Кадры, которые все решают

Термин "админресурс", обозначающий элемент государственного управленческого механизма, сегодня в активном лексиконе политологов. Правоведов он занимает незаслуженно меньше, несмотря на то, что использование административного ресурса во многих сферах жизни
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Термин "админресурс", обозначающий элемент государственного управленческого механизма, сегодня в активном лексиконе политологов. Правоведов он занимает незаслуженно меньше, несмотря на то, что использование административного ресурса во многих сферах жизни, и прежде всего бизнеса, тесно связано с нарушением должностными лицами норм законодательства или правил профессиональной этики

В августе 2004-го жительница Херсона Галина Бахматова подала жалобу в местный суд Суворовского района на действия губернатора, который во время Форума демократических сил Херсонщины публично восхвалял кандидата в президенты Виктора Януковича. Суд жалобу отклонил, посчитав, что губернатор в этот момент не выполнял своих должностных обязанностей (хотя и был объявлен с трибуны именно как глава облгосадминистрации). Бахматова заявила о намерении обратиться в апелляционный суд.

Губернатор рискует, ведь хотя термин "административный ресурс" в законодательстве и не используется, его правовое определение представлено в двух статьях Закона "О выборах народных депутатов Украины", а перечень средств использования админресурса — в Уголовном кодексе Украины и Кодексе Украины об административных правонарушениях.

Некоторые эксперты, в основном политологи, считают, что админресурс — это использование возможностей власти для агитации за определенные политические силы, а также для влияния на ход голосования — исключительно в целях борьбы за власть и сохранения ее.

Проявления админресурса зачастую встречаются и во многих сферах жизни. Это понятие отождествляют со злоупотреблением государственными органами и отдельными чиновниками своими властными полномочиями. В сфере предпринимательской деятельности он используется гораздо шире, чем на выборах, потому что чиновники "давят" бизнес ежедневно, год за годом, а не раз в несколько лет.

Одно из проявлений административного ресурса в бизнесе — введение нормативных актов, которые заведомо невозможно выполнить. Согласно законодательству, подзаконный акт не должен сужать или расширять рамки закона. В действительности органы власти создают новые, параллельные законодательные нормы. Например, невозможно выполнить нормативы одного из документов Министерства здравоохранения, выдвигающего требования к помещению, в котором может находиться компьютер: окна должны выходить на северо-восток, пол непременно должен быть специальным. Соответствовать таким требованиям можно — случайно. Зато это — узаконенный повод для поборов.

Юрий Лазуренко, юрист компании "Чернявский и партнеры", приводит другой пример использования админресурса: "Разъяснения налоговой не всегда соответствуют букве закона. Можно с уверенностью утверждать, что человек, к которому обращены эти положения, будет руководствоваться именно ими, несмотря на их противоречие с основным законом. Для него нет чиновника выше, чем над ним стоящий".

Регистрация, лицензирование — сферы, чрезвычайно благоприятные для расцвета админресурса. "Был хороший замысел о едином окне регистрации, — вспоминает народный депутат Борис Беспалый (фракция "Наша Украина"), — который на законотворческом уровне испоганен властью. Сейчас механизм регистрации работает так, что надо собрать 100 справок, включая справку, что ты не верблюд. Вот вам и рассадник использования административного ресурса". С лицензированием дело иной раз доходит до смешного. Например, чтобы открыть свой аптечный склад, человек должен приобрести книгу "Фармакопия" стоимостью более 800 грн. (авторство, как можно догадаться, принадлежит органам лицензирования). Дальше хуже — если это склад из двух комнат, значит, купить надо уже две книги.

В налогообложении отдельными приказами налоговое давление на некоторых субъектов хозяйствования облегчается, другим же субъектам налогами "выкручивают руки". Одиннадцать специальных экономических зон и девять территорий приоритетного развития с льготными налоговыми режимами, которые нередко меняются под влиянем различных лобби, как правило, создавались под конкретных инвесторов, имеющих поддержку на государственном уровне.

Известны факты, когда западные инвесторы заручались поддержкой на уровне Президента, но в отдельных регионах (например, в Донецке) их планы (в конкретном случае — строительство гипермаркетов) сочли неуместными, отдав предпочтение местным компаниям. Скандальные ситуации, в которых явно задействован админресурс, возникают в процессе приватизации, особенно крупных предприятий. "Админресурсом не брезгуют и бизнес-структуры, — акцентирует Юрий Лазуренко, — привлекая его, благодаря личным связям или финансовому потенциалу, к решению дел, например, на уровне судебной власти". Наличие связей с региональными властями, судами и силовиками является обязательным условием быстрого и недорогого передела собственности в результате корпоративных войн, слияний и поглощений.

Борис Беспалый называет три составляющие удачной борьбы с административным ресурсом, применяемые на Западе и неразвитые у нас. Самой действенной, по его словам, является конкуренция. В США демократы разжигают скандалы вокруг республиканцев и наоборот. Это заставляет власть задумываться о последствиях своих действий. Второй инструмент — свободная пресса. Третий — контроль общественных организаций.

Украинским бизнесменам, испытывающим на себе давление админресурса, советуют нейтрализовать его на законном основании. Иногда может быть достаточно заявления в ту или иную инстанцию, вплоть до Администрации Президента. Но довольно часто доказать использование админресурса, а значит — наказать виновного, даже в судебном порядке бывает очень трудно. Во всяком случае, известные отечественные адвокаты затруднились навести нам конкретные примеры из судебной практики. Хотя факты, по их словам, были налицо.

Намного проще с нарушениями в сфере выборов. Уголовный кодекс (статьи 157, 158, 159) четко определяет, что использование админи-стративного ресурса, которое сопровождается нарушениями избирательного законодательства, является преступлением. Препятствование осуществлению избирательного права, в зависимости от влияния на результаты голосования или выборов, наказывается:

— ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от двух до четырех лет;

— лишением свободы на срок от трех до пяти лет;

— лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет.

Неправомерное использование избирательных бюллетеней, подлог избирательных документов, неправильный подсчет голосов или неправильное оглашение результатов выборов наказывается:

— ограничением свободы на срок от трех до пяти лет (минимальное наказание);

— лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (максимальное).

По подсчетам экспертов и исходя из практики, в избирательной кампании даже при самом изощренном использовании админресурса уровень фальсификации варьируется в пределах 5 — 7% голосов.

Комментарий

Андрей ЕРМОЛАЕВ, директор Центра социальных исследований "София":

— В настоящее время происходит инструментальное усиление админресурса. Во-первых, админресурс используется как механизм контроля над поведением малого и среднего бизнеса, оказавшегося вне сфер влияния политических сил. Идет проверка лояльности поведения руководителей этих структур и отслеживание движения их средств. С этой целью используется система финансового контроля.

Во вторых, происходит мобилизация средств. Любая кампания — это огромные затраты, и в ней не обязательно напрямую несут расходы те, кто в ней участвует. Есть множество схем. Например, путем организации в рамках предвыборной кампании городских акций, общенациональных программ социальной направленности, фестивалей и прочего. Акции проводятся за счет финансовых ресурсов нейтрального бизнеса, который таким образом откупается от давления на себя.

Третье направление — работа на уровне руководителей корпоративного сектора с целью организации голосования. Для этого со стороны власти проводятся авторитетные разговоры или заключаются договоренности, то есть применятся своеобразная форма прикупа. С утратой властью своего авторитета перед избирателями такой путь позволяет ей внедрять свои идеи в массы через бизнес-руководство. Это новый инструмент, пришедший на смену прямого влияния, когда представители власти ходили по предприятиям и занимались прямой агитацией.

Следующее направление — включение мероприятий городского уровня в план выборных штабов. Проведение какой-нибудь бизнес-ярмарки просто оказывается частью предвыборного мероприятия.