Молоток в холостую

Попытки реализовать лицензии на недропользование на первых двух аукционах — 17 и 20 декабря — оказались не очень удачными. Собственно, из планируемых к продаже более чем 50 объектов продан только один — Рогачинское месторождение кварцевых песков. Парадокс
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Попытки реализовать лицензии на недропользование на первых двух аукционах — 17 и 20 декабря — оказались не очень удачными. Собственно, из планируемых к продаже более чем 50 объектов продан только один — Рогачинское месторождение кварцевых песков. Парадоксально, что интерес к получению лицензий проявлялся, однако угасал непосредственно перед проведением аукционов. Как рассказали в Госкомитете по природным ресурсам, причин тому несколько. Это и политическая обстановка, до разрешения которой инвесторы никаких шагов делать не будут, и дороговизна лицензии, особенно по сравнению с фиксированной платой за нее, практиковавшейся ранее

Чиновники высказывают опасения, что если аукционы и дальше будут проходить "вхолостую", обеспечить необходимые поступления в госбюджет не удастся. В ближайшие полгода новых лицензий требуют около 2 тыс. объектов. Главное, чем в ведомстве объясняют нежелание участвовать в торгах, — их цена.

Добытчики нефти и газа имеют свою точку зрения. Стоимость лицензий они считают откровенно завышенной, а поспешность, с которой выдаются лицензии вне аукциона, — обусловленной желанием "закрыть" до конца года необходимые поступления в бюджет в объеме 150 млн. грн. любой ценой, пусть даже губительной для отрасли.

Комитет, в свою очередь, считает, что претензии соискателей на недра не всегда обоснованны. Например, методика расчета стоимости лицензий разрабатывалась Комитетом при участии одного из крупнейших добытчиков — "Нафтогаза Украины", и значит, учитывает мнение не только чиновников, но и бизнеса. Второй момент, на который обращают внимание в Комитете, — явное желание претендентов избежать аукциона. Самый простой способ — когда объект не продан на аукционе, а впоследствии и на повторных торгах. Да и сама аукционная система пестрит техническими парадоксами. Это неудивительно, ведь в мировой практике такой способ получения лицензий почти не встречается. Так, не прижился он, к примеру, в России — там пришлось до 6 мес. увеличить сроки подготовки площадей к выставлению на аукционы. И то процесс идет со скрипом.

В Госкомитете говорят: ведомство тратит на проведение аукционов средства и массу организационных усилий. Подготовка объектов к выставлению на торги проводится в сжатые сроки — за два месяца подготовлен к продаже 81 объект на сумму 168,82 млн. грн. Это объекты двух состоявшихся и еще одного, запланированного на 29 декабря, аукциона. Дело в том, что с момента принятия в июне постановления правительства о введении аукционного механизма реализации лицензий необходимо было принять блок нормативно-правовых актов, которые бы очерчивали порядок продажи, методику определения стоимости объектов продажи и методику определения начальной стоимости лицензии. Методика была определена только 15 октября, и фактически только с этого момента началась практическая работа.

Чиновники, отвечающие за недра, не питают иллюзий относительно прихода на месторождения полезных ископаемых иностранных инвесторов. По крайней мере, в ближайшее время. Претендентами в основном видят крупных государственных добытчиков. В нефтегазовой сфере это дочерняя компания НАК "Нафтогаз Украины" — "Укргаздобыча", а также полугосударственная "Укрнафта". Претендовать на недра также могут мелкие добытчики, действующие либо в рамках СП с названными гигантами, либо по договору о совместной деятельности, либо по договору о разделе продукции. Однако в Комитете не исключают вероятности желания со стороны последних приобрести объекты вне аукциона — по исключениям, предусмотренным в приказе Комитета от 25 октября, изданном по разнарядке Кабмина.

Под действие этого документа подпадают месторождения, эксплуатируемые по договорам о разделе продукции, не пользующиеся рыночным спросом или дважды выставлявшиеся на аукцион, но не проданные, эксплуатируемые по госзаказу, уже разведанные определенной компанией и в случае продления срока действия разрешения лицензиату, добросовестно выполняющему условия лицензии. Относительно последнего крупные госкомпании по добыче углеводородов согласны — лицензии должны продлеваться. Примерно половина выставляемых на аукционы объектов — месторождения, которые уже эксплуатируются.

Однако за появлением длинного списка исключений, позволяющих продавать объект "в индивидуальном порядке", "гиганты" видят тень небольших компаний, относительно интересов которых уже существуют определенные догадки. В "Нафтогазе Украины" приводят конкретный пример — некое ООО "Ак-Кая газ энд ойл технолоджи корп", в конце ноября получившее лицензию на разработку перспективной площади "Зеленая" в Крыму, направило государственной компании коммерческое предложение об участии в совместном проекте по разработке площади и последующей добыче.

Комитет, в свою очередь, вменяет в вину добытчикам-госгигантам, и не только им, нежелание добросовестно купить объекты на аукционе. Следует учесть, отмечают в ведомстве, что почти на каждый объект, выставляемый на продажу, имеются желающие получить лицензию без проведения аукциона. Свою позицию большинство из них обосновывает тем, что плата за лицензию не избавляет от необходимости платить за геологоразведочные работы (ГРР) и за пользование недрами. Сами же добытчики и не скрывают, что считают странным и нецелесообразным платить двойную плату фактически за одно и то же — за ГРР и за лицензию. Кроме того, они расценивают высокую цену на объекты как способ необоснованно навязать им определенные невыгодные условия. Некоторые лицензии, по мнению госкомпаний, выданы структурам, заведомо неспособным самостоятельно осуществлять работы на месторождении.

Разделяют это мнение и в "Черноморнефтегазе" — единственной украинской компании, способной самостоятельно разведывать и добывать энергоресурсы в морских акваториях. Заявка этой компании на лицензию на разработку Акташского месторождения в Крыму была отклонена из-за недостатков оформления, а позднее лицензию вне конкурса получила "коммерческая" структура. При этом других заявителей комитет не уведомил о принятии решения относительно выдачи лицензий компаниям.

Кстати, еще один претендент на Акташ — компания "КрымТехасНафта" — также разочарована тем, что лицензию на месторождение получила некая, по ее информации, малоизвестная торговая компания. "КрымТехасНафта" подумывает о том, чтоб оспорить в судах решения о выдаче лицензий по трем месторождениям, где она работала шесть лет и к которым проявляла интерес.

Сегодня очевидно, что стороны не выработали взаимоприемлемую форму общения. В "Нафтогазе Украины" говорят, что заявки компании, поданные еще летом, остались не удовлетворенными. В Комитете заявляют, что добытчики не хотят платить достойную цену за недра. Добытчики — что цена в 2-3 раза превышает объективную. Таким образом, аукционная система продажи лицензий так и не заработала, и, очевидно, в существующем виде она не устраивает ни одну из сторон. При этом следует обратить внимание, что со следующего года, согласно принятому на днях госбюджету, лицензии будут продаваться только через аукционы, без всяких исключений. И если "процесс не пойдет", бюджет не получит ни копейки, а желающие — ни одной лицензии.

Решение проблемы видится как минимум в двух моментах. Во-первых, необходимо ввести здравый паритет между продажами лицензий на аукционах и в их обход для уже существующих разработчиков месторождений. Во-вторых, серьезно доработать аукционную систему, которая на сегодняшний момент поставила Госкомитет и соискателей по разные стороны баррикад.

Сколько это стоит?

На трех аукционах планировалось продать лицензий на общую сумму более 168 млн. грн. Добытчики говорят, что цена многих объектов в 2—3 раза превышает объективную.