Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Никопольская дуга

На этой неделе конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов достиг своего апогея — по поводу спорных 51% акций завода по очереди высказались на специально созванных пресс-конференциях представители ПриватБанка и "Славутич-Регистратора", а также премь

На этой неделе конфликт вокруг Никопольского завода ферросплавов достиг своего апогея — по поводу спорных 51% акций завода по очереди высказались на специально созванных пресс-конференциях представители ПриватБанка и "Славутич-Регистратора", а также премьер-министр Юлия Тимошенко, журналист Владимир Бойко и судья Апелляционного хозяйственного суда Сергей Бондарь. "Мессидж" всех выступающих сводился к одному — НЗФ нужно у концерна "Приднепровье" отобрать любой ценой

Активность столь разных по роду занятий людей в деле о реприватизации НЗФ объясняется тем, что Высший хозяйственный суд приостановил выполнение решения Киевского апелляционного хозяйственного суда о признании незаконной приватизации 50%+1 акций Никопольского завода ферросплавов до рассмотрения жалобы консорциума "Приднепровье". Этим решением суд фактически сломал план по смене руководства на предприятии, который так долго лоббировали в органах власти представители ФПГ "Приват" совместно с Юлией Тимошенко. Сторонники реприватизации планировали провести в четверг собрание акционеров НЗФ, где с помощью теперь уже государственного пакета акций сменили бы руководство завода.

О кандидатурах возможных руководителей предприятия догадаться несложно — проводить собрание акционеров собирались в вотчине "Привата" г. Орджоникидзе, а одним из организаторов этого собрания должен был стать регистратор "Славутич-Регистратор", который, правда, по решению ГКЦБФР и Верховного суда не имеет права вести реестр акционеров Никопольского завода ферросплавов. Премьер Юлия Тимошенко даже официально написала указание для Фонда госимущества, где потребовала выдать доверенность на голосование по госпакету акций Сергею Грищенко из Минпромполитики. Впорчем, председатель ФГИУ Валентина Семенюк ответила, что у Фонда нет законных оснований участвовать в собрании в г. Орджоникидзе. В результате пятое (!) по счету собрание акционеров, инициированное "Приватом", закончилось как и прежние — с нулевым результатом.

Ответная реакция не заставила себя долго ждать. В тот же день на пресс-конференции журналист Владимир Бойко заявил, что решение Высшего хозяйственного суда (ВХС) незаконно, исполняющий обязанности главы ВХС Николай Хандурин чуть ли не из комнаты судей выносил дело, а главным инициатором всего это оказался… секретарь СНБОУ Петр Порошенко. Изначально Бойко говорил о том, как видел Николая Хандурина, выносившего из здания суда дело НЗФ. Затем он, видимо слегка запутавшись в собственных воспоминаниях минувшего дня, сказал, что хотел бы знать, кто именно из судей передал дело Хандурину, которого он в здании суда хоть и не видел, но точно знает, что тот там был.

В конечном итоге стало ясно, что журналисту просто намекнул кто-то из работников суда о пропаже дела, и он не замедлил поведать об этом общественности. Также, по словам Бойко (то есть его осведомителя), в течение всего дня в среду в суд звонил сам Петр Порошенко и требовал передать дело Хандурину. При этом, как ни странно, претензии журналист имел исключительно к Хандурину, который получил дело, "воспользовавшись служебным положением". "Ну в конце концов, мало ли кому звонит Порошенко…" — ответил он на вопрос о том, в чем конкретно он обвиняет главу СНБУ. К концу пресс-конференции он сник и казался уже не столь уверенным, как в начале. Было видно, что Бойко просто не очень хорошо владеет информацией.

Примерно в то же время на сцене появились главные игроки, желающие поучаствовать в разделе имущества опального олигарха. Ими, как и прогнозировало большинство наблюдателей, стала т. н. группа "Приват", представленная заместителем председателя ПриватБанка Тимуром Новиковым и председателем наблюдательного совета компании "Славутич-Капитал" Геннадием Корбаном. "Приватовцы" сразу же заявили о том, что готовы участвовать в новом приватизационном конкурсе по НЗФ, хотя его никто и не объявлял, а акции завода принадлежат консорциуму "Приднепровье".

"Это краденный автомобиль, который должен быть возвращен владельцу", — поделился своим видением государственной политики Геннадий Корбан. При этом на вопрос журналистов, а как же быть с другими "краденными автомобилями", т. е. Стахановским и Запорожским ферросплавными заводами, которые были проданы "Привату" по цене как минимум в восемь раз меньше рыночной, представитель "Привата" ответил, что конъюнктура на рынке ферросплавов за это время сильно изменилась. Улучшение, правда, никак не отразилось на убыточной работе двух приватовских комбинатов — убыток СЗФ составил в прошлом году 29 млн. грн., а Запорожского завода — все 135 млн. грн. Вопрос, как собираются управлять НЗФ менеджеры, которые работают с рентабельностью "минус" 10% при нынешних заоблачных ценах на свою продукцию, остается открытым.

Геннадий Корбан также сообщил, что у него на руках имеется целый ряд решений районных судов, признавших продажу завода консорциуму "Приднепровье" незаконной. Причем, по его словам, постановление Верховного Суда Украины о том, что приватизация была таки легитимна, не является приоритетным, поскольку "решения Верховного Суда, Хозяйственного суда, а также судов районного значения равнозначны по своей силе". Он даже предложил журналистам обратиться в Минюст, чтобы разъяснить этот вопрос.

Затем присутствующий на пресс-конференции Сергей Власенко, один из юристов "Приднепровья", дал блиц-интервью журналистам, в котором заявил, что в словах Корбана и Новикова не было ни капли правды. "Как Корбан ошибся, назвав Пинчука бывшим зятем Кучмы, точно так же он ошибался, считая решения Верховного Суда и районных судов равнозначными. Его речь в принципе была наполнена ошибками", — сказал он.

К пяти часам в агентство "УНИАН" прибыли судьи Киевского апелляционного хозяйственного суда, которые и принимали решение о признании недействительными результатов приватизации 51% акций НЗФ и возврате их в собственность государства. Выглядели они растерянно, будто прибыли по чьему-то срочному телефонному звонку. Версия судьи апелляционного хозяйственного суда Сергея Бондаря была не такой суровой в отношении и. о. главы ВХС Николая Хандурина. Оказалось, что последний не выносил из комнаты судей документы, а потребовал просто передать дело в Высший хозяйственный суд, и Бондарь сам отвез туда два тома дела. А журналист Бойко просто ошибся — наверное, подвели "источники".

Наиболее "кровожадной" в оценке действий судьи Хандурина оказалась премьер-министр Юлия Тимошенко: "Чтобы Хандуриных оставалось все меньше в системе правосудия, мы применим все необходимые правовые рычаги, которые таких судей удалили бы из системы правосудия". Участие премьера в конфликте к концу дня уже начало носить оттенки сюрреализма в багровых тонах — все тот же журналист Бойко заявил о том, что на премьера готовится покушение в связи с тем, что "некоторые структуры недовольны реприватизацией "Криворожстали" и Никопольского завода ферросплавов". Проходит всего три часа и СБУ, руководителем которого является близкий соратник премьера, заявила о том, что она проверяет сообщения западных пресс-служб о якобы готовящемся теракте. Чем закончится конфликт, где, казалось бы, было уже все — от забастовок, обвинений в коррупции до терактов, сказать не может никто.