Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Миражи внешней политики

Понятие "холодной войны" знакомо нам уже давно и, казалось бы, осталось в прошлом. Однако сегодня оно опять приобрело актуальность. Охлаждение отношений между Западом и Востоком, а точнее, США и Россией, может повлиять на Украину, которая, занимая промежу

Понятие "холодной войны" знакомо нам уже давно и, казалось бы, осталось в прошлом. Однако сегодня оно опять приобрело актуальность. Охлаждение отношений между Западом и Востоком, а точнее, США и Россией, может повлиять на Украину, которая, занимая промежуточное на географической карте положение, будет вынуждена наконец-то определиться, с кем ей больше по пути

ДО СЕГОДНЯШНЕГО дня этот вопрос в нашей стране окон­чательно решен не был. Несмотря на то, что Леонид Кучма не­однократно заявлял, что для Украи­ны первоочередным является интег­рация в Европу. А новый-старый ми­нистр иностранных дел Анатолий Зленко, едва приступив к своим обя­занностям, подтвердил, что в теку­щем году внешняя политика Украины будет нацелена на интеграцию в ЕС и вступление во Всемирную торго­вую организацию (ВТО). Правда, при этом в числе стратегических партнеров Украины будет оставаться как США, так и Россия.

И если еще полгода назад поли­тологи отмечали "прозападную" на­правленность внешней политики Ук­раины, то сегодня уже больше гово­рят о "пророссийской". На самом деле, как объясняют ситуацию сами представители внешнеполитическо­го ведомства Украины, все это не следует воспринимать как "разновекторность". Приоритет у нас один — Европа. Просто, как в экономике, так и в политике существуют момен­ты естественной активизации отно­шений как с Западом, так и с Восто­ком. Например, нужно решить долго­вую проблему с международными организациями — внимание сосре­дотачивается в этом направлении. А если особую актуальность приоб­ретают "газовые" долги или "труб­ные" споры с Россией, все силы на­правляются на их решение. И это совсем не означает, что меняются государственные приоритеты во внешней политике.

Если же говорить конкретно о на­ших взаимоотношениях с Россией, то как можно было заметить, послед­ние встречи на высшем уровне (рос­сийского и украинского президентов и премьеров) стали более прагма­тичными, носили практический ха­рактер и были отмечены взаимопо­ниманием в решении насущных про­блем. Ярким тому примером служит достижение политического компро­мисса относительно экспорта укра­инских труб в Россию. По заявлению Виктора Ющенко, украинская сторо­на осталась довольна ходом перего­воров, окончательным итогом кото­рых стало самоограничение Украиной экспорта до 620 тыс. тонн в год, исключая поставки труб на тендер­ной основе (до 70 тыс. тонн) и специ­фические, используемые на опытных производствах (до 20 тыс. тонн).

Что касается украино-американских отношений, в свете последних российско-американских событий (особенно после двусторонней вы­сылки значительной части предста­вителей американского и российско­го дипломатического корпуса из Рос­сии и США соответственно), они вы­глядят довольно оптимистично. Но­вый кабинет и непосредственно но­вый президент США Дж.Буш не раз заявляли, что склонны рассматри­вать Украину как важного стратегиче­ского партнера. Тогда как России да­ли понять, что не считают ее сверх­державой и будут действовать соот­ветственно. Результаты изменения политики нового американского ру­ководства не заставили себя долго ждать. Сюда можно отнести и мар­товский "шпионский скандал", кото­рый стал самым крупным российско-американским политическим инци­дентом со времен "холодной войны", и намерение США продолжить со­здание системы ПРО. Хотя, по заяв­лению официальных лиц России, по­добные прецеденты не носят ярко выраженного негативного характера.

Что же касается Европы, куда мы так стремимся, здесь дела обстоят не так, как хотелось бы. Достаточно припомнить намерение депутатов ПАСЕ исключить Украину из Совета Европы. А также все отодвигающие­ся перспективы вступления в ЕС и ВТО. При этом, вряд ли нынешняя политическая ситуация окажется благоприятной в смысле нашего сближения с Европой.

В этой связи задача отечествен­ной внешней политики становится все более сложной: как сохранить приемлемые темпы интеграции в Ев­ропу, при этом оставаясь стратеги­ческими партнерами США и России, отношения которых становятся все более напряженными. До сих пор Ук­раине это удавалось, хотя периоди­чески на нас начинала давить то од­на, то другая из сторон, намекая, что пора бы определиться. Насколько это удастся делать в дальнейшем, покажет время.