"Мой личный рекорд скорости — 334 км/ч. Казалось, что стоишь на месте, только очень-очень быстро!" — говорит профессиональный автогонщик, пилот и журналист Алексей Мочанов

Человек — Автомобиль. Алексей Мочанов о машинах знает если не все, то почти все. Для него Автомобиль и быстрая езда — это образ жизни. Что еще можно сказать о шофере, у которого на шее как амулет висит золотая Северная петля Нюрбургринга и маленький золот
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Человек — Автомобиль. Алексей Мочанов о машинах знает если не все, то почти все. Для него Автомобиль и быстрая езда — это образ жизни. Что еще можно сказать о шофере, у которого на шее как амулет висит золотая Северная петля Нюрбургринга и маленький золотой руль?!

— Алексей, как получилось, что вся твоя жизнь связана с автомобилями? Как ты к этому пришел?

— Я родился 18 января 1969 года в Киеве. А Михаэль Шумахер 3 января 1969 года в Керпене. Представляешь: всего две недели разницы с Шумахером — и какие непохожие судьбы! Моя автомобильная судьба началась с самого детства, когда я сидел на горшке и рулил крышкой, изображая из себя водителя. Хотя — в те далекие времена, когда "Жигули" считались круче Mercedes S600, а "Нива" проходимее, чем Jeep Grand Cherokee, увлекаться автомобилями было сложно. Никто о них ничего не знал, даже если учил наизусть дефицитный журнал "За рулем". Автомобиль считался вещью недоступной, 80% населения страны могли оказаться в машине либо как пассажир такси, что было дорого, либо пойдя служить в армию как водитель УАЗа или грузовика. В остальных случаях об автомобиле можно было только мечтать. Но времена шли, и все менялось. До сих пор вот уже второй десяток лет я все еще не верю, что занимаюсь автомобильными гонками, тестами, автожурналистикой, знаю лично очень многих людей, которые делают лучшие в мире машины — Криса Бенгла, Патрика Лекемана, Питера Хорбэри…

Мне радостно просыпаться и каждое утро осознавать, что я занимаюсь любимым делом. Ощущать себя маленьким микробом в этом огромном мире автомобилей, в котором я живу.

Автомобиль для меня — это работа, это постоянный объект исследования. Каждый раз, находясь в автомобиле, я его изучаю, прислушиваюсь к нему и к своим ощущениям. Даже когда это старая иномарка или такси. Информация о каждом новом автомобиле у меня откладывается отдельным файлом: "Был, помню, видел, знаю, ездил". Чтобы потом, когда меня кто-нибудь спросит о машине, я смог бы человеку грамотно ответить не то, что он хочет от меня услышать, а то, что есть на самом деле. Ведь люди одинаково колеблются как при выборе недорогих машин за $5-15 тыс., так и, как ни странно, при выборе дорогостоящих Porsche, Ferrari или Lamborghini они тоже несчастны, ведь выбор невелик, а ошибка может обойтись дороже чем $150 тыс.

— Сейчас ты на чем приехал?

— Приехал на тестовой Chevrolet Lachetti. Как раз по дороге определял для себя, что это за машина. И все было хорошо, пока не узнал цену. За $20 тыс. могла бы получше работать коробка-автомат и климат-контроль, не скрипеть задний дворник, могли бы быть подогревы хотя бы передних сидений. Это как пример, я не стараюсь придираться к машине, а хочу, чтобы покупатель знал, что он берет за свои деньги, и стоит ли машина тех денег, которые за нее просят дилеры в моей стране.

— Как началась твоя гоночная карьера?

— Все начиналось на гонках журналистов и на тестах машин. Потом компания "Викинг моторс" отправила меня в закрытую шведскую спецшколу Volvo Security Driving Academy. Ездил нулевым экипажем на ралли и ночами тренировался на киевской кольцевой трассе "Чайка". Затем учился в центре контраварийной подготовки "Альфа-Щит". Выиграл чемпионат Украины по слалому и Кубок страны по ралли на серийных автомобилях.

Уехал работать в Москву и оттуда проходил многоэтапный высший профессиональный полноприводный спецкурс Audi Driving Experience на полигонах и гоночных трассах в Москве, Австрии, Германии, Швеции и Финляндии. Два года работал инструктором гоночной школы Marlboro Peugeot Total на этапах чемпионатов мира по ралли в то время, когда Львы были чемпионами мира. Были сотни испытаний гражданских и гоночных автомобилей. Десятки тысяч километров тестовых дорог от Сахары и Марокко до заполярной Финляндии и северного побережья Норвегии. Сотни кругов тренировок и гонок на самой старой, опасной, быстрой и известной гоночной трассе в мире — Северной петле Нюрбургринга, легендарной Nordschleife. Несколько специальных водительских и гоночных школ и академий. Победы и подиумы в суточных гонках на картинге, в профессиональных ралли и кольцевых автогонках.

Выполнил нормативы мастера спорта Украины и России по автомобильному спорту. 12 рекордов скорости Российской Федерации, 9 из которых — абсолютные. Авантюрная экспедиция на УАЗах из Якутска на Северный полюс Холода в поселок Оймякон. Марш-бросок с Алексеем Васильевым и Юрой Колобовым из Москвы в Лиссабон и обратно через Москву во Владивосток за 18 календарных дней. Но я сам довольно скептически отношусь к себе как к гонщику. С другой стороны, у меня за спиной большой объем тестовой работы, обучение в гоночных школах, каждую из которых я закончил с отличием, километры гоночных трасс, которые я проехал, гонки, в которых я не только стартовал, но и финишировал, не имея ни одного схода.

— А как сейчас дела обстоят?

— В этом году в составе Racing Team Ukraine я еду полный сезон немецкого Чемпионата длинных гонок на Северной петле Нюрбургринга. Везем украинский флаг и герб, выступаем при поддержке чемпионской конюшни прошлого года Fleper Motorsport и с заводской поддержкой гоночного подразделения компании Honda. 11 этапов плюс 24-часовая гонка в июне, на старт которой собирается больше двухсот автомобилей!!!

Для меня работа. Но эта работа приносит не деньги, а огромный, бесценный опыт и такое же огромное удовольствие. "Может ли автоспорт сделать человека миллионером? Может, если этот человек миллиардер".

Я очень субъективный человек. Для меня объективная реальность — это килограмм, метр или литр в палате мер и весов. А я уже субъективно говорю, как отношусь к килограмму железа, килограмму Daewoo или килограмму Porsche. Даже если этот килограмм весит разные деньги. Когда мы проводим экстремальные тесты, то не пытаемся себя показать и поумничать, а понять и объяснить людям, как ведет себя машина и где находится грань между опасным и безопасным, понятным и нелогичным. Грань, которую нормальному, обычному человеку ни в коем случае нельзя переступать.

— Сколько автомобилей протестировал, наверное, уже сам не помнишь…

— Никогда не считал, но очень много. Может тыщу, может полторы. Я ездил на таких малоизвестных машинах, как Lotus, Panoz или Saleen. Они, скорее всего, никогда не появятся в Украине. Если говорить о модельных рядах, то я ездил на всех машинах Opel, Ford, Volvo, Honda, Saab, Peugeot, Renault, Citroen, BMW, Mercedes, Audi… Практически на всех Ferrari, Bentley, Aston Martin, Rolls-Royce, Porsche, Lamborghini… Проще, наверное, сказать, на чем я не ездил: не ездил на индийской Mahindra, на некоторых австралийских и бразильских машинах. А еще ездил не на всех китайцах. Но и не хочу, потому что двух "китайцев" мне хватило — я считаю, что эти машины должны вообще запретить законом, пока производитель не приведет технологический процесс хоть в какое-то подобие цивилизации...

— А какие машины тебе запомнились больше всего?

— Когда мне было пять лет, я впервые сел за руль ГАЗ-69. Я видел, как это делает водитель в папиной археологической экспедиции, поэтому залез в кабину, сам завел и тронулся с места. Слава Богу, что меня увидели и остановили! Но эту машину я запомнил. Со многими автомобилями связано много ярких воспоминаний. Если говорить о быстрой езде, то для меня сейчас топ-пятерка выглядит так. На первом месте Ferrari F430, на втором Porsche 911 Turbo, потом BMW M5, новая Audi S8 с двигателем V10 и американский спорткар Saleen S7. С точки зрения обычной езды, очень хорошие машины — полноприводная Audi A4 1,9 дизель в кузове универсал, Ford Mondeo, Citroen C4, BMW "тройка". Очень нравится Subaru Impreza WRX (но не STI!) и шестое поколение Lancer Evolution. Отельного внимания заслуживают Honda Accord и Civic.

На каждый автомобиль нужно смотреть с разной точки зрения: где ездить? для чего? как быстро? Если помечтать, то для себя я бы выбрал Ferrari F430, на каждый день Porsche 911 Turbo или Cayenne (жаль, нету дизеля!). Обязательно взял бы Ford Galaxy, Honda Accord и Audi A8 2,5 турбодизель, поскольку это действительно классные, комфортные, быстрые и, как ни странно, экономичные автомобили. С другой стороны, хочется чего-то нового, а по-настоящему достойное новое сейчас непонятно почему стоит больше 100 тыс. Честно говоря, я не понимаю, почему машина должна стоить такие деньги. К рынку и реальной экономике эти цены не имеют никакого отношения!

— С какой максимальной скоростью ты ездил?

— В мире очень мало машин, которые способны в действительности развивать скорость более 300 км/ч. Мой рекорд — 334 км/ч на Mercedes Mclaren SLR. Это были испытания в Германии. Воскресным утром я выехал на автобан и развил скорость 334 км/ч или 95 м/с. Несколько раз подряд сбрасывался до трехсот и снова набирал максималку.

— И что ты чувствовал в тот момент?

— Пилот британских ВВС Энди Грин во время установления рекорда скорости на суше (больше 2000 км/ч) очень точно заметил: "Это как стоишь на месте, только очень быстро". Я сам не уверен, что все правильно понял и запомнил. Просто в какой-то момент закончился разгон — и лес справа перестал быть лесом, это была зеленая однотонная масса. А отбойники слева вместо бело-черного цвета стали серыми.

Но максимальная скорость на прямой — это не самое главное в жизни. Во время гонки ключевой момент — максимально возможная скорость в повороте и быстрый, нереально быстрый выход из поворота на прямую. Ты знаешь наверняка, что нормальный человек здесь едет со скоростью 80 км/ч и считает ее пределом. А ты едешь здесь же на реально предельной с точки зрения физики и динамики предельной скорости 200 км/ч, но на финише, когда проиграл, все же понимаешь, что тот, кто выиграл, ехал там 201…

— В работе автомобильного журналиста твой "драйверский" опыт вряд ли востребован на 100%. Может, стоит сосредоточиться исключительно на карьере гонщика?

— Если говорить об автомобильной журналистике, то это своеобразный забор, за которым лежит много информации — такой, что поможет людям. Задача журналиста забраться на этот забор, посмотреть, что там делается, и подать руку людям, которые стоят внизу. Вместе с тобой туда перелезет только тот, кому это действительно нужно и интересно. Никто больше. Слава Богу, потребность в реальной информации и экспертных оценках у людей все больше и больше. У меня есть знания и опыт, и я хочу, чтобы они реально помогали в чем-то разобраться людям. То, что я писал об автомобилях раньше, можно прочитать на моем сайте. То, чем я занимаюсь сейчас — увидеть на Первом канале в программе "Экипаж". Поэтому буду продолжать заниматься автомобильной журналистикой. Тем более что в экипаже с Ирой Твердовской и Орестом Шупенюком мы делаем свой автомобильный проект честно и правдиво. Надеюсь, зрителям "Экипажа" также интересно и комфортно с нами по субботам с утра и по воскресеньям вечером.

— В обычной жизни как ездишь?

— Аккуратно, спокойно, интеллигентно. Как в школах и академиях учили. Чтобы не было стыдно перед учителями и окружающими. Стараюсь никого не провоцировать, ведь кому-то наверняка захочется обогнать лысую зазнайку Мочанова, а я не хочу жить и думать, что за моей спиной кто-то попробовал разогнаться и помчать, но разбился насмерть. Я не глубоко верующий человек, но законы Божьи и для меня писаны. Для меня Бог — это в первую очередь моя совесть. Хочу, чтобы она была всегда чиста. Перед собой. Перед Богом. Перед людьми. Чего и всем желаю в Светлый праздник Пасхи.