Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

На поводу энергобезопасности

Брюссель готов начать переговоры с Турцией о ее вступлении в Евросоюз — об этом на прошлой неделе договорились главы МИД стран-членов ЕС. На весах общеевропейской обеспокоенности по поводу неоднозначных последствий присоединения Анкары к ЕС начала перевеш

Брюссель готов начать переговоры с Турцией о ее вступлении в Евросоюз — об этом на прошлой неделе договорились главы МИД стран-членов ЕС. На весах общеевропейской обеспокоенности по поводу неоднозначных последствий присоединения Анкары к ЕС начала перевешивать экономика. В условиях возрастания роли "Газпрома" Турция имеет "золотой ключик" от европейских дверей — возможность поставок энергоресурсов в Европу в обход России

Из всех стран мира, ныне претендующих на звание государства-члена ЕС, менее всего можно позавидовать Турции: несмотря на то, что звание ассоциированного члена ЕС она имеет еще с сентября 1963 года, желанного членства Анкара до сих пор так и не приобрела. Более того, палки в колеса ее европейских устремлений не устают ставить сами члены ЕС: в октябре 2005-го переговорам о вступлении Турции в ЕС в качестве полноправного члена резко воспротивилась Австрия, на прошлой же неделе на встрече в Люксембурге глав МИД стран-членов ЕС категорически против выступил Кипр.

Взаимная нелюбовь Анкары и Никосии зародилась в далеком 1974-м. Тогда Турция оккупировала северную часть острова Кипр (большинство населения которого составляют этнические турки). Признавать Северный Кипр Никосия отказалась (в том числе, чтобы не подставить под удар собственные амбиции на единоличное управление островом) и по сей день блокирует в Совете министров ЕС вопросы по оказанию финансовой помощи оккупированному турками северу острова. В ответ Анкара не признает Республику Кипр, населенную преимущественно этническими греками, и отказывается предоставлять кипрским самолетам и судам доступ на свою территорию. Как следствие — самолеты компании Cyprus Airways вынуждены значительно удлинять маршруты, облетая "запретные" турецкие территории, а суда кипрского торгового флота, одного из крупнейших в мире, не могут швартоваться в турецких портах.

Накануне встречи ЕС-Турция Кипр решил вновь поставить этот вопрос, потребовав от Анкары выполнения дополнительного протокола к Таможенному союзу — документа, предусматривающего открытие Республике Кипр в течение 2006 года морских и воздушных портов Турции.

Впрочем, усилиями европейских дипломатов на данном этапе конфликт удалось-таки "приглушить" и взамен на требование Никосии напомнить Турции о ее обязательстве нормализовать отношения с Республикой Кипр до начала переговоров. Главы МИД ЕС "выторговали" согласие Кипра не блокировать переговоры с Анкарой, по крайней мере, по первому блоку вопросов — вступления Турции в ЕС. Результатом этого компромисса стало подписание документа о соответствии турецкого законодательства европейскому в области науки и исследований.

Вступить вопреки всему

Несмотря на нынешнюю уступку Никосии, с распростертыми объятиями в ЕС Анкару не ждут, и причин тому множество. Одна из главных — то, что расширяться не хотят сами европейцы. Так, например, председа-тельствующая ныне в Евросоюзе Австрия продвигает документ, содержащий положение о "способности Евросоюза абсорбировать" новые государства; Франция и Нидерланды, благодаря населению которых в 2005 году на референдумах был провален проект единой Конституции ЕС и, тем самым, спровоцирован кризис в союзе, также добиваются введения ограничительных мер на любое дальнейшее расширение. О том, что во время ее председательства в ЕС прецедентов "массового" вступления в ЕС больше не будет, заявила и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. Одним словом, вопрос о предполагаемом присоединении к ЕС не только Турции, но и Хорватии пока не находит однозначного ответа, а перспективы европейского членства для таких государств, как Украина, Молдова, Грузия и вовсе размываются на неопределенный срок.

Для европейских же сторонников расширения проблемные вопросы политики Анкары не заканчиваются киприото-турецким конфликтом. Есть еще и проблемы взаимоотношений Турции с Грецией и Болгарией, и турецкая политика на "постюгославском пространстве", и армяно-турецкие отношения, и политика Анкары по отношению к этническим и религиозным меньшинствам (курдский вопрос и проблема деятельности христианских конфессий), и, что вовсе немаловажно — слабое экономическое здоровье Турции. Тем не менее, первый из 35 договоров, необходимых для вступления Турции в ЕС, подписан, а значит — вопреки всем "против" старт официальному процессу вступления Турции в ЕС дан.

Меж двух огней — "Газпромом" и Турцией

В руках Анкары находится поистине "золотой ключик" от европейских дверей — ее территория является стратегически важной для путей диверсификации поставок энергоресурсов в Европу. И, как утверждает Сергей Балан, эксперт Школы политической аналитики как потенциальный член ЕС, Турция может весьма активно по-содействовать желанию Европы обрести энергонезависимость от России.

Способов для этого — предостаточно. Уже сегодня Анкара, кроме нефтепровода Баку — Джейхан, может "похвастаться" возведением газопровода Баку — Тбилиси-Эрзерум (БТЭ), по которому газ из месторождения "Шах-Дениз" уже в 2007-м должен пойти в Турцию. Это месторождение на протяжении нескольких десятков лет способно обеспечивать 20-25% европейской и турецкой потребности в газе. С учетом других месторождений в азербай-джанской и туркменской акваториях эта способность увеличится до 35%.

Кроме того, обеспечить транспортировку газа в Турцию из Туркменистана должен еще один проект — Транскаспийский трубо-провод, разработанный США еще в 1996 году. Часть этого газопровода (общей длиной 2 000 км) должна пройти по дну Каспийского моря — из Туркменистана через Казахстан до Баку, а далее через Азербайджан и Грузию до г. Эрзерум (Турция). По мнению многих экспертов, один или больше трубопроводов, проложенных по дну Каспия, полностью разрушат российскую монополию на экспортные маршруты, соединяющие ключевые энергопроизводители Средней Азии — Казахстан и Туркменистан — с западными рынками (сегодня Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) соединяет нефтяные месторождения в западном Казахстане с российским портом Ново-российск; аналогичным образом через Россию транспортируется газ из Казахстана, Туркменистана и Узбекистана). А потому ЕС уже пообещал проекту обязательную поддержку, ведь, по словам еврокомиссара по энергетике Андриса Пиебалгса, "создание четвертого коридора для транспортировки газа в страны Евросоюза… даст (ЕС. — Ред.) дополнительные объемы газа".

Сейчас европейские компании строят еще одну нить газопровода, который соединит Турцию и Румынию (кстати, в обход не только России, но и Украины) и позволит поставлять каспийский газ прямо в Европу. Впрочем, поскольку политическая составляющая этого проекта, стоимость которого в 1996 году оценивалась в $2,5 млрд., явно превалирует над экономической — за 10 лет его реализация так и не сдвинулась с мертвой точки. Впрочем, сейчас инвесторами проекта согласилась выступить влиятельнейшая транснациональная компания Shell, а крайней датой пуска Транскаспийского трубопровода (нынешняя стоимость которого оценивается уже в $5 млрд.) при оптимистическом сценарии строительства должен стать 2010 год.

Россия также не склонна затягивать поиск новых рынков сбыта — с одной стороны, к 2009-му "Газпром" уже по второй нити "Голубого потока" планирует поставлять газ из Турции в страны Балтии, Болгарию, Румынию. А с другой — после неудачной попытки российского монополиста приобрести британскую энергетическую компанию Centrica руководство "Газпрома" заявило о возможности диверсификации поставок российского газа, в том числе и в сжиженном виде, на расширяющиеся рынки Китая и Соединенных Штатов.

Строительство Транскаспийского трубопровода для ЕС — это, по словам Сергея Балана, сугубо политический шанс остановить газовый шантаж "Газпрома". И тем важнее становится роль Турции: многолетнее затягивание Евросоюзом даже начала рассмотрения вопроса о членстве Анкары стимулирует проведение последней совершенно самостоятельной независимой политики, в том числе и в сфере энергетики. ЕС приходится выбирать из двух зол: между беспрецедентной энергетической зависимостью от России и принятием в свои ряды пусть и не совсем готовой, но, безусловно, стратегически важной Турции. Видимо, Европа выбрала второе. Тем более что, по прогнозам экспертов, на подписание оставшихся 34 документов Анкаре потребуется не менее 10-15 лет.

Хронология отношений Турции с Европой

Сентябрь 1959 года — Турция обращается с просьбой о приеме в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС).

Сентябрь 1963 года — подписано соглашение между Турцией и ЕЭС о признании ее ассоциированным членом ЕЭС. Председатель ЕЭС Вальтер Хальстайн подчеркивает, что Турция является частью Европы, и потому есть перспектива ее вступления в ЕЭС как полноправного члена.

Сентябрь 1980 года — из-за военного переворота в Турции действие соглашения приостановлено до 1986 года.

Апрель 1987 года — Турция подает заявку на вступление в ЕЭС.

Декабрь 1989 года — заявка Турции рассмотрена комиссией ЕЭС и отклонена. Политическое и экономическое положение в стране признано нестабильным.

Январь 1996 года — вступление в силу соглашения о таможенном союзе между Турцией и ЕС.

Декабрь 1999 года — на саммите в Хельсинки Турция была признана страной-кандидатом на вступление в ЕС.

Август 2002 года — парламент Турции принимает пакет законов, призванных привести законодательство страны в соответствие требованиям Евросоюза. Среди них — отмена смертной казни в мирное время, разрешение использования курдского языка в СМИ, разрешение преподавания курдского языка в школах.

Ноябрь 2002 года — после своей победы на парламентских выборах консервативно-религиозная партия Справедливости и Развития во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом провозглашает своей главной задачей вступление Турции в Евросоюз.

Октябрь 2004 года — Еврокомиссия публикует доклад, в котором рекомендует начать переговоры с Турцией.

Октябрь 2005 года — подписано Рамочное соглашение Турции с Евросоюзом. Начало процесса о вступлении в ЕС — Турции предстоят технические переговоры по 35 статьям.

Июнь 2006 года — подписано соглашение о соответствии турецкого законодательства европейскому в области науки и исследований.