"Когда бюджет — это уже закон, мы просто обязаны его выполнять"

В 2000 году государство проводит более чем жесткую дивидендную политику на предприятиях, находящихся в его собственности. В фонд дивидендов должно быть начислено 50% от чистой прибыли. Ответственный за выполнение решений правительства — Фонд госимущества.
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В 2000 году государство проводит более чем жесткую дивидендную политику на предприятиях, находящихся в его собственности. В фонд дивидендов должно быть начислено 50% от чистой прибыли. Ответственный за выполнение решений правительства — Фонд госимущества. Об особенностях дивидендной политики государства рассказывает первый заместитель председателя ФГИУ Михаил ЧЕЧЕТОВ

НА ЧЕМ ОСНОВАНА дивидендная политика государства?

Дивидендная политика, .доводимая Фондом госимущества, прежде всего основана на двух нормативных актах. Во-первых, это бюджет, в доходной части которого заложено 275 млн.грн. поступлений от дивидендов. Во-вторых, во исполнение уже принятого
Верховной Радой бюджета, Кабинетом министров было дано поручение ФГИУ, подписанное первым вице-премьером Юрием Ехануровым, обеспечить поступление этих 275 млн.грн.

Фонд обязали при проведении собраний в акционерных общест­вах провести решение о начисле­нии дивидендов на государствен­ную долю имущества в размере 50%. Поэтому в данной ситуации сегодняшняя дивидендная поли­тика может быть не в полной мере учитывает финансово-экономиче­ское состояние предприятий, их региональную и отраслевую спе­цифику. Решение о начислении 50%прибыли в фонд дивидендов снимается вне зависимости от "Ситуации в акционерном обществе или величины его дебитор­ской/кредиторской задолженнос­ти. Мы получаем очень много пи­сем с критикой и упреками в адрес Фонда за то, что он проводит же­сткую дивидендную политику, и в результате ее реализации пред­приятия обескровливаются. Мож­но дискутировать в отношении суммы 50% от прибыли, много это или мало. Если подойти к этой проблеме чисто экономически и абстрагироваться от потребнос­тей бюджета, то действительно лучше было бы на несколько лет (по крайней мере, года на два) предприятия вообще освободить от всяческих дивидендов, чтобы вся полученная прибыль была бы реинвестирована на производст­венные нужды. Может быть стоило бы уменьшить размер начисляе­мых на прибыль процентов. Сде­лать их в два-три раза меньше. Но все дискуссии нужно было вести до момента принятия бюджета. Вот тогда необходимо было нахо­дить аргументы отраслевым мини­стерствам, министерству эконо­мики, Верховной Раде, когда она принимала такой бюджет. Надо было сказать, что забирая часть прибыли у предприятий помимо налогообложения, мы тем самым не даем им развиваться. Сейчас, когда бюджет — это уже закон, мы просто обязаны его выполнять. Можно ли цивилизованно выйти из сложившейся ситуации и все-таки уменьшить дивидендное бремя налогов на предприятия? Можно. Но это решение должно базиро­ваться на действующем законода­тельстве. По всей видимости, ми­нистерства и ведомства, в управ­лении которых находятся данные предприятия, Министерство экономики должны выйти с предложением в адрес Кабинета министров о коррекции суммы диви­дендов, в виду того, что сумма 275 млн.грн. очень обременительна для предприятий. Пусть коррекция выразится в ее уменьшении в 2 раза или в 3 раза. Может да­же имеет смысл вообще отменить начисление дивидендов. Вот это бу­дет цивилизованное ре­шение. Но оно должно принимать­ся в пакетном режиме, поскольку если на 275 млн.грн. будет умень­шена сумма дивидендов в доход­ной части бюджета, значит необ­ходимо урезать расходную часть, какие-то статьи пересматривать или же на аналогичную сумму уве­личивать дефицит бюджета и ис­кать соответствующие источники покрытия. То ли за счет внешних займов, которые сейчас очень трудно получить, пока не возоб­новлено сотрудничество с МВФ, то ли идти на пополнение дефици­та бюджета за счет эмиссии с со­ответствующими прогнозируемы­ми темпами инфляции. Я еще раз повторю, с точки зрения предпри­ятия, может быть на сегодняшний день и даже завтрашний было бы нецелесообразно начислять диви­денды, а всю прибыль, идущую на выплату дивидендов, направить на реинвестиции в производство. Го­сударству же необходимы денеж­ные средства на различные выпла­ты, социальные программы, фи­нансирование бюджетной сферы и т.д., и оно пытается из своей доли имущества в акционерных обще­ствах хоть какую-то часть денег получить. Вот такое противоречие, к сожалению, существует. И на се­годняшний день его достаточно трудно разрешить полностью.

Насколько решение о начислении 50% прибыли в фонд дивидендов зависит от размера государственной доли в уставном фонде предприятия?

Там где доля государства составляет меньше 50% уставного фонда компании, решение принимается большинством собрания и участвующий в нем представитель государства не всегда способен переломить ситуацию на собрании и обеспечить принятие решения о начислении 50% прибыли в фонд дивидендов.

А там, где за государством больше 50%, такое решение должно быть принято в обязатель­ном порядке. Если оно не прини­мается, то в этой ситуации чело­век, представляющий интересы государства, откровенно говоря, занимает просто антигосударст­венную позицию. Поскольку есть решение правительства начислить 50% прибыли в фонд дивидендов, ему выписывается доверенность, а он не голосует. К сожалению, та­кие прецеденты есть. Государст­венный пакет акций "Турбоатома", находящегося в ведении Минпромполитики в прошлом году, был передан в управление гене­ральному директору предприятия Анатолию Бугайцу. И перед собра­нием акционеров ему была выпи­сана доверенность. В ней ему ука­зали перечислить на дивиденды только около 7% прибыли. Когда мы об этом узнали, то предложили "Турбоатому" отложить проведение собрания или начислить диви­денды в полном объеме. На пред­приятие были высланы копии ре­шений правительства о необходи­мости начисления 50% прибыли в фонд дивидендов. Но, к сожале­нию, наше требование проигнори­ровали, и на собрании было при­нято решение о начислении 6,9% прибыли в фонд дивидендов. В этой ситуации Фонд госимущества обратился в правительство к пер­вому вице-премьеру с просьбой дать поручение Минпромполитики разорвать с генеральным директо­ром договор на управление госу­дарственным пакетом акций "Турбоатома". Поскольку в данной си­туации человек, призванный защи­щать интересы государства и про­водить в жизнь решения прави­тельства, выступил против. Он просто морального права не имеет управлять государственной час­тью имущества.

Второй случай был связан с трактовкой базиса начисления ди­видендов. Было проведено собра­ние в "Киевэнерго", и на нем при­нято решение о начислении 50% прибыли в фонд дивидендов. За 1999 г. "Киевэнерго" получило получило по­рядка 300 млн.грн. балансовой прибыли. После уплаты всех нало­гов на предприятии осталось око­ло 200 млн.грн. С нашей точки зрения, это как раз та чистая при­быль, на которую должно быть на­числено 50%. Соответственно, бюджет должен был получить 50 млн.грн., так как госпакет состав­ляет 50%. Но руководство "Киевэ­нерго" стало абсолютно по-друго­му трактовать базис начисления дивидендов. По их мнению, после налоговых платежей в бюджет, не­обходимо оплатить все свои теку­щие расходы. В результате, оста­ется 8-10 млн.грн., с которых они и собирались платить дивиденды. Вместо 50 млн.грн. государство получает 2 млн.грн. (2% от чистой прибыли). Фонд, конечно, с такой трактовкой не согласился. Мы на­правили официальные письма в Комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку, в Министерст­во финансов, в Государственную налоговую администрацию, чтобы они дали трактовку термина "чис­тая прибыль", т.е. базиса для на­числения дивидендов. Официаль­ный ответ пока не получен, но в ходе предварительных консульта­ций однозначно определено, что "чистая прибыль" — это прибыль после уплаты налогов. Сперва на эту сумму необходимо начислить дивиденды, а оставшиеся средст­ва идут на нужды предприятия. Мы сейчас ожидаем письменных ответов от Минфина, Комиссии и налоговой. Они будут отправлены в "Киевэнерго", чтобы они четко выполнили решение собрания ак­ционеров о перечислении 50% прибыли в фонд дивидендов и за базис взяли прибыль после нало­гообложения. После этого соот­ветствующие письма будут разо­сланы по всем региональным от­делениям Фонда, по всем акцио­нерным обществам, чтобы ни у ко­го не возникало иллюзий по пово­ду базы начисления дивидендов.

Были ли случаи начисления дивидендов в размере 50% от прибыли на предприятиях,
где государство не владеет контрольным пакетом?

Таких случаев не было. Но я не хочу сказать, что руководство предприятий смотрит только на свои нужды и забывает об интере­сах государства. Нет, даже там, где доля государства меньше кон­трольного пакета, тоже принима­ются решения о начислении диви­дендов, только не в размере 50% от прибыли. Допустим, представи­тель государства предлагает 50%, а на собрании решают перечис­лить 5-10%. Решение принимается в зависимости от того, насколько убедительно представитель Фон­да объяснял необходимость на­числения 50% прибыли в фонд ди­видендов.

Какие санкции может применять Фонд госимущества при невыполнении решения о начислении 50%?

В самом законе не зафиксирована обязанность предприятия перечислять 50%, это уже решение правительства, основанное на законе о государственном бюджете. В данной ситуации мы можем оказывать влияние в кадровой плоскости в отношении лица, не
обеспечившего принятие соответствующего решения, там где доля государства в уставном фонде предприятия составляет 51%. Возвращаясь к ситуации на "Турбоатоме", если нам удастся доказать нелегитимность состоявшегося собрания, то будет проведено новое. Нет, значит будет перечислена принятая сумма, но фонд поставит вопрос о разрыве договора на управление государственной частью имущества с руководителем предприятия.

Какие шаги будут предприниматься ФГИУ, если решение о начислении дивидендов
принято, а денег у предприятия
нет?

Деньги должны перечисляться в бюджет по мере их поступления.

Обладает ли Фонд госимущества правом бесспорного списания средств с расчетного
счета предприятия?

Мы пытались провести такое решение. Понятно, что ситуация непростая и, конечно, если бы
у Фонда было право безакцептного списания средств по тем предприятиям, где решения о перечислении 50% прибыли в фонд дивидендов были приняты, было бы легче проводить дивидендную политику государства. Но этот вопрос не из области рыночных отношений между субъектами экономики. Это административное решение и в сегодняшнем правовом поле его реализовать нельзя.

В прошлом году правительством было предписано перечислять в фонд дивидендов
25% от прибыли. Сравните опыт прошлого года с сегодняшней ситуацией.

На сегодняшний день, когда акционерные общества вернулись под крыло Фонда, мы более
тщательно и кропотливо ведем с ними работу. Массив их большой — порядка 3,2 тыс. предприятий. На данный момент мы подключили к работе по обеспечению поступлений в бюджет дивидендов наши региональные отделения. По сравнению с прошлым годом результаты более чем положительные. У нас региональные отделения сильнее, чем были у Агентства по управлению государственными корпоративными правами. Мы за первый квартал 2000 г. перечислили в бюджет около 16 млн.грн., при плане Минфина 15 млн.грн.
Кроме этого, уже приняты решения на собраниях акционеров о перечислении еще 92 млн.грн. дивидендов. Прошло меньше половины всех собраний, и, если такая тенденция сохранится, если Фонду удастся на этой стадии проявить жестко государственную позицию, то, я думаю, что 275 млн.грн. за год мы сможем обеспечить.

Почему платят

Николай ПРУДИУС, директор по соци­альной политике ОАО "Крымский содовый завод":

— ПРЕДПРИЯТИЕ будет выплачивать дивиденды за 1999 год с 1 июня текущего года. Решение о перечислении 25% чистой прибыли в фонд дивидендов единогласно было принято собранием акционеров. Хотя на дивиденды направлена четверть прибыли, однако акционеры получат очень небольшие суммы: на одну акцию дивиденды составляют меньше тысячной копейки, а на 3 тысячи акций каждому акционеру будет перечислено около 25 гривен. Правление содового завода не возражало против выплаты дивидендов. Считаю, что это, скорее всего, ни что иное, как –хороший жест со стороны предприятия. Таким образом, ничуть не ущемлены права ни сотрудников, ни
акционеров. Появилась прибыль, мы и заплатили, а если бы ее не было, то, соответственно, никто дивидендов бы не получил. В этом году, согласно плану распределения прибыли за 2000, на дивиденды акционерам перечислим 50%, что составит около 3,1 млн. грн.

Юрий АГАРКОВ, заместитель предсе­дателя правления ОАО "УкрНИИАТ":

— ПРЕДПРИЯТИЕ направило в текущем году 50% чистой прибыли в фонд дивидендов прошлого года. На принятии этого решения настаивал представитель Фонда госимущества, собственник контрольного пакета акций. Но я считаю, что это есть ни что иное, как диктат. Ведь мы в прошлом году планировали направить на дивиденды 25% чистой прибыли, что, согласитесь, также немало. Государство получило бы 72 тыс. грн. А так, поскольку прибыль 1998 года была использована предприятием, то нам пришлось изыскивать деньги в текущем году и выплачивать дивиденды некоторым акционерам в срочном порядке. В частности, государству мы обязаны были выплатить 165 тыс. грн. в недельный срок, чтобы не применялись штрафные санкции. Из-за этого
у нас возникли проблемы с выплатой зарплаты сотрудникам. Многих пришлось переводить на

неполный рабочий день и отправлять в нео­плачиваемый отпуск. На майские праздники мы всегда старались выплатить ветеранам войны по 100 грн., однако в этом году вряд ли сможем это сделать.

Ярослав СУХОЙ, заместитель гене­рального директора ОАО "Мотор Сич":

— НАПРАВИЛИ на выплату дивидендов 3,2% чистой прибыли за 1998 год, а за 1999 собираемся выплатить в размере 25%. Но если государство будет вести такую обдираловскую налоговую политику по отношению к предприятиям, то мы скоро избавимся и от самих производителей. Даже с акционеров требуют уплаты 30%-ного налога. Студентам выплачивают мизерную стипендию — 18 грн. и 2 грн. уходит на подоходный налог. Вот доход-то какой! Смешно и противно на это смотреть! A почему в государстве отсутствует механизм предоставления долгосрочных кредитов? Отсутствие нормальной финансово-кредитной системы приводит к тому, что у предприятий
вымываются оборотные средства. Государство борется с инфляцией, поддерживая гривню, но не задумывается о производственниках, отчего гибнут не горько предприятия, но и целые отрасли. Мы вывели собственными силами на мировую арену АН-140, потратив при этом $80 млн. собственных средств. И подтвердили всему миру, что Украина осталась развитым авиационным государством. Мы также и не забываем не только о том, что надо выплачивать дивиденды, но обеспечиваем наших 5 тысяч ветеранов одеждой, лекарствами, питанием и оздоравливаем их, выплачиваем им пособия в праздничные дни.

Владимир ТИМОНИН, начальник отде­ла реформирования прав собственности:

— ВОПРОС ВЫПЛАТЫ дивидендов предприятиями регулируется Постановлением Кабмина. В соответствии с ним государство ранее требовало перечисления предприятиями 25% чистой прибыли, а в этом году ставки! повысились — все без исключения предприятия, имеющие госдолю, обязаны перечислять в фонд дивидендов 50% чистой прибыли. Это диктат. Правительство совершило глупость, приняв такое решение. "Укрнефть". как ведущее газонефтедобывающее предприятие, могло бы перечислить прибыль на разведку и
разработку месторождений нефти и газа. А от реализации данной продукции государство
получило бы сумму в три раза больше, чем от выплаты дивидендов. Государственная дивидендная политика по перечислению половины чистой прибыли является очень недальновидной.