Чувствую себя купцом

Известный винницкий коллекционер Светозар Малеванный считает, что рейтинг профессии антиквара никогда не упадет. Он уверен: для будущего нации очень важно сохранение культурного наследия. Жизненный принцип Малеванного — делиться с людьми всем, что у него
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Известный винницкий коллекционер Светозар Малеванный считает, что рейтинг профессии антиквара никогда не упадет. Он уверен: для будущего нации очень важно сохранение культурного наследия. Жизненный принцип Малеванного — делиться с людьми всем, что у него есть

— Что способствовало вашему увлечению коллекционированием? Чем оно является для вас на сегодняшний день?

— По профессии я и лесовод, и экономист. Работал в Средней Азии: исходил Памир, Тянь-Шань. В 1970 году, после рождения сына, у меня возникла мысль о том, что необходимо оставить ему духовное наследие, чем-то увлечь. Сначала пробовал собирать этикетки, открытки. Но как-то на глаза попались с десяток незначительных иностранных монет. И я заинтересовался специальной литературой по коллекционированию. Вообще, все коллекционеры делятся на истинных коллекционеров и на собирателей, которые просто вкладывают деньги. Это инвестиции в вещи, которые они держат дома и никому не показывают. Коллекционер же читает, увлекается, ищет, определяет, работает с материалом и обязательно его демонстрирует. Все началось с монет, а за ними последовали другие предметы старины.

В 1990 году, когда родилась дочь, я понял, что должен подумать о ее материальным благополучии. Тогда и началась моя профессиональная антикварная деятельность. Я открыл антикварный магазин "Пани Светлана". И с 1992 года это стало профессией: из любителя я стал профессионалом, и теперь это дает возможность зарабатывать деньги. Чувствую себя купцом. В справочнике "Лидеры регионов" в аннотации о себе так и написал, что я — купец.

— Из каких предметов старины состоит ваша коллекция? Сколько лет она собиралась?

— Прежде всего хочется отметить, что такой обширной технической библиотеки по антиквариату как у меня (а это около 650 книг), наверное, нет ни у кого в Украине. Моей коллекции 35 лет — ровно столько, сколько старшему сыну. Это монеты, иконы, другие предметы старины: часы, книги, всевозможные механизмы. Иконы в основном XVII и XVIII веков. XIX век — это так называемый украинский подольский примитив. С академической точки зрения они выполнены неумело, но в этих лицах есть жизнь. Таковы, к примеру, казацкие иконы. Они оформлены в стиле барокко, о чем свидетельствуют объемность, фактура и позолота сверху. Ко мне они попали в состоянии "дрова". Чтобы дать иконе новую жизнь, необходима длительная реконсервация (даже не реставрация). Также в коллекции есть икона Божьей Матери. Ее особенностью является то, что Преподобная Мария стоит на Месяце. Говорят, что казаки на своих "чайках" совершали набеги ночью и, по всей видимости, со словами "Пусть нам Божья Матерь дорогу освещает". Когда мне ее принесли, она была зарисована другим сюжетом. Есть у меня и старообрядческие иконы-складни, палехская роспись.

Еще коллекционирую различные механизмы, книги XVII, XVIII и XIX веков. Из раритетов имеется издание "Кобзаря" Т. Шевченко 1908 года без существенных корректур. Собираю также награды, наградные часы, в основном XIX века. Есть и серебряная посуда 84-й пробы: набор приборов для мяса, рыбы. Ни одна хозяйка не отказалась бы от такой позолоченной разливашки, как та, что находится в моей коллекции. Шкатулки, табакерки, пепельницы, портсигары, женские сумочки также представляют немалый интерес.

— По каким параметрам оцениваются предметы старины?

— Главное не возраст, главное — редкостность. Если вещь изготовлена в одном экземпляре — это редкость. Если она сделана в ста экземплярах, но из них сохранилось всего десять, — тоже редкость. Но если был миллионный тираж, а сохранилось десять тысяч — это уже менее ценно. То есть в первую очередь ценность вещи определяет такая категория, как раритетность, затем — ее художественная ценность, будь то картина, часы, механизм или книга.

Конечно же, имеют значение художественное оформление, возраст и сохранность вещи. Ведь если превратить ее в макулатуру, то понятно, что она уже никому не будет нужна.

— Сколько лет должна иметь вещь, чтобы ее можно было назвать антикварной?

— Антиквариатом достаточно условно считается вещь, которой исполнилось пятьдесят лет. Естественно, многие предметы двадцатого века уже стали раритетами. Кроме того, на возникновение антиквариата влияет мода. Например, в последние пять-семь лет достаточно популярен соцреализм, хотя до этого времени данной тематикой никто особо не увлекался. Это марки, книги, медали, ордена, вещи, оружие и даже предметы интерьера.

— Какие ценности в Украине представляют интерес не только для нас, но и для иностранных коллекционеров?

— Сегодня еще не достигла апогея своей ценности украинская икона. По сути, она примитивна, по-детски наивна, но это — эндемик. Нигде в мире нет такой иконы. Если русская икона распространена по всей территории Азии и Европы, то украинская икона, подольская икона находится только здесь. Вышитые сорочки, рушники, гончарство также не имеют аналогов в мире. По сей день ценятся и распродаются предметы из скифских захоронений. Их уже мало осталось. У меня в коллекции есть маленькая (с мизинчик) глиняная детская куколка и наконечники. Антикварной ценностью являются и все предметы, связанные с историей Киевской Руси.

Мне горько говорить о том, что у нас пока не до конца сложилась система понимания культурных ценностей. Мы свои вечные вещи продаем задешево, а чужие блестящие покупаем задорого. Сейчас иностранцы за любые деньги выкупают свои исторические ценности, каким-то образом (чаще во время войн) попавшие в Украину. Евреи, например, покупают даже старые, разорванные и уже, по сути, ненужные книги. Они вывозят их, и как часть своей души и по древнему обряду хоронят их. Материальная база нации определяет сохранение ее культурного наследия. Со временем мы к этому придем.

— Кто ваши клиенты? Насколько широк этот круг людей?

— Своих покупателей я условно разделяю на несколько категорий. Первая категория это — барин. Человек, который разбирается в антиквариате и имеет деньги. Вторая — человек с умом и интеллектом, но без денег. Таких я называю "душка". Обычно это стеснительные люди, которые любят созерцать и узнавать что-то новое. Если честно, именно от общения с ними я получаю наибольшее удовольствие. Есть профессионалы, которые приезжают из разных уголков мира. Они знают, что купить и где продать, чтобы заработать на деньги. Бывают и те, которые приходят поумничать и испортить настроение. Таких я называю "буза" или "питайлик".

Я рассказал не обо всех категориях посетителей магазина. Есть семьи, где покупают для себя, для коллекции. У них имеется определенная наработанная тема. Например, кто-то собирает изысканные фарфоровые сервизы или серию статуэток. Кого-то интересуют изображения на каком-то предмете с сюжетами и событиями по конкретной тематике. Клиентов становится все больше и больше.

В этом есть своя прелесть и надежда. Среди них немало иностранцев. Очень много итальянцев, немцев, поляков, голландцев. Встречаются и настоящие ценители, и просто туристы. Если честно, то я сам до конца не могу понять, каков он, истинный ценитель. К примеру, однажды ко мне приехал человек аж из Северодвинска за двумя маленькими утюжками (в 6-8 см в длину, работающих на углях), один из которых был бронзовый, а второй металлический. Поэтому можно смело сказать, что коллекционер — это фанат.

Если вы откроете Большую Советскую энциклопедию и ознакомитесь с определением шизофрении, то узнаете, что первым ее признаком является коллекционирование. Но это не опасная форма болезни. Разве что для самого человека. Я, например, в самом начале своей деятельности ограничивал себя во всем: бросал курить на несколько месяцев, ходил пешком, не обедал. Но это аксиома, что интерес к антиквариату никогда не пропадает.

— Существует ли проблема с вывозом приобретенных вещей за границу?

— Есть вещи, которые не представляют исторической и культурной ценности. Но если они являются достоянием государства, необходимо обратиться в Министерство культуры для получения заключения и разрешения на вывоз. Кроме того, платится процент от оценочной стоимости.

Вообще, во всем мире существует такая практика: вещь можно вывозить, если она не ворованная и не сопровождалась каким-то мрачным событием. У нас же другие правила игры. Налагаются всевозможные ограничения, но люди находят способы и вывозят ценные предметы всеми правдами и неправдами. Если бы государство отнеслось к этому вопросу более лояльно, то антикварные ценности не уходили бы на черный рынок. Ведь, кроме официальных магазинов, существует достаточно мощный нелегальный рынок. Приведу такой пример: государство платит всего 25% от оценочной стоимости найденной раритетной вещи. "Черный" археолог откапывает монету. В каталоге ее реальная стоимость составляет $10, 20, 50 тыс. Но государство делает проще. Если человек хочет сдать монету в казну, то получает 60-80 грн. за грамм золота. То есть при подобной оценке можно получить, скажем, 200-300 грн. (с учетом 25%). А стоит она десятки тысяч долларов.

— Каким образом к вам попадают антикварные вещи?

— Я не занимаюсь ни поисками, ни розысками, ни раскопками. Вещи приносят люди. Кто-то занимается этим профессионально: покупает и затем продает дороже, то есть зарабатывает. Бывает и так, что дома лежит вещь, человек годами не может найти ей применение и, в конце концов, приносит в антикварный магазин, чтобы получить какие-то деньги. Приходится сталкиваться с грустными моментами: однажды пришла женщина и принесла боевые награды отца, сказав при этом, что они ей просто не нужны. Есть люди, которые хранят и ценят семейные реликвии, но в силу каких-то обстоятельств (кто-то болен — нужны деньги; человек выезжает за границу и пр.) вынуждены их сдать. Процесс передачи происходит официально: паспорт, код. Варианты расчета могут быть следующие — либо комиссионные, либо сразу наличными.

— Какие условия необходимы для хранения предметов старины?

— Необходимо постоянно следить за температурой и влажностью в помещении. Книги и картины особо нуждаются в контроле, потому что они более всего подвержены влиянию упомянутых факторов. Появление сухости и плесени приводит к порче уникальных вещей. У меня дома пока нет таких возможностей, поэтому, большинство вещей я сдаю на временное хранение в краеведческий музей. Любой коллекционер может этим воспользоваться.

— Можно ли сказать, что старинные вещи обладают особой энергетикой, которая каким-то образом влияет на их владельца? Ведь у каждой вещи есть своя история.

— В последнее время (купеческий период моей жизни) я много болел. Ведь это нелегкий кусок хлеба. Накануне 1997 года я тяжело захворал. Перед этим со стены упала старинная икона, которая висела достаточно устойчиво, и не было никаких предпосылок для ее падения. Можно верить или не верить в такие знаки, но когда с этим соприкасаешься, то волей-неволей прислушиваешься. Вещи живут несколько жизней. Дольше, чем люди. Естественно, семейные реликвии (и не только) впитывают в себя дух дома и становятся оберегами.

— Есть ли какая-то уникальная вещь, за которой вы давно "охотитесь", но так и не удается ее получить?

— Для постройки антикварного магазина мне понадобились деньги и пришлось взять кредит на год, к тому же — расстаться с коллекцией монет. По истечении года магазин не успел "раскрутиться", и вышло так, что монеты, которые разошлись по разным людям, мне найти не удалось. Если говорить о том, что бы я хотел иметь в коллекции, так это рубль Константина, Князя польского, который должен был стать императором после убийства Александра. Уже были заготовлены указы, работал монетный двор, и были отчеканены первые рубли. Но сенат не поддержал его восхождение на престол, поскольку Константин был женат на дворянке не из знатного рода, что было недопустимо. Рубли ушли на переплавку (их было отчеканено несколько десятков, а на сегодняшний день, по данным разных источников, сохранилось от 8 до 11 монет). Один из них пять лет назад был продан в Англии. Хотелось бы подержать его в руках.

— Ваш жизненный принцип.

— Всем — всегда. Это написано на моем родовом гербе. "Настоящий человек должен быть с умным — умным, с дураком — дураком, с маленьким — маленьким, со старым — старым, с подлым — подлым, с добрым и честным — добрым и честным" — эти слова были сказаны моим преподавателем в техникуме. Я запомнил их на всю жизнь и стараюсь следовать этому принципу.