Нефтяные кризисы и их эволюция

В новейшей истории человечество пережило пять глобальных нефтяных кризисов. И если первые четыре были вызваны шероховатостями становления современной экономики, то последний, 1998 — 2000 гг., судя по всему, вызван ее распадом
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В новейшей истории человечество пережило пять глобальных нефтяных кризисов. И если первые четыре были вызваны шероховатостями становления современной экономики, то последний, 1998 2000 гг., судя по всему, вызван ее распадом

НАЧИНАЯ с семидесятых годов, нефтяные кризисы преврати­лись в явление регулярное и случающиеся с периодичностью раз или два на десять лет. За последние тридцать лет так и не удалось нару­шить данную тенденцию, что, собст­венно, и подтверждает сегодняшний глобальный ценовой кризис в нефтя­ной отрасли.

С первого нефтяного кризиса, разразившегося в октябре 1973 года, достаточно четко просматривалось влияние тех событий, которые, на первый взгляд, казались совершенно далекими от нефти и всего того, что с ней связано. Как известно, в августе 1971 года президент США Никсон ог­ласил об отказе от системы фиксиро­ванного курса доллара, действующей с окончания Второй мировой войны. Результатом этого шага стал огром­ный прилив денег на европейский ры­нок золота, что для Соединенных Шта­тов вылилось в крупнейшую за всю ее историю инфляцию. Эти процессы се­рьезно задели мировую нефтяную от­расль, особенно негативно они отра­зились на экспортерах нефти. С1971-го до середины 1973 года курс долла­ра по отношению к другим валютам упал в среднем на 25%. В результате нефтедобывающие страны несли ог­ромные убытки, ибо свыше 90% их экспорта оценивалось в долларах, а более 80% импорта — в национальных валютах. Естественной реакцией раз­вивающихся стран на эрозию своих доходов стало увеличение долларо­вой стоимости своего экспорта, что, в конечном итоге, и переросло в первый нефтяной кризис.

Впрочем, первому кризису сопут­ствовали и другие события, которые и оформили его зарождение. Первым из подобных событий стало начало мелких концессионных войн между странами, располагающими круп­нейшими запасами нефти, и запад­ными компаниями, эти месторожде­ния разрабатывавшими. Экспорте­ры, уже объединившиеся под знаме­нами ОПЕК, требовали пересмотра форм оплаты за свое сырье и в каче­стве единого, по их мнению, верного способа довести свои соображения Западу стала политика национализа­ции концессий, принадлежащих за­падным компаниям. В конце 1971 го­да ОПЕК одобрил план, согласно ко­торому в собственности членов кар­теля закреплялось 25% доли в кон­цессиях, принадлежавших ранее иностранным компаниям. В дальней­шие планы ОПЕК входило увеличение процента доли в концессиях (до 51%), однако процесс национализа­ции был воспринят развивающимися странами с большим энтузиазмом и пошел с большим опережением гра­фика. В числе наиболее активних экспроприаторов оказались Алжир, Ливия, Ирак, Нигерия и Саудовская Аравия, а среди жертв — ведущие нефтяные компании мира: British Petroleum, RD Shell, Mobil, Exxon и другие. Все эти мелкие войны полу­чили дополнительный импульс от войны большой, арабо-израильской. 6 октября 1973 года началась чет­вертая арабо-израильская война. В ответ ОПЕК сначала сократил, а затем и вовсе наложил эмбарго на экспорт нефти союзникам Израиля. В первую очередь это касалось США, затем санкции были распространены на Гол­ландию, Португалию, Родезию и ЮАР. Первый нефтяной кризис продолжал­ся пять месяцев, вплоть до 18 марта 1974 года, пока действовало эмбарго картеля против США. За это время це­ны взлетели с $4,5 до $12 за баррель. Приблизительно таковой цена остава­лась до следующего нефтяного кризи­са, произошедшего шесть лет спустя.

Кризис-благодетель

В 1979 ГОДУ в Иране произошла революция, в результате которой пал шахский режим, а с 1 апреля ОПЕК увеличил цены на 14,5%. Это привело к тому, что рыночная цена выросла до $14,6 за баррель. С июля картель по­высил цены еще на 15%. Затем по­следовал захват Ираном западных заложников и разрыв отношений с США. В то же время действия Сау­довской Аравии привели к росту цен с $19 до $26 за баррель. В 1980 году ситуацию обострила ирано-иракская война. Смесь Saudi Light выросла до $34 за баррель, достигнув своего ис­торического максимума.

Последующие пять лет хотя и не были столь резонансными в ходе развития глобальной нефтяной от­расли, но наложили свой яркий отпе­чаток, прежде всего на ОПЕК. После иранского кризиса и вплоть до 1985 года цена на нефть постепенно пада­ла, как и сокращались объемы добы­чи сырья, особенно со стороны стран ОПЕК. Это было самое смутное вре­мя в истории картеля. Экспортеры полностью игнорировали внутренние правила игры, нарушая квоты добычи и стараясь продавать столько нефти, сколько это было им под силу.

ПОГОНЯ за доходами закончи­лась достаточно плачевно. В декабре 1985 года сдали нервы у Саудовской Аравии, крупнейшего производителя и владельца крупней­ших резервов нефти. Именно эта страна, согласно правилам ОПЕК, должна контролировать объем прода­ваемой нефти и уменьшать или увели­чивать свои продажи, чтобы компен­сировать колебания, причиняемые другими членами картеля, и держать рынок в оговоренных рамках. На фоне массового жульничества коллег по организации Саудовской Аравии в оп­ределенный момент стало невыгодно придерживаться этих правил. И саудовцы решили тоже поучаствовать в игре, кто продаст больше нефти. Именно в декабре Саудовская Аравия резко увеличивает объемы добычи нефти — до 18 млн. баррелей в сутки, что спровоцировало настоящую цено­вую войну. Ее результатом стало то, что в течение нескольких месяцев сы­рая нефть подешевела более чем в два раза — с $27 до $12 за баррель.

Столь дешевая нефть была мало кому выгодна, разве что только непосредственным ее потребителям. Крупнейшие нефтедобывающие кор­порации и сами экспортеры с боль­шой грустью наблюдали за падением уровня их доходов. Впрочем, эта це­новая война доказала ОПЕК необхо­димость быть более сплоченной орга­низацией, чтобы в дальнейшем не до­пускать подобных перепадов. До 1990 года ОПЕК удалось поднять цену до $19 за баррель, но впереди мир ожи­дал новый, уже четвертый по счету нефтяной кризис, взвинтивший цену на сырье до рекордных пределов.

2 августа Ирак напал на Кувейт, цены подскочили с $19 за баррель в июле до $36 в октябре. Столь истери­ческие настроения на рынке были вы­званы во многом опасением, что арабский мир, как и в далеком уже 1973 году, встанет на сторону своих братьев по крови и займет радикально жесткую позицию по отношению к обидчикам Ирака. Однако эти опасе­ния не оправдались и еще до начала операции "Буря в пустыне" цены на нефть опустились до своего предыду­щего уровня. Миллиарды долларов экспортеров из числа ОПЕК уже давно работали на экономику стран Запад­ной Европы и Соединенных Штатов (ведь надо было их куда-то инвести­ровать), и экономические интересы взяли верх над кровными обязатель­ствами.

Абсолютно новый кризис

ДАЛЬНЕЙШЕЕ развитие событий заставило многих поверить в то, что кризис в Персидском заливе был по­следним в истории нефтяных кризи­сов. Достаточно стабильно в это вре­мя вел себя нефтяной рынок: цена барреля нефти колебалась в районе $15 — 20, и в это же время медленно увеличивались объемы добычи.

Однако пришел 1997 год, когда разразился Азиатский финансовый кризис. В конце октября того же года произошел обвал фондовых рынков по всему миру. Однако ОПЕК не обра­тил внимания на тревожные симпто­мы. Более того, на ноябрьском сам­мите организации было решено уве­личить производство от 10% до 27,5 млн. барр./сут. Вся несвоевремен­ность этого шага проявилась в 1998 году, когда рост предложения нефти на фоне сокращения ее потребления в Азии привел к увеличению промыш­ленных запасов нефти и обвалу цен.

В течение целого года ОПЕК не мог переломить ситуацию, и это в очередной раз поставило под сомне­ние само существование картеля. Дважды — в марте и июне ОПЕК при­нимал решение о сокращении произ­водства, однако низкая дисциплина внутри организации существенно по­дорвала доверие рынка. К декабрю 1998 года цены опустились до $10 за баррель, а промышленные запасы США достигли 330 млн. баррелей.

Лишь в марте 1999 года картель не только принял решение о сокраще­нии добычи, но и сумел его испол­нить. Снижение добычи нефти с 25,5 млн. барр./сут. до почти 23-х, наряду с восстановлением экономики стран Юго-Восточной Азии сделали свое дело.

Практически весь год после исто­рического решения цены на нефть не­прерывно росли, причем если в феврале 1999 года Brent стоил около $10 за баррель, то в марте 2000-го — все $30. Ситуация 1998 года изменилась на прямо противоположную. Экспор­теры получили достаточную компен­сацию за понесенные убытки, тогда как высокие цены стали реальной уг­розой экономике развитых стран — импортеров нефти. В первую очередь это касается США, Западной Европы и Японии.