Место сидения

Сегодня доля частного капитала в отечественной нефте— и газодобыче составляет всего 2%. Хотя большинство частных добытчиков связаны с ведущими отечественными бизнес-группами или основаны на иностранном капитале, активно инвестировать в свой бизнес они не
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Сегодня доля частного капитала в отечественной нефте— и газодобыче составляет всего 2%. Хотя большинство частных добытчиков связаны с ведущими отечественными бизнес-группами или основаны на иностранном капитале, активно инвестировать в свой бизнес они не спешат. Главным образом — из-за отсутствия стабильной законодательной базы в отрасли, а также вследствие латентного противостояния с крупными государственными нефте— и газодобывающими компаниями

Частная нефтедобыча в Украине начала развиваться в 1994 — 1995-х годах. Тогда крупнейшая нефтедобывающая компания страны "Укрнафта" с целью стабилизации добычи нефти и газа заключила договоры о совместной деятельности с иностранными компаниями и создала ряд СП. Капитал в создаваемых совместных предприятиях, как правило, имел два источника происхождения: либо это были деньги иностранных компаний (показательно, что наиболее активно в добычу инвестировали представители украинской диаспоры на Западе), либо в качестве партнеров "Укрнафты" выступали компании, близкие к ее менеджменту или украинским нефтегазовым чиновникам.
Спустя четыре года работа большинства СП была признана неудовлетворительной. В частности, в финансовом отчете "Укрнафты" поднимался вопрос о целесообразности совместной деятельности, а также о ликвидации заключенных ранее договоров. Общий объем инвестиций, реально внесенных в соответствии с финансовыми планами СП и договорами о совместной деятельности, составил 2,7% от необходимого финансирования в размере $477 млн. Неоднократные ревизии деятельности предприятий показали, что работы по добыче нефти на 70% финансировались за счет самой "Укрнафты", а долевые обязательства соучредителей ложились в дебиторскую задолженность компании. За усиление контроля над деятельностью негосударственных предприятий в нефтегазодобыче неоднократно выступала и НАК "Нафтогаз Украины". Многие, наверное, помнят "разборки" государственного монополиста в 2000 году с СП "Укрнефтегазтехнология", учрежденным двумя годами ранее. Данное предприятие перешло НАК в наследство от преобразованного "Укргазпрома". Долевое участие "Нафтогаза" в данном СП составило 15%, а главными его участниками стали фонд "Голубая магистраль" (19%) и компания Amenda enterprises Ltd (США) (22%). Обе структуры считаются близкими к нардепу Николаю Рудьковскому (в 1998 — 1999 гг. занимал должность заместителя гендиректора ДК "Торговый дом "Газ Украины"). Частные инвесторы должны были внести в уставный фонд СП инвестиции в денежной форме. В действительности УФ так и не был сформирован, а деятельность самой компании, например, в части выплаты дивидендов, вызывала много вопросов у его остальных учредителей, в первую очередь "Нафтогаза". В 2002 году наблюдательный совет НАК "Нафтогаз Украины" принимает решение о продаже непрофильных активов, среди которых значилась и доля в СП "Укрнефтегазтехнология". Претензии у государства имелись и крупнейшему частному добытчику в стране — "Полтавской газонефтяной компании". Британский акционер компании — JP Kenny Exploration and Production Ltd — неоднократно критиковался за приостановление проведения изыскательных работ на выделенных ему участках и разработку исключительно двух месторождений, разведанных за бюджетные средства украинскими геологоразведочными предприятиями. Проблемы в работе добытчика решились только после того, как государство рассталось со своей долей в ПГНК. Сегодня иностранный акционер, получив полный контроль над этой компанией, взял курс на расширение разрабатываемых месторождений в Украине. Кстати, в ходе конфликта за передел собственности в ПГНК "всплыла" информация о деятельности еще одного из негосударственных добытчиков — компании "Пласт", контролируемой группой "Бринкфорд" (учредители Игорь Керез и Давид Жвания). Территориально "Пласт" является соседом ПГНК по добыче углеводородов в Полтавской области. Британский акционер ПГНК неоднократно называл "Бринкфорд" одним из главных охотников за контроль над газонефтяной компанией.

Государство не помощник

Процесс вложения инвестиций в украинские недра сдерживается еще и чрезмерным государственным регулированием сферы недропользования. Искусственное ее разделение на геологоразведку и эксплуатирующие компании привело к тому, что отрасль начало лихорадить от "деребана" перспективных площадей, разведанных и обустроенных за государственный счет. До недавнего времени функции по распределению месторождений нефтегазодобывающим компаниям, которые финансировали геолого-разведывательные работы, занималась НАК "Недра Украины", а Минэкоресурсов выдавало лицензии на разработку месторождений. Однако в действительности месторождения передавались коммерческим структурам на основании договоров о совместной деятельности, а госкомпании, которые финансировали геологоразведку, не получали ничего. Апогеем кулуарных войн за перспективные площадки стало лето прошлого года. Тогда после нашумевшего заседания СНБО по проблемам недропользования были отправлены в отставку министр экологии и природных ресурсов Василий Шевчук, гендиректор "Укргаздобычи" Илья Рыбчич и глава правления НАК "Надра Украины" Василий Стефанишин. Навести порядок в отрасли государство попыталось за счет введения нового порядка выдачи лицензий (правительственное постановление от 2 октября 2003 года) и создания нового ведомства, отвечающего за недропользование — Госкомитета по природным ресурсам. Как, оказалось, разработать новый порядок лицензирования и внедрить его в жизнь — вещи совершенно разные. В госбюджете на текущий год парламентарии заложили обязательную норму по поводу выдачи лицензий только через аукционы. А поскольку порядок новшества разработан не был, с начала года лицензии на разработку недр не выдаются вообще. Сейчас же многие частные нефтегазодобывающие компании, у которых закончился срок лицензии, находятся в "подвешенном" состоянии и продолжают разработку, фактически не имея на это права. Положение частных добытчиков усугубляется не только законодательными неувязками, но и перспективами работы крупных добытчиков, в первую очередь "Укрнафты", которая выступает партнером частного капитала в большинстве СП. Курс на вертикальную интеграцию, принятый с подачи частных акционеров "Укрнафты" — группы "Приват", вне всяких сомнений отразится и на отношении крупнейшей нефтедобывающей компании страны к своим партнерам в многочисленных СП. Как минимум это отражается на логистике поставок сбыта добываемого совместными предприятиями сырья. Анализ аукционов по продаже нефти частных добытчиков на УМВБ уже сейчас свидетельствует о том, что поставки в основном ограничиваются западным направлением, преимущественно для переработки на "Нафтохимике Прикарпатья", контролируемом "Приватом".