Один час из жизни...

ВО ВТОРНИК, в 15.45, я ехал по Южному мосту с правого берега Киева на левый. Последние недели в Киеве идет практическая работа по территориальному размежеванию городских районов. Я спешил в райсовет на очередное совещание по этому вопросу.
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

ВО ВТОРНИК, в 15.45, я ехал по Южному мосту с правого берега Киева на левый. Последние недели в Киеве идет практическая работа по территориальному размежеванию городских районов. Я спешил в райсовет на очередное совещание по этому вопросу.

В 16.03 присутствующие в ожидании председателя райрады беседовали об угрозе экономического кризиса в США и реальности угрозы девальвации американского доллара. В 16.05 председатель к нам присоединился, и мы от проблем американских перешли к городским и районным.

Кто же из нас знал, что в те минуты, когда мы обсуждали умозрительные финансовые проблемы заокеанской супердержавы, огромный пассажирский самолет врезается в огромное офисное здание — символ преуспевающей Америки — и убивает огромное количество людей. А тот час, который мы затем потратили на обсуждение проблемы смены депутатских корпусов райрад, — это все, что было отпущено тысячам служащих нью-йоркских компаний, чтобы успеть спуститься вниз по лестницам с 30-х, 40-х, 50-х, 60-х этажей. И это был последний час жизни людей на 70-х, 80-х, 90-х, 100-х этажах.

Сроки проведения административной реформы в Киеве приурочены к грядущим выборам — надо успеть создать избирательные комиссии. Законом эта обязанность возложена на местные рады. Районные рады Киева должны успеть подтвердить свою легитимность, дабы при создании избирательных комиссий не возникло юридических коллизий. И хотя многое городскими властями делается в спешке, нет оснований думать, что процесс реорганизации киевских районов вызовет осложнения.

Можно сколько угодно спорить о целесообразности затеянной Александром Омельченко реформы. Однако киевские перемены — прекрасный пример для буксующей который год государственной административной реформы. Тот, кто хочет что-то сделать, — делает. Кто не хочет — разговаривает. Киев своим, в общем-то бессмысленным, примером показывает центральной власти: делайте что-нибудь, меняйте, реформируйте — хуже не будет. И на народ не стоит пенять. Он в худшем случае ничего не заметит, в лучшем — выскажет свое независимое мнение. То есть, мнение, от которого уже ничего не будет зависеть.