Николай Азаров: "Мы не должны брать старые проблемы в новое тысячелетие"

В конце февраля Государственная налоговая администрация Украины выдвинула ряд инициатив, направленных на усовершенствование администрирования налогов. ГНАУ предложила более 50-ти изменений в нормативные акты, которые должны улучшить налоговый климат в Укр
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В конце февраля Государственная налоговая администрация Украины выдвинула ряд инициатив, направленных на усовершенствование администрирования налогов. ГНАУ предложила более 50-ти изменений в нормативные акты, которые должны улучшить налоговый климат в Украине и создать предпосылки для разработки новой налоговой политики. О том, что подвигнуло ГНАУ начать переход от конфронтации с бизнесом к налаживанию союзнических отношений с предпринимателями, рассказывает ее председатель Николай Азаров

НИКОЛАЙ ЯНОВИЧ, слова "ГНАУ" и "Реформы" — до последнего времени считались
несовместимыми. Что под толкнуло одно из наиболее не­ реформаторских ведомств к выходу на правительство с новыми инициативами?

— Для того, чтобы стало понятно отношение между словами "ГНАУ" и "реформы", необходимо разобраться в существующем виде деятельности ГНАУ, которое сегодня описывается следующей схемой.

С одной стороны, непрозрач­ность и запутанность законода­тельства приводит к тому, что усиливается теневая инфраст­руктура. Таким образом, вести теневой бизнес становится все дешевле по сравнению с уплатой налогов. С другой — контролиро­вать теневой бизнес с развитием теневой инфраструктуры все тя­желее, что, фактически, ведет к снижению ответственности за неуплату налогов.

Я считаю, что налоговое зако­нодательство будет продолжать усложняться, пока будет сущест­вовать возможность зарабатыва­ния на бюджетных деньгах. Как только появляется необходи­мость получения дополнительной суммы бюджетных фондов, вво­дится новый налог.

О том, что происходит именно так, говорит и скорость принятия новых налогов, и их экономическое обоснование. Усложняет его также лоббирование новых пра­вил начисления налогов, исклю­чающих из базы налогов заинте­ресованные экономические груп­пы. Это тоже не способствует прозрачности законодательства.

Одновременно, сложность налогового законодательства стимулирует использование ГНАУ в качестве некоего тарана, если можно так выразиться, ко­торый способен разрушить лю­бое предприятие. Я убежден, что этого необходимо избежать лю­бой ценой. Если мы не сможем предотвратить это — тогда любое реформирование налоговой сфе­ры будет бесполезно, поскольку бизнес все равно будет делать вложения в теневую инфраструк­туру.

Обвиняя же ГНАУ в давлении на предпринимателя, журналис­ты работают на укрепление тене­вого сектора. И получается, что ГНАУ находится не только под давлением тех, кто использует работу журналистов для отвлече­ния внимания от реального ре­формирования налоговой сферы, но и под сопротивлением бизне­са. Примеры многочисленных на­падений на налоговых инспекто­ров четко демонстрируют, что бизнес верит в то, что именно на­логовики являются главной при­чиной их проблем.

То есть, Вы считаете обвинения в адрес ГНАУ насчет давления на бизнес необоснованными?

— В принципе — да. Нужно помнить, что ГНАУ — исполнительный орган, и в этом смысле — ложная
цель для критики. ВР принимает законы, правительство - постановления, мы же обязаны работать в правовом поле, созданном этими органами государственной власти. Мой личный уход с поста главы ГНАУ или ликвидация самой администрации, никаких измене­ний в законодательство не прине­сет. ГНАУ — исполнительная струк­тура, обеспечивающая поступле­ние средств в бюджет для выплат зарплат и пенсий, выплат по внешнему долгу, а по большому счету и всего того, что дает бизне­су возможность существовать. Долго ли он сможет проработать, если средств не будет хватать на поддержку дорог, если будет с пе­ребоями работать железнодорож­ное сообщение или возникнут тех­ногенные катастрофы?

Мне кажется, что для того, что­бы избежать превращения ГНАУ в дубинку, расширить базу за счет уничтожения "исключений" и ос­лабить теневую инфраструктуру, нужно, выполняя распоряжение Президента, ускорить принятие Налогового кодекса. Именно про­зрачность и понятность законодательства сделает невозможными конфликты между Налоговой и предпринимателями. Тогда все будут играть по единым правилам, не предусматривающим возмож­ности для субъективных решений. И понимая, что добиться реформ мы можем только начав их делать, сами, не обвиняя кого-то другого в том, что реформ нет, мы начина­ем с себя — выступаем с инициативами реформ.

Я бы сказал, что на сегодня мы ставим своей целью приход к со­стоянию, когда налоговое законо­дательство прозрачно и не может быть неоднозначно трактовано. И этого можно добиться только с принятием Налогового кодекса. ГНАУ заинтересована в том, чтобы было учтено как можно больше комментариев к нему — это умень­шает возможность лоббирования специального налогового режима для какой-либо отдельной группы. Пожалуйста, давайте собираться, обсуждать, выявлять проблемы и искать их оптимальные решения. Тогда и Налоговая больше не бу­дет орудием для расправы, и про­блемы реального бизнеса будут более полно решены в рамках Ко­декса.

Рост контроля и разрушение теневой инфраструктуры должны идти параллельно. Чем прозрач­ней будет система налогообложе­ния, тем качественнее будет кон­троль. Увеличение качества кон­троля нанесет удар по теневой ин­фраструктуре. А чем слабее она будет, тем лучше будет контроль.

В этом смысле ГНАУ является наиболее заинтересованным в на­логовой реформе институтом. Причем в такой налоговой рефор­ме, которая облегчит уплату нало­гов для предпринимателя и, соот­ветственно, их сбор — для нас.

Какие реформы предлагает провести ГНАУ?

— Наши инициативы направлены в три главных проблемных узла. Во-первых, мы четко осозна­ем, что в условиях проблемы не­платежей налогоплательщик не всегда может вовремя рассчи­таться с бюджетом. Налоговая не­доимка на 1.01.2000 г. составила около 12 млрд. грн, при этом за­долженность по пене достигла 8 млрд. грн. Неограниченный рост пени усугубляет и так тяжелое со­стояние большинства предприя­тий. ГНАУ предлагает списать плательщикам начисленную по со­стоянию на 1 февраля 2000 г. пеню (кроме начисленной в сфере ВЭД), при условии своевремен­ной оплаты ими начисленных на­логов и платежей в 2000 г. Кроме этого, мы предлагаем реструкту­ризировать сроком на два года налогоплательщикам, которые во­время оплачивают текущие плате­жи, налоговую задолженность, возникшую у них по состоянию на 1 января 1999 г. И, наконец, мы предлагаем ограничить сумму на­численной пени неким предель­ным уровнем, который не должен превышать сумму, начисленную к оплате по этому платежу.

Второй момент. Мы намере­ны запретить безосновательное проведение проверок налогопла­тельщиков. Я считаю, что провер­ки должны предваряться всесто­ронним анализом деятельности предприятия, субъект проверки должен тщательно проверяться. В этом плане мы намерены ввести в нормативное поле понятие "нало­гоплательщик с хорошей налого­вой историей". Ведь вести чест­ный бизнес по отношению к госу­дарству привлекательнее в той же мере, в какой честные отношения с деловым партнером привлека­тельней попыток взаимного обма­на.

Это понятие должно стать в определенной мере знаком отли­чия для предпринимателя, кото­рый бы не только свидетельство­вал о том, что предприятие не об­манывает государство, а значит,