Европейский банкинг по-азиатски

Казахстанский капитал активно рвется за границу. И это несмотря на то, что благодаря вовремя проведенным финансовым реформам ему весьма неплохо работается и на родине. Вскоре ресурсы казахстанских банков станут доступными и для украинских заемщиков
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Казахстанский капитал активно рвется за границу. И это несмотря на то, что благодаря вовремя проведенным финансовым реформам ему весьма неплохо работается и на родине. Вскоре ресурсы казахстанских банков станут доступными и для украинских заемщиков

Как по учебнику

Экономические реформы для любой страны с переходной экономикой — проблема. Причем основная сложность — не "что делать", а "как делать". В этом смысле Казахстану повезло: многие реформы в финансовом секторе он осуществил почти 10 лет назад, когда сопротивление рынка было меньшим. Кроме того, в Казахстане авторитарный режим. После перевыборов в 1999 году, Нурсултан Назарбаев простым президентским указом существенно расширил свои полномочия. Впрочем, концентрация власти — совсем не помеха реформам, и даже наоборот. Как писал профессор Гарвардского университета Сэмюэль Хантингтон, "авторитарной власти намного проще, чем демократической, проводить экономическую либерализацию". Особенно если страна располагает большими запасами нефти: Казахстан мог себе позволить перетерпеть негативные краткосрочные последствия реформ.

Самой важной и одновременно сложной из них, по словам эксглавы Нацбанка Казахстана, а ныне советника президента Григория Марченко (выходца с Украины, правда, в пятом поколении), стала пенсионная реформа. Взяв за образец двухуровневую модель Чили, Казахстан первым в СНГ внедрил накопительную систему. Соответствующий закон вступил в силу в 1998 году одновременно с Венгрией и на год раньше Польши. Сейчас в Казахстане действует 16 негосударственных пенсионных фондов, большинство которых — в отличие от Украины — открытые. Предполагается, что в 2040—50 годы солидарная компонента пенсионного обеспечения прекратит существование. А пока основные проблемы все те же, что и у нас, например, отсутствие инструментов для размещения активов (ввиду инфантильности фондового рынка). Что касается объемов, то несмотря на шестилетнюю историю, в пенсионной системе накоплены весьма умеренные суммы, порядка $3 млрд. Это может быть предостережением для тех, кто ожидает бурного развития украинских НПФ в Украине уже в ближайшем будущем.

Еще одно мероприятие, в котором Казахстан был не только первопроходцем, но пока единственной осуществившей это страной СНГ — легализация доходов. Опять же для этого хватило лишь президентского указа. Этот документ в 2001 году дал старт амнистии, длившейся 20 дней. Технически это выглядело как внесение средств на специальный счет в банке "ТуранАлем", с которого деньги попадали на вклад до востребования. Согласно закону об амнистии информация о самом факте легализации (для каждого принимавшего участие физлица) и сумма не подлежали разглашению. В результате данной акции в страну вернулось почти $0,5 млрд., причем две трети осталось в банковской системе.

Банковская расчистка

Второй по важности для развития финансового сектора стала банковская реформа. Если кратко, она свелась к двум основным действиям: внедрению международных (базельских) стандартов банковского надзора (в 1995 — 1996 годах) и постоянному наращиванию требований по капитализации (например, норматив адекватности — 12%). В результате произошла консолидация банковского сектора, причем преимущественно добровольно, уже несколько лет насильно Нацбанк не отзывал лицензий. Даже наоборот, когда в 2001 году рассматривалась возможность слияния первого и третьего по величине банков, НБРК пришлось выступить против — во избежание излишней монополизации рынка. Итак, если в 1993 году в Казахстане насчитывалось порядка двух сотен банков, то сейчас — только 35. По словам Григория Марченко, будь в Украине все это проведено ранее, сейчас в нашей стране было бы втрое меньше банков, чем есть на самом деле. Но теперь это будет сложнее. Марченко отмечает, что они всю работу по консолидации сектора проделали в 1995—1996 годах, когда не было групп влияния.

Как отметила замглавы правления Нацбанка Гульбану Айманбетова: "Основная цель — соответствовать стандартам Евросоюза, хотя, казалось бы, мы азиатская страна. Дело в том, что ЕС занимает свыше 70% в структуре внешнего товарооборота. Поэтому, работая по этим стандартам, наши банки и страховые компании как посредники будут более понятны для наших западных контрагентов". Что касается глобальной интеграции, то в ЕС Астану не зовут, но она, видимо, будет среди первых, кто из СНГ в ближайшее время вступит в ВТО. Если говорить о финансах, то Казахстан — первое государство Содружества, которое получило инвестиционный кредитный рейтинг (присвоенный Moody's в 2002 году). Это, в свою очередь, вызвало активизацию внешних заимствований: в прошлом году только займы банков составили $3,7 млрд. Когда в 2003 году Казкоммерцбанк размещал 10-летние облигации на $500 млн., в западных изданиях поднялся большой шум. Это был самый большой и самый "длинный" выпуск банковских еврооблигаций в странах СНГ.

Западные финансисты присутствуют в Казахстане и более материально, в виде десятка дочек иностранных банков, причем Citibank и ABN Amro работают уже десять лет. Также нерезиденты владеют некоторыми пакетами "местных" банков, как Казкоммерцбанк и ТуранАлем. Кое-что, правда, запрещено — речь об открытии филиалов — но это лишь вопрос времени и необходимости вступления в ВТО, и в этом Казахстан тоже будет первым в СНГ. Кроме того, там сохранилась уже отмененная у нас норма о максимальном участии иностранного капитала в целом. Правда, квота довольно велика (50%), из которых использовано лишь 41%, отмечает глава правления НБРК Анвар Сайденов. Валютный режим также весьма свободен, норма обязательной продажи валюты отменена еще в 1995 году. Казахстан — первая страна СНГ, разрешившая своим гражданам открывать счета в зарубежных банках. По словам Сайденова, полная либерализация запланирована на 2007 год, когда даже для операций по капитальному счету тенге будет полностью конвертируемым.

Всерьез и надолго

В конечном итоге жесткие реформы пошли только на пользу. К примеру, судьба ныне крупнейшего казахстанского банка ТуранАлема в свое время была незавидной. Бывшие Промстрой- и Внешэкономбанк (собственно, Туран и Алем) имели большие проблемы, решать которые пришлось путем принудительного выкупа. Дело в том, что если на протяжении трех месяцев у банка — отрицательный собственный капитал, Нацбанк может инициировать принудительный выкуп акций по номиналу с дальнейшей продажей Минфину. Далее министерство должно было в кратчайшие сроки продать банк новому инвестору. "Так мы купили Туран и Алем, объединили их в один, капитализировали его, причем на деньги из бюджета ($90 млн.). Нацбанк списал кредиты банка, выданные на довольно приличные суммы. В конечном итоге в январе 1998 года банк был продан на аукционе за $120 млн. Так что получилась довольно удачная акция", — вспоминает Анвар Сайденов.

Сейчас банк ТуранАлем является вторым по величине банком Казахстана, его активы составляют $3 млрд., собственный капитал — $250 млн. Сейчас банку стало немного тесно на родине. "Внутреннего роста в республике достигли благодаря тому, что заняли 25—30% рынка. Дальнейший рост в Казахстане возможен только вместе с экономикой страны. В то же время накоплен значительный объем знаний, заслужена международная репутация как заемщика, построен банк, технологически соответствующий международным стандартам. Наша цель — это развертывание корпоративной банковской сети на территории СНГ. Мы хотим занять нишу по обслуживанию внутренней торговли стран Содружества, и уже расти вместе с экономикой, ВВП которой не $30 млрд., а $500 млрд.", — поясняет глава правления банка Ержан Татишев. В планы не входят только Туркменистан и Узбекистан, а также страны Балтии. По нашей информации, только российский Внешторгбанк объявил о своей экспансии на рынки стран всего СНГ. Правда, это государственный банк, то есть "менее рыночный".

Как и ВТБ, ТуранАлем намерен начать работу на украинском рынке уже в этом году. Но в отличие от российских коллег, казахстанские банкиры пока не намерены создавать "дочку" с нуля, и не утратили надежд приобрести готовый бизнес. Первая попытка — покупка Кредит Банка (Украина) — оказалась неудачной. Сейчас идут переговоры с несколькими учреждениями, но их имена на этот раз держат в секрете. "Мы могли бы себе позволить купить банк с капиталом в $50—100 млн., что вполне покрывает стоимость среднего банка. Однако для нас важен не только размер, но также акционеры и их репутация на рынке. Хотелось бы приобрести не только лицензию, но коллектив и партнеров на местном рынке, отчасти клиентскую базу. Что касается предполагаемого пакета, то в Украине для приобретения права назначать менеджмент необходимо иметь свыше 60% акций. Наш пакет должен давать нам возможность влиять на менеджмент", — говорит Татишев. Судя по всему, ждать результатов переговоров осталось не так долго. А пока что ТуранАлем планирует возобновить работу по организации синдицированного займа для банка "Надра".

Макроэкономические показатели в странах СНГ, 2003 год

Казахстан

Украина

Россия

Среднее по СНГ

Рост ВВП

9,2

9,5

7,2

7,0

Рост промышленного производства

9

16

7

8

Инфляция

6,8

8,2

12

Григорий Марченко, экономический советник Президента Казахстана

О реформах

Главная сложность многих реформ для стран СНГ заключается в том, что нужно планировать на очень длительный период времени. А в 90-е годы горизонт планирования был очень короткий, 2 — 3 года. Да и вообще, политики крайне редко думают о том, что будет через 30 лет, а лишь о происходящем в этот электоральный цикл. Это во всем мире известно, поэтому, кстати, возникла независимость центробанков. Массово это явление проявилось в 80-е годы, когда люди в развитых странах убедились в том, что правительству денежно-кредитную политику доверять нельзя. Каждый раз перед выборами возникает соблазн напечатать побольше денег, создать иллюзию того, что в стране все хорошо. Возвращаясь к реформам, скажу, что первыми быть сложно. Ведь другие потом могут что-то сделать чуть-чуть лучше, и не за три года, а всего за полтора. Поэтому лучше, если бы кто-то другой был первым и набивал себе шишки (смеется), а мы бы учились на чужих ошибках. Правда, крайне важно не упустить момент, "окно возможности".

Анвар Сайденов, глава правления Нацбанка Казахстана

О борьбе с инфляцией

Мы избрали своей целью переход к инфляционному таргетированию еще в позапрошлом году, но еще не все готово. Кое-что мы уже сделали: рассчитали базовую инфляцию, то есть без включения цен на топливо и еще ряда товаров. В годовом исчислении эта инфляция у нас — 6,5%. Второй момент, гораздо более сложный — мы должны построить монетарную модель. Это проблема достаточно трудоемкая, поскольку, по оценке нашего Департамента исследований и статистики, монетарные факторы в росте цен составляют максимум 55%. У нас этим занимается несколько человек, но работа движется с большим скрипом. После построения мы можем понять трансмиссионный механизм, то есть какими операциями на открытом рынке мы можем воздействовать на те или иные показатели. Так что работы еще много, поэтому внедрение таргетирования — дело среднесрочной перспективы, в лучшем случае это будет 2006 год.

Ержан Татишев, глава правления банка ТуранАлем

Об иностранных конкурентах

Мы планируем прийти на рынок стран СНГ с дефицитными здесь продуктами — это долгосрочное кредитование, международные инструменты заимствований, консалтинг и структурирование сделок. В этой нише у нас нет серьезных конкурентов. Даже российский ВТБ оказывает немного таких услуг. На украинском рынке эта ниша тем более не занята. Мы будем осуществлять долгосрочное финансирование, выполняя функции банка развития, но на коммерческих условиях. Ведь проблема банков СНГ не столько в стоимости средств, сколько в их длине. На начало открытия представительства лимит для Украины составлял $2 млн., сейчас это уже $30 млн. Сроки у нас пока от месяца до года. Среднесрочные проекты возможны только тогда, когда приезжает группа и вместе с предприятием определяет, что им нужно. Поэтому нам нужен дочерний банк, чтобы местный штат был более опытным в проектном инвестиционном финансировании. Думаю, $100 — 200 млн. долгосрочных займов в год — вполне реальная цифра. А что до отраслей, то нас интересует машиностроение, АПК и перерабатывающая промышленность.