Лишь бы не было инфляции

Нынешний спланированный обвал доллара имел несколько целей. Причем рассматривать ситуацию нужно из двух позиций — первая касается самой курсовой политики, а вторая — того, как резко это было сделано
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Нынешний спланированный обвал доллара имел несколько целей. Причем рассматривать ситуацию нужно из двух позиций — первая касается самой курсовой политики, а вторая — того, как резко это было сделано

Если говорить о курсовой политике, то доводы господ Пинзеника (министр финансов — ред.) и Стельмаха (глава НБУ — ред.) выглядят местами убедительно, местами — не очень, а порой они в своих выступлениях говорили прямо противоположные вещи. Во-первых, курс нужно было опускать по формальным причинам — согласно бюджету среднегодовой курс должен составить 5,1 грн./$. И с этим нельзя не согласиться. Но кажется, что глава НБУ лукавит, рассказывая о том, что сделано это было так резко и именно сейчас по причине упущенного времени. "В бюджете заложен курс 5,1 грн./$, который мы должны были применить уже с января. Поскольку бюджет пересматривался, мы отстали. Чтобы не срывать бюджетные показатели, мы и должны были сделать эту коррекцию", — так объяснил депутатам Владимир Стельмах молниеносность падения доллара. Впрочем, о том, что это дало правительству, — чуть дальше. Интересно, что нынешний курс подлежит дальнейшей корреляции, поскольку, по словам главы НБУ, "если будем сейчас стоять (курс гривни к доллару будет держаться на уровне 5,05/$ — ред.), то не вложимся в показатели бюджета еще на 1,1 копейки".

Во-вторых, дальнейшее удерживание доллара на уровне 5,3 грн. за счет выкупа Нацбанком его излишка стоило правительству слишком дорого. По словам министра финансов, только за три месяца текущего года Нацбанк выкупил свыше $4 млрд. путем эмиссии. А в последние дни НБУ прибегал к ежедневным полуторамиллиардным гривневым эмиссиям. "При таких темпах до конца года можно было удвоить денежную базу. Я даже боюсь называть цифру инфляции, которая бы возникла в результате этого". По данным министра, если в 2003 году рост денег в экономике составлял 46%, в 2004 — 32,4%, то за три месяца этого года — 14%. По его расчетам, при таких темпах денежная база выросла бы на 70%. Чтобы обеспечить инфляцию на запланированном уровне в 9,8%, прирост денежной базы должен был составлять всего 34%.

В-третьих, при таком курсе правительству будет легче выполнить бюджет. На этом, как на одной из ключевых причин, настаивал глава НБУ. Однако министр финансов в своем выступлении опроверг такие доводы: "То, что происходит с курсом, прямо не коррелирует с бюджетными доходами", — дважды повторил Пинзеник. Как довод он показал депутатам графики, согласно которым, несмотря на снижение роста ВВП, доходы в бюджет как по налогам, так и от внешнеэкономической деятельности находятся на запланированном уровне. В частности, по его информации, сейчас в общий фонд бюджета собрано 19,5 млрд. грн., что на 66% больше прошлого года и практически соответствует плановым показателям в размере 20,5 млрд. грн. Сейчас до выполнения плана налоговой осталось собрать всего 203 млн. грн. и, судя по имеющейся динамике, это не будет проблемой. С поступлениями от таможенной службы ситуация еще лучше. Благодаря программе "Контрабанда — стоп" доходы таможни в апреле выросли в 2,2 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

Снижая курс доллара, правительство сознательно шло на выравнивание внешнеэкономической ситуации — это еще одно обстоятельство, из-за которого упал доллар. И судя по всему, дисбаланс во внешней торговле был одним из решающих факторов для правительства, чтобы согласиться с НБУ и обвалить курс. Хотя не факт, как говорилось уже выше, что Кабмин вообще ставили в известность.

Многие отмечают, что обвал доллара по времени совпал с договоренностью премьера Тимошенко и российских нефтетрейдеров снизить цены на бензин до рекомендованного правительством уровня. Естественно, это было не простым совпадением, однако и не главным фактором обвала доллара. Если говорить в целом об импорте, то нужно учитывать, что в его структуре нефть, нефтепродукты и газ, поступающие из России, составляют больше 30%. Дорогая гривня делает Украину более независимой от этих поставок.

На заседании парламента выступления большинства депутатов сводились к одному — такой курс губит наших экспортеров. "Вы хоть считали последствия для страны экономического спада в экспортоориентированных отраслях?" — вопрошал социалист Иосиф Винский. На что депутат Ратушняк точно подметил: "Отчего такой крик? От того, что перегрет рынок металла, и сейчас это ударило по нашим экспортерам? Нечего паниковать: мировая металлургия работает с рентабельностью 2-3%, а у нас — 60%". Цитата вполне в стиле Юлии Тимошенко о необходимости "подтопить жирок". Пока что ни премьер-министр, ни министр финансов не могут сказать точно, как нынешний курс отразится на экспортерах, ведь основные статьи нашего экспорта — металл и продукты химической отрасли — конкурируют на внешних рынках с другими только по цене. Владимир Стельмах справедливо отмечает, что на внутреннем рынке тот же металл продается дороже, чем на экспорт. Однако происходит это не столько от злого умысла, сколько из-за географии нашего экспорта, большая часть из которого поступает на дешевые азиатские рынки — на другие нас не пускают. Так что вопрос с экспортерами остается открытым.