"Криворожсталь": интересы вместо перспектив

Конфликт, разворачивающийся сегодня вокруг металлургического предприятия "Криворожсталь", казалось бы, вышел из затяжной фазы. 2 июня Киевский апелляционный хозяйственный суд отклонил апелляционную жалобу промышленно-финансового консорциума "Индустриально
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Конфликт, разворачивающийся сегодня вокруг металлургического предприятия "Криворожсталь", казалось бы, вышел из затяжной фазы. 2 июня Киевский апелляционный хозяйственный суд отклонил апелляционную жалобу промышленно-финансового консорциума "Индустриально-металлургический союз" (ИМС) о признании незаконной приватизационной продажи 93,02%-ного пакета акций комбината. Номинальный держатель акций — ING Bank (Украина) — выписал их со счета ИМС и перевел на Фонд госимущества. Таким образом, новой продаже меткомбината, о которой уже две недели рассказывает премьер Тимошенко, был дан "зеленый свет". Однако пока перспективы нового конкурса выглядят довольно туманно

Государство, сделавшее Криворожский металлургический комбинат краеугольным камнем своих предвыборных обещаний о справедливом распределении собственности, данных тысячам людей, собравшихся на Майдане, эти обещания выполнило. Почти. Казалось бы, дело за малым — перепродать предприятие еще раз, вернуть покупателям уплаченные ранее деньги, а вырученные средства пустить на нужды непомерно социального и дефицитного бюджета. Однако не все так просто, как хотелось бы.

Прежде всего, сама организация повторного конкурса займет не меньше ста дней. Об этом 8 июня заявила председатель Фонда госимущества Валентина Семенюк. Ее аргументация проста — окончательное решение о проведении конкурса по "Криворожстали" может быть принято только после урегулирования всех спорных вопросов. А вот поступления в бюджет, ожидаемые от этой сделки, исполнительной власти нужны уже сегодня. В худшем случае — осенью.

Сложности юридические…

Еще одна сложность — легитимность грядущей приватизации меткомбината, которая может создать серьезные проблемы для Украины. Пройдя все отечественные инстанции, акционеры намерены искать правды в европейских. А Европа, куда мы так стремимся, считает право частной собственности священным. Одним из подтверждений тому может быть отчет "Предложения Президенту — новая волна реформ", подготовленный комиссией "Голубая лента", которая была инициирована и поддержана ООН. В этом отчете международные эксперты рекомендуют не играть с такими понятиями, дабы окончательно не испортить инвестиционную привлекательность государства.

По результатам решения суда премьер-министр Юлия Тимошенко заявила о том, что правительство не намерено идти на так называемое мировое соглашение, поскольку уже доказано, что приватизация "Криворожстали" была проведена незаконно. Процедура же мировых соглашений, предусмотренная действующим законодательством, действует только в том случае, если судебный процесс еще не завершен.

В судебном определении, на которое сослалась Юлия Владимировна, о незаконности приватизации КМК написано, что доводы защиты были заслушаны. Однако есть запись заседания, доказывающая, что этого сделано не было. Решение о незаконности приватизации было принято на основании того, что Фонд госимущества провел конкурс за 30 дней — в соответствии с законом о приватизации, а не за 75 — в соответствии с программой приватизации. Как видим, данные акты противоречат друг другу. В то же время закон во всем цивилизованном мире имеет более высокий юридический статус, чем программа.

Подобные доводы оказались недостаточно весомыми для украинского правосудия, которое даже не захотело с ними ознакомиться, но, думается, они будут весьма интересны правосудию европейскому. В результате для новой украинской власти может сложиться совсем непривлекательная ситуация. Если ИМС удастся отстоять свои права в Европейском суде, а государство за это время таки успеет продать "Криворожсталь" (что весьма вероятно, учитывая неторопливость еврофемиды), то после этого ему придется возвращать комбинат законным владельцам. А за этим стоит испорченный имидж революционных кормчих, снижение инвестиционной привлекательности Украины, о которой власть сегодня так печется, наконец, просто серьезный удар по нашим евроинтеграционным устремлениям. Кроме того, подобный подход к организации частной собственности отпугнет потенциальных покупателей, которые в лучшем случае предложат не намного больше, а в худшем — уничтожат комбинат, выкачав из него все ресурсы.

…. и технологические

Однако могут быть и другие последствия покупки иностранными инвесторами стратегического предприятия, которым, без сомнения, является КМК. Прежде всего, речь идет об экономической целесообразности такого шага. Как написал в письме на имя Валентины Семенюк бывший главный инженер проекта комбината "Криворожсталь", инвалид Великой отечественной войны Изяслав Лемберикман, "Ваш предшественник (бывший глава ФГИУ Михаил Чечетов — ред.) условием о солидном углекоксовом звене инвестора фактически возродил первичную (1930 г.) проектно-экономическую концепцию, лежавшую в основе создания меткомбината "Криворожсталь" (именно так он тогда назывался)".

Суть концепции, по словам г-на Лемберикмана, заключается в следующем: "Создать комбинат на основе преимуществ кооперирования и уникального расположения в центре рудного месторождения (сырье непосредственно из недр идет в технологию по цене себестоимости добычи) и вблизи угольной базы (топливо по корпоративной цене доставляется в собственных ж/д составах, перевозящих обратно в Донбасс железную руду из Кривбасса)".

Таким образом, конкурсное условие об угольно-металлургическом альянсе при продаже "Криворожстали", поставленное в 2004 году ФГИУ под руководством Чечетова, превращает донецкого поставщика угля и кокса в участника производства готовой продукции — проката. Такая цепь становится выгодной и угольщикам, и металлургам, и государству. Дело в том, что российские или польские угли, которые могут быть использованы в качестве альтернативы украинским, качественнее и рентабельнее донецких. А иностранцы вряд ли станут себе в убыток покупать донецкий уголь, как это делал ИМС.

Что касается государства, то его выгода заключается в том, что значительная часть затрат, ежегодно выделяемых Донбассу в виде льгот и субсидий для поддержания производственной и социальной инфраструктур, фактически возлагается на частных владельцев меткомбината.

Таким образом, при отсутствии этого условия конкурса и в случае победы одного из зарубежных инвесторов (а по словам премьер-министра, в новом конкурсе на продажу предприятия уже весьма заинтересована французская компания Arcelor), технологическая цепочка окажется нарушенной. Каждый из них владеет аналогичными, то есть конкурирующими предприятиями. Присоединив "Криворожсталь", они сбалансируют сортамент и объемы производства по возможностям своих рынков сбыта. Это неизбежно повлечет снижение выпуска продукции и сокращение инновационных инвестиций.

Нельзя забывать и об огромной социально-культурной инфраструктуре. Вся предшествующая практика приватизации иностранцами показывает, что они с легкостью избавляются от таких объектов, считая их снижающими рентабельность продукции, и не особо задумываются об их дальнейшей судьбе. И даже обещание такого инвестора не может являться гарантией сохранения этой сферы. А ее ликвидация, пусть даже через 3-5 лет, станет большой потерей для полумиллионного населения. В то же время, как пишет г-н Лемберикман, сохранение и развитие социально-бытовой, культурной и благотворительной сфер трубного завода, приобретенного в Днепропетровске много лет назад, является убедительной гарантией прежнего покупателя. Теперь же г-жа Семенюк заявляет о том, что объекты социальной сферы будут выведены и переданы на баланс Кривому Рогу. Городская администрация будет, безусловно, счастлива, что теперь ей придется финансировать еще и эти объекты.

Таким образом, напрашивается вывод: если даже проводить новый конкурс, то в интересах государства, отрасли и предприятия будет целесообразно сохранить все прежние условия. Таково мнение человека с 35-летним стажем проектирования и развития предприятия.

Премьерское исключение

Однако, как видим, правительству во главе с Юлией Тимошенко не до этих выводов. 16 июня, сразу после подписания Меморандума о гарантиях прав собственности и обеспечении законности при их реализации, премьер-министр заявила, что не против мировых соглашений с собственниками незаконно приватизированных предприятий… за исключением "Криворожстали". Почему так? Официально, как уже отмечалось, она указала на окончательное (и небесспорное) определение суда, признавшего приватизацию незаконной.

О том, какова ситуация на самом деле, в интервью газете "День" (№101 от 8 июня) рассказал бывший заведующий государственным имуществом Михаил Чечетов: "Еще в конце прошлого года было понятно, что пик приватизации мы уже прошли. И я еще предыдущему правительству предлагал заложить в бюджет 2005 года продажу государственного имущества на два миллиарда гривен". Однако тогда эту цифру "подправили" до четырех миллиардов. А новое правительство, не мудрствуя лукаво, в поправках к бюджету записало почти семь! "Я помню, как мы вели дискуссию на эту тему с министром финансов Виктором Пинзеником, — продолжает Чечетов. — Он очень хорошо понимает суть происходящих процессов. Ведь дело в том, что в доработанной программе приватизации, которую планируется рассматривать в этом году, записано, что на продажу будут выставляться небольшие, нерентабельные и инвестиционно непривлекательные предприятия, от продажи которых не приходится ожидать больших поступлений в бюджет". Расчет в данном случае делался на то, что инвесторы обеспечат таким объектам прогрессивное развитие, а работникам — трудоустройство и нормальные зарплаты.

Но если правительство теперь все-таки настаивает на цифре, записанной в бюджете, то, по мнению г-на Чечетова, оно "вынуждено принимать политические решения в отношении отдельных "лакомых кусков" госсобственности, продажа которых и должна обеспечить запланированные поступления в бюджет". В противном случае следует скорректировать бюджет. Решения этого вопроса пока нет. По информации экс-главы ФГИУ, "было письмо Фонда главе правительства с просьбой уменьшить объем приватизации". Какое решение будет принято, пока неизвестно.

Если будет принято решение о продаже крупных объектов, то оно требует определенной подготовки, оценки стоимости продаваемого имущества, времени для проведения конкурса. Опыт же Михаила Васильевича свидетельствует о том, что в результате деньги могут попасть в бюджет только в конце этого года, "причем сегодня цена каждого пропущенного дня очень высока". "Еще чуть-чуть, и денег можно будет ожидать лишь в первом квартале будущего года", — заключил он.

В общем, складывается патовая ситуация. Необходимое правительству решение суда получено. Предвыборные обещания вроде как выполнены. При этом у власти нет никакой последовательной программы дальнейших действий. Что дальше?

По сути, можно определить лишь два возможных варианта решения вопроса. Либо дождаться, пока завершатся все необходимые процедуры, и снова продать предприятие, либо договориться.

В первом случае руководство государства может получить больше электоральных очков накануне парламентских выборов. Возможно, больше денег в виде поступлений в бюджет. Впрочем, последний аргумент неоднозначен. Сейчас происходит спад мировой ценовой конъюнктуры на металл, а размер доплаты будет зависеть от того, какие условия выдвинет власть при обсуждении мирового соглашения c ИМС.

Второй вариант имеет выгоды в более долгосрочной перспективе и благоприятен с точки зрения экономических интересов государства и региона, но может показаться несправедливым с точки зрения выполнения новой властью своих предвыборных обещаний. Что окажется важнее в преддверии выборов — неизвестно.

Однако уже сейчас очевидно, что правительство готово идти в своем намерении перепродать "Криворожсталь" до конца. Причем даже невзирая на позицию Президента, который на днях поддержал идею заключения мирового соглашения по вопросу законности приватизации ОАО "Криворожсталь", предложенную адвокатом владельца контрольного пакета акций меткомбината.

В принципе, Президент и премьер-министр уже не впервые высказывают противоположные идеи. Однако если в ситуации с государственным регулированием цен на нефтепродукты глава государства настоял на своем и указом отменил фиксированные цены, то в этот раз, похоже, возобладала точка зрения главы правительства. Краткосрочные электоральные интересы в очередной раз оказались сильнее долгосрочных перспектив.