ИнГОК поздравили "Смартом" "Смарт-груп" убедила чиновников в необходимости допэмиссии на Ингулецком ГОКе

Явно не удался прогноз главы ФГИУ Михаила Чечетова, сравнившего перспективы увеличения УФ Ингулецкого ГОКа с первыми американскими поселениями на Луне. Всего месяц прошел со времени заявления госчиновника о том, что "государственная машина способна переех
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Явно не удался прогноз главы ФГИУ Михаила Чечетова, сравнившего перспективы увеличения УФ Ингулецкого ГОКа с первыми американскими поселениями на Луне. Всего месяц прошел со времени заявления госчиновника о том, что "государственная машина способна переехать любого частного инвестора, ставшего у нее на пути", до одобрения этой самой "машиной" дополнительной эмиссии акций комбината. За "мировую" с властью частные собственники готовы выложить 100 млн. грн. В такую сумму они оценивают стоимость 38%-ного госпакета акций ИнГОКа

Оспаривать решение об эмиссии на ИнГОКе теперь не собираются даже в Фонде госимущества. "На сегодня нет никаких законодательных ограничений, которые бы препятствовали акционерам проводить вторичную эмиссию. Нам в данном случае предстоит определить "цену вопроса": если эмиссия была выгодна для предприятия и принесла ему только пользу, то на уровне правительства нужно принять соответствующее решение. В то же время, если от эмиссии нет отдачи — нужно возвращать госдолю. Мы еще судимся в трех судах и можем продолжать. Что касается лично меня, то я всегда подхожу с позиции предприятия и считаю, что грош цена той приватизации, которая нарушает социальное спокойствие и мир в регионе", — заявил глава ведомства М. Чечетов.

Как инвестор стал хорошим
А о том, что дополнительная эмиссия пошла на пользу как самому ИнГОКу, так и его 12-тысячному коллективу, на заседании парламентской комиссии говорили практически все присутствующие депутаты и чиновники. Замминистра промышленной политики Анатолий Федяев отметил, что Ингулецкий ГОК еще два года назад работающий убыточно, сегодня является одним из лучших предприятий отрасли, с самой высокой зарплатой (средняя — 1050 грн.). К тому же комбинат динамично развивается, осваивая новые технологии и наращивая объемы производства. Показательно, что еще месяц назад он заявлял, что предприятие ведет хозяйственную деятельность неэффективно: "ИнГОК накопил больше всех долгов по итогам 2003 года. Разница между тем, сколько должен комбинат, и сколько должны ему, уже превысила 150 млн. грн. Видимо, не все на предприятии так хорошо, как пытаются сегодня показать его менеджеры".
Исправить некий диссонанс между заявлениями месячной давности Анатолий Федяев попытался, объясняя суть претензий его ведомства к ИнГОКу, которая состояла даже не в том, как работает предприятие, а в том, как складывались отношения между его собственниками: "Спор идет между акционерами предприятия — государством и частными собственниками — за контрольный пакет акций, и решить его надо в правовом поле".
Решение вопроса в правовом поле, по всей видимости, произойдет следующим образом: государственная доля таки будет уменьшена до 38%, но частный инвестор выкупит ее по цене, в которую ранее оценивали контрольный пакет. Именно с таким предложением бывший управляющий ИнГОКа — компания "Смарт-групп" — обратилась в Фонд госимущества еще в самый разгар конфликта летом прошлого года.
По словам Андрея Вишневского — адвоката, представляющего интересы "Смарт-групп", компания готова купить 38% акций комбината по цене 50%-ного пакета акций, предложив за них 100 млн. грн. При этом адвокат подчеркнул, что эмиссия на ИнГОКе проведена законно, и 12% акций, на которые уменьшилась госдоля, являются уже не государственными, а выкупить их инвестор готов исключительно для того, чтобы погасить конфликт. Насколько 100 млн. грн. является оправданной ценой за контроль над Ингулецким ГОКом, будет решать правительство, но то, что открытые торги по продаже этого предприятия наверняка проходили бы в условиях жесткой конкуренции, сомневаться не приходится.
На Грушевского свое отношение к предложению "Смарт-групп" пока не комментировали. Не исключено, что там ждут новостей с Резницкой, где находится здание Генпрокуратуры. Специалисты этого ведомства совместно с юристами ФГИУ, ГКЦБФР и "Укррудпрома" оспаривают в Высшем хозяйственном суде решение Хозяйственного суда Киева, обязавшего в ноябре 2003-го ГКЦБФР зарегистрировать допэмиссию. Однако пока эти попытки не увенчались успехом. Правда, на прошлой неделе Хозсуд Днепропетровской области отменил решения, принятые на собрании акционеров ИнГОКа 29 января. Тогда акционеры комбината вывели из наблюдательного совета представителя "Укррудпрома" Сергея Баранова и утвердили увеличение уставного фонда. Однако это решение является скорее позиционной победой, поскольку главный вопрос— отмену решения о допэмиссии— власти пока не решили.
В любом случае, разрешение допэмиссии на ИнГОКе ставит правительство перед неприятным фактом: чем хуже, в таком случае, частные акционеры "Укртатнафты", НАСК "Оранта" или "Нефтехимика Прикарпатья", также инициировавшие увеличение уставного фонда, но пока не получившие разрешение на "размывание" госдоли? По-хорошему, ответ на этот вопрос правительственные чиновники должны были дать уже давно. Адекватного ответа пока дождались только российско-панамские хозяева крупнейшего горно-обогатительного комбината страны.

Комментарий

Олег Кошеленко, председатель наблюдательного совета ОАО "Ингулецкий ГОК":

— О том, что ИнГОК собирается проводить дополнительную эмиссию, знали все госорганы. На всех собраниях акционеров предприятия всегда присутствовали представители ГКЦБФР, и ни разу они не зафиксировали ни одного нарушения. Протоколы по принятию решения о проведении допэмиссии подписаны первыми лицами и замами как Минпромполитики, так и ФГИУ. А на данный момент уже есть шесть судебных решений в нашу пользу.
Что касается эмиссии, то проводилась она не для того, чтобы "размыть" госпакет акций, а для того, чтобы получить средства на реконструкцию производства. У нас не хватало средств на модернизацию и развитие. Об этом знали и в Министерстве промполитики, и в ГАК "Укррудпром", к которой мы не раз обращались. Государству предлагалось принять участие в допэмиссии, но поскольку оно отказалось, акции выкупил инвестор. Полученные средства были сразу же направлены на реконструкцию, в конце декабря прошлого года ее первый этап был завершен. В результате сегодня удалось не только значительно улучшить качество выпускаемого ГОКом концентрата, но и увеличить объем производства. Сейчас предприятие работает на уровне своей проектной мощности. Комбинат не отказался ни от одного социального объекта, регулярно выплачивает зарплату, платит налоги. Так что плохого мы сделали для государства?

Евгений Григоренко, первый заместитель председателя ФГИУ:

— Допэмиссия — всегда очень рискованный процесс, поэтому для того, чтобы собственники могли все хорошо взвесить, законодательно предусмотрен трехступенчатый поэтапный механизм принятия решения. И на каждом этапе любой акционер, в том числе и государство, имеет право пересмотреть свое ранее принятое решение.
В случае с ИнГОКом получилось так, что на первом этапе по вине отдельных чиновников было принято недостаточно взвешенное решение. Поскольку оно шло вразрез с интересами государства, на втором и на третьем этапе пошагового утверждения эмиссии мы имели полное право отказаться от принятого ранее решения. ФГИУ, Минпромполитики, ГКЦБФР, Кабмин, Президент продекларировали, что выступают против проведения допэмиссии на ИнГОКе, но это было проигнорировано. Если на этих этапах не учитывается мнение государства, это уже не соответствует действующему законодательству.
В дальнейшем решения суда подтвердили, что государство законно отказывается от продолжения процедуры проведения эмиссии. Но после того как ГКЦБФР фактически заставили зарегистрировать дополнительный выпуск акций, государство оказалось догоняющей стороной и догоняет до сих пор. Я считаю, что у нас есть все основания отстаивать свою позицию и не допустить проведения эмиссии.