка 1 млн. тонн. Существова­ние столь высоких пош­лин и отсутствие спроса на "семечку" со стороны экспортеров влияет и на внутреннюю цену — при росте потребительских и промышленных цен с осени прошлого года почти в полтора раза це­ны на "семечку" практи­чески не изменились. Осенью 1999 года ее сто­имость составляла по­рядка 650-700 грн./тонна, сейчас порядка 700-750 грн./тонна. Притом что сезон еще не начался — сейчас пик сбора урожая. Поэтому торговцы прогнозируют существенное падение рыночных цен при росте предложения.

Природными оппонентами отмены и даже снижения экс­портной пошлины выступают украинские маслопереработчики — в прошлом году именно под их давлением правитель­ство внесло в Верховную Раду и та приняла закон об установ­лении пошлины. При этом Каби­нет министров окончательно ис­портил отношения с Международ­ным валютным фондом, который был и остается категорическим противником каких-либо ограни­чений на вывоз "семечки". Осо­бенность этого года — ожидае­мые объемы урожая. Если объем выращенного в 1999 году был практически равен мощностям ук­раинских маслопереработчиков, то в этом превосходит в 1,5 раза. Впрочем, даже прошлогодний урожай был переработан не пол­ностью — специалисты говорят, что из 2 млн. тонн порядка 0,5 млн. тонн семян подсолнечника не было востребовано у сельхоз­производителей.

Правительство под давлени­ем МВФ на протяжении весны-ле­та этого года пять раз отправляло в парламент предложения по от­мене пошлины, депутаты столько же раз отклоняли это предложе­ние. Последнее заявление, про­звучавшее в середине сентября из уст главы Аграрного комитета Екатерины Ващук о возможном пересмотре размера пошлины и рассмотрения соответствующих изменений в закон, поданных правительством, до конца сентяб­ря вселяет оптимизм. Правитель­ство предлагает заменить посто­янно действующую 23%-ную пош­лину на сезонную (на ноябрь-март) с одновременным ее умень­шением до 10%. Экспортеры вро­де бы готовы работать на таких условиях. Однако депутаты на прошлой неделе уехали работать в округа, поэтому в сентябре ожи­дать изменений не придется. По логике вещей, они примут закон ближе к концу октября — Прези­дент его подпишет и он вступит в действие как раз в канун ноября. Тем временем маслоперерабаты-вающие предприятия смогут за­купить необходимые им объемы. Однако мощный сигнал, как лю­бит говорить премьер Ющенко, о реальности такого развития со­бытий нужно дать рынку уже сей­час — иначе селяне просто не выйдут на поля собирать урожай. Кому он нужен?