Може, нехай крадуть? Офіційно.

В пятницу по телеку показывали жуткий рекламный ролик о вреде коррупции. Ну, скажем, не ролик, а сюжет в теленовостях. Но выглядел он устрашающей агитацией в духе украинского телевидения последних лет. Суть такова: какому-то милиционеру в Крыму дали взятк
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В пятницу по телеку показывали жуткий рекламный ролик о вреде коррупции. Ну, скажем, не ролик, а сюжет в теленовостях. Но выглядел он устрашающей агитацией в духе украинского телевидения последних лет. Суть такова: какому-то милиционеру в Крыму дали взятку в размере 800 грн. И тут же попытались поймать с поличным. Тот попытался деньги съесть. И вся страна, под флагом одной из главных новостей дня, увидела крупным планом лицо взяточника, сцепившего зубы. Сильный, крупный мужчина в форме пытался съесть 800 грн. (не помню какими купюрами), а несколько других мужчин пытались не позволить ему уничтожить улики. Больше всего меня поразили глаза бесталанного взяточника. Он отчаянно боролся, а в них — безысходность и унижение.

И мне стало жаль мента, павшего жертвой новых порядков. Потому как я могу понять желание следователей сохранить улики путем их силового извлечения из полости рта подозреваемого. Но я не понимаю, зачем его лицо показывать на всю страну. Поймали — расследуйте — передайте дело в суд. Но зачем унижать, морально добивать оступившегося человека, привыкшего брать деньги с браконьеров за предоставление возможности охотиться в заповеднике?

Я вот на минувшей неделе тоже пытался дать взятку милиционеру. Так еле дал. "Ви ж бачите, шо твориться", — ответил мне гаишник, когда я предложил 10 грн. взамен на предложение считать инцидент исчерпанным. "Ребята, говорю, возьмите и забудем об этом случае. Я вас не видел — вы меня", — пытался я избежать длительной процедуры составления акта. Спешил. И тут инспектор просто удивил меня своими моральными качествами: "Ну, тільки якщо від щирого сердця, — сказал он, — шоб потом не получилось, шо ми у вас шось требували".

Меня растрогала такая добродушная постановка вопроса, и десятка, озаренная самыми лучшими порывами моего большого сердца, исчезла между страницами милицейского блокнота. А потом я посмотрел описанный выше сюжет и понял, что со взятками в нашей стране не все так сложно, и что борьба с ними может быть борьбой с совсем другим явлением в нашей общественной культуре.

"Ребята, может, я заплачу 10 грн. и поеду дальше?" — "Ну, тільки якщо від щирого сердця", — сказал гаишник

Я изначально не воспринимаю взятки только в негативном контексте. Помню, когда-то нынешний премьер-министр Тимошенко обвинялась в попытке дать взятку в $125 тыс., чтобы вызволить мужа из тюрьмы. В июле прошлого года по телевидению даже транслировали какую-то запись, подтверждавшую этот факт. Юлия Тимошенко тогда назвала эту видеозапись сфальсифицированной. Давайте подумаем: а что если эта взятка помогла бы вызволить человека из тюрьмы? Никто бы никого за такую взятку не осудил.

Мне жаль человека, у которого в пятницу на глазах у всей страны извлекли изо рта пожеванные купюры. Новая власть и ее старые представители не будут красть и не будут брать взяток? Прекрасно! Но почва для взяточничества не исчезнет, только если Президент скажет: "Все, ребята, хватит, больше никто взяток брать не будет". Нужно изменить систему.

"Ви ж бачите, шо твориться!" — сказал мне гаишник за несколько дней до того, как показали челюстнодробительный сюжет о борьбе с хабарями в Крыму. Сегодня, я уверен, он взятку у меня бы уже не взял. Ладно, теперь я постараюсь не нарушать. Но с тревогой жду срока, когда нужно будет проходить техосмотр автомобиля. Я уже сыт по горло рассказами о добровольцах, которые пытались в прошлом году честно его пройти, посетив врачей, высидев в длиннющих очередях и т. д.

Взятки — это плата за несовершенство операционной системы, в которой работает наше государство. Такая борьба со взятками при существующей системе — это патовая ситуация, которая в итоге закончится раздражением граждан, которые при разрешении всяческих житейских вопросов будут натыкаться на перепуганных чиновников, соблюдающих какие-то невероятно сложные процедуры и отказывающих хоть в каком-то содействии — даже за коробку конфет. По-моему, непроходимая бюрократия, похожая на ту, о которой писал еще Гоголь, — это первое, с чем столкнется рядовой гражданин при таком яростном подходе к вопросам мздоимства. А мы будем смотреть, как на телеканалах, где еще полгода назад готовые лизать любую задницу журналисты будут с неофитским азартом разоблачать коррупцию и прочие язвы общества.

Решение проблемы на минувшей же неделе предложил новый министр обороны Анатолий Гриценко. Он заявил, что рассматривает возможность позволить призывникам откупаться от армии на вполне легальных началах. Я только поддержу. Кому, к примеру, нужно, чтобы молодые и толковые журналисты "Инвестгазеты" уходили служить? Они принесут гораздо большую пользу обществу здесь, в редакции. А легально уплаченная взятка, как и предложил Гриценко, пойдет в казну государства.

Я только вас об одном прошу: не надо ловить гаишников, давая им 10 грн. с целью поймать с поличным. Если инспектору придется есть купюру нового образца — такого народ новой власти не простит.