Игра на "добивание"

В отношении дела "Криворожстали" государство себя ведет так, как будто вопрос уже решен. Полным ходом идет подготовка к проведению нового конкурса, несмотря на то, что судебные процессы еще не завершены. Впрочем, надежды отстоять свои интересы в системе у
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В отношении дела "Криворожстали" государство себя ведет так, как будто вопрос уже решен. Полным ходом идет подготовка к проведению нового конкурса, несмотря на то, что судебные процессы еще не завершены. Впрочем, надежды отстоять свои интересы в системе украинского правосудия у нынешних собственников меткомбината уже не осталось. В скором времени баталии будут перенесены в Европейский суд по правам человека

Подбивая последние судебные "формальности", власти, похоже, отнюдь не собираются придерживаться норм законности. 12 июля в Высшем хозяйственном суде Украины началось рассмотрение кассационной жалобы консорциума "Инвестиционно-металлургический союз" на решение Апелляционного хозсуда Киева, которым приватизация "Криворожстали" была признана незаконной.

Телеграмму с указанием места и времени проведения заседания адвокаты ИМС получили за несколько часов до его начала. Собственно, подобное поведение судов вряд ли могло удивить всякое повидавших (чего только стоит "печерская" эпопея судьи Кафидовой) в процессе битвы за КМК Алексея Резникова и Сергея Власенко. Однако факт остается фактом: налицо прямое нарушение законодательства, согласно которому все стороны процесса должны быть оповещены не менее чем за пять дней до начала судебного заседания.

Процесс вокруг крупнейшего металлургического актива страны легко мог бы удостоиться почетной номинации в жанре трагикомедии. Напомним, что в данный момент действующим является решение общей палаты Верховного Суда от 27 декабря 2004 года, подтверждающее законность сделки между Фондом госимущества и ИМС по покупке акций "Криворожстали". Однако в противовес ему действует также и решение Апелляционного хозсуда, на основании которого ИМС уже успели лишить 93% акций меткомбината.

Обращаясь к сути проблемы, нельзя не заметить, что все дело со стороны истцов от государства строится на исключительно формальных вещах. В частности, все решения против законности приватизации меткомбината основываются на двух позициях. Первая касается срока публикации сведений о продаже пакета акций, которые появились в печати не за 75, а за 30 дней до проведения конкурса. Несмотря на то, что все, кто хотел участвовать в конкурсе, свои заявки подать успели, а также на то, что оповещение претендентов — прямая обязанность ФГИУ, именно нынешние собственники "Криворожстали" оказались крайними.

Интересно, что краткий экскурс в историю украинской приватизации дал адвокатам ИМС повод удостовериться в избирательном подходе украинского правосудия, делающего скидку на политическую конъюнктуру. Так, из всех объектов так называемой группы "Г" (крупные промышленные предприятия), проданных в рамках нынешней программы приватизации, 95%, как и "Криворожсталь", были приватизированы на конкурсах продолжительностью менее 75 дней. Такова была практика работы ФГИУ, опиравшегося в вопросе сроков на закон о приватизации, а не на программу, однако мало какое предприятие, кроме КМК, встретилось с проблемой реприватизации на этом основании.

Второй причиной, которая легла в основу решений о незаконности продажи, стали якобы "необоснованные дополнительные условия", предъявляемые Фондом к будущему покупателю. В частности, речь идет об обладании собственником меткомбината опытом металлургического производства и наличии мощностей по производству основного металлургического сырья, коим является кокс.

Ссылка адвокатов на практику принятия решений по схожим делам во внимание не принимались. Ведь тот же Высший хозяйственный суд по делу о Южном ГОКе отнес установление любых дополнительных условий к исключительной компетенции ФГИУ. То же самое и в отношении меткомбината им. Дзержинского, где ВХС определил, что установление органами приватизации допусловий участникам законодательно не ограничено. "То есть во всех случаях, кроме "Криворожстали", ФГИУ мог вводить любые условия. В нашем же деле суды подходят к трактованию законов очень избирательно и принимают решения даже вопреки судебной практике", — сетует Сергей Власенко.

Очевидная политизированность процесса национализации "Криворожстали" вынудила ИМС обратиться к незаангажированному европейскому правосудию. Точнее — адвокаты консорциума уже подали первую партию документов и доказательств грубых нарушений ведения дела в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Его вердикт в пользу нынешних собственников позволит пересмотреть все решения украинских судов. Вероятность же такого решения довольно высока. В данном контексте стоит вспомнить дело "Совтрансавто-Холдинга" против Украины. Тогда суд признал убедительными аргументы компании, которая заявила о нарушении своего права на справедливый беспристрастный суд.

Даже если не брать чисто процессуальную сторону ведения процесса, нарушений при его ведении было вполне достаточно для тщательного их рассмотрения европейским судом. Беспрецедентное давление на суд, доказательством чего могут послужить неоднократные заявления премьер-министра Юлии Тимошенко о необходимости принятия судами решения в такие-то сроки, а также обещания будущим претендентам на "Криворожсталь" (в частности, руководству компании Mittal Steel) сделать все необходимое для скорейшего завершения всех формальностей, необходимых для повторной продажи объекта. Подобные заявления высокопоставленного чиновника, считают адвокаты, оказывает самое действенное влияние на принятие судебных решений.

Инвесторы и собственники "Криворожстали" уже успели предупредить всех возможных покупателей комбината о рисках, с которым они могут столкнуться. "У нас есть все основания утверждать, что меткомбинат был возвращен государству незаконно", — заявил на днях С. Власенко. Так что не исключено, что решение Европейского суда по правам человека может оставить будущего приобретателя "дефектного" объекта ни с чем.