Ой

Кто-то верит в судьбу. Кто-то еще надеется на реприватизацию. Я пью пиво по субботам и коллекционирую плохие знаки.
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Кто-то верит в судьбу. Кто-то еще надеется на реприватизацию. Я пью пиво по субботам и коллекционирую плохие знаки.

Круговорот вещей и взаимосвязей в природе настолько прост, что О'Генри не посвятил этой вроде бы глобальной теме более одного рассказа. О жуликах, к примеру, он написал почти два десятка. Потому что причины, следствия, предпосылки событий и "кому выгодно" — это не более чем способы сдерживания нормального человеческого страха. Тысячелетиями человек убегал по первому внутреннему сигналу в пещеру, и ему не нужно было анализировать ситуацию. В более спокойное время на финансовых рынках, в экономике все еще проще. Ведь это же понятно, как заказная статья в деловой прессе — что происходит, кто получит по голове и кто за все будет платить.

Минувшая неделя была вывешена на доске объявлений 2005 года так же скромно, как незаметные предупреждения о неизбежном отсутствии горячей воды в вашем подъезде. Если кто-то не заметил — его проблемы. Кони Европейского союза встали на дыбы и понесли. В это время в Украине с огоньком в глазах ждали небольшого франчайзингового мероприятия под брендом Давосского форума.

Но европейская телега пролетела мимо — были только слышны вопли находящихся в ней членов ЕС. Отчетливо услышал фразу в адрес нашей страны — "не сейчас".

Да, ребята, — не сейчас. Пока мы живем в инвестиционном ажиотаже и планируем рост инвестиций, ближайшие в географическом и ментальном смысле денежные мешки срочно затягивают горловины. Еще неделю назад сам факт проведения в Киеве такого мероприятия, как Давосский форум, добавлял по несколько миллионов к любому инвестиционному проекту средних размеров. Стоило ему состояться, как стало ясно, что опять придется брать кредиты. Инвестиции подождут. Это очевидно. Однако тенденции указывали на это, как обычно, немного раньше. Непонятная стратегия и сомнительные достижения такой немонолитной текущей власти — достаточные предпосылки. Однако при желании иностранные инвесторы могут это по молодости и простить. Но — есть проблемы внутри Евросоюза, размеры которых на минувшей неделе наконец-то стали катастрофическими. Я сразу вспомнил одну тусовку финансовых воротил в Беверли-Хилз два года назад. Тогда все балдели от того, как объединенная Европа теснит Америку. Европа была источником чувства постоянного дискомфорта для большинства крупных американских корпораций. И тут один серьезный докладчик тогда очень серьезно сказал: "Европа нам не конкурент". Никто не поверил. А я сохранил распечатку его выступления. Главным тезисом там было — "Они не договорятся. Столько разных наций, как в Европейском союзе, никогда не смогут вести единую согласованную политику". Так и случилось.

И вот теперь европейцам не до нас. У них и так экономическая стагнация в Германии остальную Европу нагибает. Потому наш Давос и ныне там. Пришлось Ющенко рассказывать людям, давно работающим в Украине, как здесь обстоят дела. Ну и еще очень много в его речи было почему-то посвящено Пинчуку. Наверное, это наш главный иностранный или, если хотите, офшорный инвестор до конца этого года.

Там же, на листе минувшей недели, я заметил и сомнения Президента Ющенко в макроэкономических показателях минувшего года. Нет, наш с вами бизнес все-таки вырос в минувшем году, как мы с вами и считали раньше.

Но, наверное, бизнес новой власти в этом году идет не так хорошо, как хотелось бы, поэтому для оправдания недостаточно уверенного роста пришлось подвергнуть сомнению балансовые показатели власти минувшей. И для меня это тоже — сигнал. Но вот какими будут последствия? Когда я изучил количество других плохих знаков для экономики нашей страны, появившихся на минувшей неделе, — стало не по себе. Их было немного. Но они были. Неминуемые, как парламентские выборы в следующем году. Слишком уж уверенно мы себя чувствуем при всех имеющихся неважных тенденциях. И после этого не хочется больше писать пафосных колонок, а тихо сказать "ой" — и пойти сокращать расходы. На всякий случай.