Конец "черных списков"

Похоже, украинская власть окончательно отказалась от идеи формирования так называемых "черных списков", куда попадало неправедно проданное государственное имущество. На прошлой неделе наличие перечня таких предприятий официально опроверг первый вице-премь
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Похоже, украинская власть окончательно отказалась от идеи формирования так называемых "черных списков", куда попадало неправедно проданное государственное имущество. На прошлой неделе наличие перечня таких предприятий официально опроверг первый вице-премьер Анатолий Кинах. Вместо этого правительство попытается определиться с критериями доплаты за отдельные приватизируемые активы и узаконить этот механизм через Верховную Раду. Правда, шансы, что законопроект о доплатах в нынешнем виде пройдет в парламенте, пока невелики

С начала года высокопоставленные украинские чиновники не переставали публично обсуждать вопрос о количестве приватизационных сделок, подлежащих отмене, а цифры колебались от 29 до 3000 объектов. Анатолий Кинах еще недавно заявлял, что правительственная комиссия под его руководством сформировала список из 29 предприятий, приватизация которых должна быть пересмотрена. На прошлой неделе он же и опроверг существование такого перечня. "Я хочу официально заверить, что никакого "черного списка" в Украине не существует", — сказал первый вице-премьер.

Достаточно показательной оказались и результаты проверок выполнения инвестиционных обязательств, которые инициировал Фонд госимущества. В результате получился довольно внушительный список, состоящий из 194 объектов (с ним можно ознакомиться на сайте ФГИУ). По словам главы этого ведомства Валентины Семенюк, невыполнение инвестобязательств на сегодня по-прежнему единственное законное основание для обращения в суд на предмет возвращения проданного объекта в госсобственность. Самое интересное, что в "списке 194" так и не оказалось ни одного объекта, которые в последнее время представители власти постоянно называли кандидатами на реприватизацию.

Резкая смена позиций по поводу необходимости существования единого "черного списка" кандидатов на возврат в государственную собственность вполне объясним. Во-первых, в неловкую ситуацию попадало правительство. Виктор Ющенко неоднократно заявлял, что если перечень предприятий и сформируют, то он будет исключительным и новых фигурантов там не появится. Таким образом, власть теряла самый действенный механизм влияния на крупный бизнес — пугало реприватизации. Логика понятна — если "пронесло" и в черный список ты не попал, идти на уступки властям в других вопросах (в том числе и политических) совсем не обязательно.

Помимо этого существовала и более глобальная опасность — потеря авторитета в глазах мировой общественности, в том числе и западных инвесторов. "Самый тяжелый удар по экономике нанесли неясно сформулированные планы правительства в области реприватизации", — отмечает в своей статье "Предательство революции" (The Washington Post) известный западный экономист Андерс Аслунд.

Еще одной проблемой стала размытость критериев, а также очевидная политическая предвзятость "черных списков". Например, представитель Президента Виктора Ющенко в парламенте Сергей Соболев сообщил, что списки нужно формировать с учетом того или иного собственника предприятия, а по большому счету его политической ориентации при прежнем режиме.

В предвзятости списков нетрудно убедиться на примере Никопольского завода ферросплавов, принадлежащего Виктору Пинчуку. Из трех крупнейших украинских ферросплавных заводов в заявлениях о реприватизации фигурирует только это предприятие, Запорожский ЗФ и Стахановский ЗФ (оба контролируются группой "Приват") в списках не числятся. Между тем, претензий к собственникам завода и в части выполнения инвестобязательств нет — Фонд госимущества неоднократно подтверждал их выполнение. Если критерием для пересмотра продаж выбрана заниженная цена, то первыми в этом списке должны оказаться как раз ЗЗФ и СЗФ, проданные значительно ниже никопольского завода. К тому же в прошлом году НЗФ получил прибыль 107 млн. грн., в то время как ЗЗФ и СЗФ показали убытки.

На доплату, становись!

Отказавшись от игр в "черные списки", власти, впрочем, не отказались от идеи передела собственности в стране. Недавно правительство предложило альтернативу спискам "штрафников" — доплату. 31 мая премьер-министр Украины Юлия Тимошенко сообщила, что "на будущей неделе в парламент будет передан законопроект о доплатах, и содержать он будет не списки предприятий, а критерии для определения объектов, приватизированных с нарушениями". Возможно, убедившись, что возвращать проданное через суды дело длительное, хлопотное и не всегда оправданное (достаточно примера "Криворожстали", собственники которой собираются дойти до Европейского суда), Кабмин разработал законопроект, регулирующий механизмы доплаты за проданные ранее государственные активы.

Судя по комментариям, которые уже прозвучали по поводу этого законопроекта, панацеей, в равной степени выгодной и власти, и большому бизнесу, он вряд ли станет. А скорее спровоцирует новый виток недовольства реприватизационной политикой правительства. Главный момент документа — доплачивать придется за все предприятия, проданные не за максимально предложенную цену. Как известно, в Украине приватизация чаще всего проходила на конкурсах, решающую роль в которых играли другие условия (инвестиции, обязательства по сохранению рабочих мест, сохранению профиля предприятия, обеспечения определенной прибыльности и т. д.), а не цена.

Эксперты скептически относятся к появлению такого закона, как и сомневаются в "безоблачном" его прохождении в парламенте. Вряд ли сделает его привлекательнее и наличие "сертификата об амнистии" собственнику, после которого приватизация данного предприятия должна стать неподсудной на все времена. Собственники прекрасно понимают, что может прийти новая власть, заявить, что доплата была такой же несправедливой, как и приватизация, придумать новые критерии для определения того, кто и сколько должен доплачивать. И все начнется сначала.

Комментарии

Валентина Семенюк, председатель ФГИУ:

- Что касается всяких списков, могу сказать одно. Закона о реприватизации как не было, так и нет. Действует один закон — "О приватизации госимущества", и согласно его нормам, мы имеем право вернуть проданное предприятие в госсобственность только в случае невыполнения покупателем инвестобязательств. Только в этом случае Фонд может обратиться в суд, и, получив положительное решение, разорвать договор КПП.

Если нарушения при приватизации выявляет прокуратура, то расследует в рамках уголовных дел. Я думаю, что таких объектов у них может быть намного больше.

Сейчас на сайте ФГИУ представлен список из 194 объектов, разрыв договор с покупателями которых рассматривается в судебном порядке. Но и это не веяние времени или новой власти. Это работа, которую ФГИУ осуществлял всегда, возможно, только сейчас она осуществляется более активно. Просто эту сферу деятельности я держу на особом контроле. Мы открыто информируем о том, что происходит с этим списком, информация на сайте обновляется ежедневно и ежечасно.

Дмитрий Святаш, народный депутат:

- Реприватизация одного предприятия или целого списка — это аморально, экономически несостоятельно, это не правовая позиция. Я считаю, что может быть только одно доказательство: покупалось это предприятия согласно действующему законодательству или нет. Это же касается и стоимости, по которой предприятие было продано — ведь ее определяло само государство. А говорить, что давайте доплатим 1 грн. или млн. грн. — это правовой анархизм. Критерий может быть только один — соблюдение закона, и если порядок был нарушен, цена определена неправильно, то к ответственности, в том числе и уголовной, нужно привлекать чиновников, а не покупателя. Считаю, что такое решение было бы нормальным с точки зрения инвестиционной привлекательности Украины.