Единая экономическая мышеловка

Острая энергетическая недостаточность заставляет украинскую власть пускаться во все тяжкие. В поисках "льготного" топлива мы продемонстрировали россиянам готовность начать работать в рамках ЕЭП. Только для нас это всего лишь зона свободной торговли, а для
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Острая энергетическая недостаточность заставляет украинскую власть пускаться во все тяжкие. В поисках "льготного" топлива мы продемонстрировали россиянам готовность начать работать в рамках ЕЭП. Только для нас это всего лишь зона свободной торговли, а для России — экономический союз с единой таможней. Чем метаться по просторам бывшего СССР в поисках альтернативных энергоисточников, может пора начать реально готовиться к вступлению в ЕС — с его бензином по $1 и газом по $160

В интеграционных вопросах Украина должна занимать четкую позицию. Если новая власть в течение трех первых месяцев правления говорила только о евроинтеграции, то нынешнее шараханье на восток вызывает в том же Евросоюзе, минимум, непонимание. У поляков, например, слышавших слова Виктора Ющенко о безальтернативности ЕЭП, сказанные им во время визита в Казахстан, был просто шок. "Как же так, мы не понимаем, ведь Виктор Андреевич всегда говорил о Европе, как единственно возможном пути для Украины", — говорили высокопоставленные польские чиновники и политики нашему корреспонденту, пребывавшему на той неделе в Варшаве. Такая реакция — первый звоночек для личной репутации Виктора Ющенко, который до сих пор во всей восточной Европе вызывал только восторг.

Опрошенные нами провластные и нейтральные политологи высказывают сдержанность по поводу ЕЭП. "Мне хорошо известна позиция Ющенко по отношению к ЕЭП, она и до выборов и сейчас основывается на создании зоны свободной экономической торговли в рамках этого пространства. Другие формы его не интересуют", — говорит один из политологов, работавших в штабе Ющенко, Олег Медведев. "Нужно понимать, что ЕЭП сейчас несет такие же риски, как и год назад", — акцентирует Вадим Карасев. Тогда как Михаил Погребинский, работавший в команде Виктора Медведчука, говорит, что Ющенко вряд ли изменил свое отношение к ЕЭП или России, что это просто обман: "Если бы Ющенко действительно изменил свое отношение к ЕЭП, не было бы разговоров о том, кто — его Секретариат или Кабинет Министров — должен подать в Конституционный суд запрос о конституционности уже ратифицированного соглашения о ЕЭП", — приводит свои доводы политолог. Александра Кужель, которую тоже трудно назвать провластным политиком, объясняет нынешнее сближение Ющенко с Россией объективными факторами: "Явная причина того, что Ющенко изменил свой курс — энергозависимость от России", — говорит она.

Сам себя не перехитришь

Президент любит повторять словосочетание "византийская политика", подразумевая под этим интриги и ложь. Кстати, исторически такая политика себя оправдала — Византия как государство, образовавшееся в IV веке в результате распада римской империи, сумела просуществовать до ХV века. Нельзя сбрасывать со счетов то, что Украина все годы независимости действительно использовала очень сомнительные приемы во взаимоотношениях с Россией. Сказать, что Кремль не видел, как его пытаются, мягко говоря, обьегорить — нельзя. Но на востоке часто "спускали" такие проделки Украине, помня, что долг платежом красен. И когда наша власть, не без согласия определенных лиц в России, воровала газ в марте месяце, уже в декабре стране приходилось расплачиваться за это.

На предмет пользы "византийских" приемов для экономики страны очень просто и как всегда красноречиво высказалась Александра Кужель, президент аналитического центра "Академия": "Мы не правы в том, что обращались грубо с Россией и хамили им, а потом переживаем, что у нас на 300% газ дорожает. Ласковый теленок двух маток сосет, как говорит пословица, а мы бегаем то к одной, то к другой (от России к ЕС — ред.). Мы энергетически зависимая страна, нам просто неоткуда брать ресурсы".

Сейчас, после деклараций о прозрачной и вменяемой позиции в интеграционных вопросах, новая власть, возможно, стала на те же византийские грабли, и не без помощи Кремля, который, видя наши апрельские проблемы с нефтепродуктами, предложил украинской власти стратегическое решение вечных проблем энергонедостаточности в рамках ЕЭП. И наши решили сыграть. О "нещирости" нынешней позиции украинской власти свидетельствуют последние события.

Сначала, в качестве тяжелой артиллерии, выступили первый вице-премьер Анатолий Кинах и секретарь СНБОУ Петр Порошенко. Они то поочередно извинялись за действия премьер-министра на украинском рынке нефтепродуктов, где монопольно заправляют российские компании, то уверяли в готовности подписать документы по ЕЭП, и с 1 июля этого года ввести зону свободной торговли между странами-участницами. Как сказал Анатолий Кинах, очень опытный и взвешенный политик, в эфире одной из FM-станций: "Мы предложили им (россиянам — ред.) ввести зону свободной торговли — своего рода лакмусовую бумагу, чтобы понять, действительно ли они готовы идти на экономическую интеграцию". Но такой подход, по меньшей мере, наивен. Позиция Кремля была сформулирована еще при Кучме, под что был разработан единый пакет документов, который, кстати, ратифицировала Верховная Рада. Для россиян ЕЭП — это единый таможенный союз и создание по мере необходимости наднациональных органов, управляющих и координирующих все эти процессы. Без таможенного союза россияне просто не смогут контролировать поток энергоносителей, поставляемых нам по "льготным" ценам и проходящих через наши трубопроводы транзитом. И наоборот — вступив в таможенный союз, мы должны будем забыть о Евросоюзе. Пока украинские власти на переговорах с Кремлем вполне в византийском духе пытаются ЕЭП называть беспошлинную торговлю, россияне заверяют нас, что ЕЭП — это временно, до тех пор, пока мы не вступим в ЕС. И приводят нам свои энергоемкие аргументы, один из последних — это газ по $160/1000 куб. м.

Справка

Почему риторика Президента Виктора Ющенко по отношению к России резко изменилась — вопрос совершенно не праздный. Ведь понятие "вечный сосед" ввел в обиход сам Ющенко времен оппозиционных, а понятие "стратегический партнер" перешло ему в наследство от Леонида Кучмы