Откровения Коэльо

Пауло Коэльо можно не любить, можно обвинять его в склонности к конъюнктуре, можно даже считать халтурщиком и демонстративно отмежевываться от его пряной философии. Однако не знать его нельзя. Писатель, побивший рекорды тиражности, входит в десятку самых
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Пауло Коэльо можно не любить, можно обвинять его в склонности к конъюнктуре, можно даже считать халтурщиком и демонстративно отмежевываться от его пряной философии. Однако не знать его нельзя. Писатель, побивший рекорды тиражности, входит в десятку самых продаваемых авторов в мире. После принесшего ему мировую славу "Алхимика", Коэльо без стеснения снимает сливки со своей известности, штампуя литературу не самого высокого пошиба и потакая вкусам самой широкой аудитории. На том стоит мир. После откровенной "клубнички" — "Одиннадцати минут" — Пауло Коэльо написал очередную притчу — "Одиннадцать олив".

О чем он сообщил своим украинским читателям на пресс-конференции в Киевгорадминистрации. Куда его занесло ветром политических страстей. Мэр Киева Александр Омельченко не нашел лучшего способа попиарить, как постоять рядом с "мировым бестселлером". Коэльо наградили нагрудным знаком "Знак пошани" и именными часами завода "Арсенал" "от Омельченко". Задавать вопросы личного и коммерческого характера известному писателю почему-то не разрешили. Хотя именно эта часть информации как раз и представляет наибольший интерес при общении с публичной личностью. Поэтомы мы решили восполнить пробелы в откровениях П. Коэльо выдержками из его интервью немецкому журналу "Штерн"

— Господин Коэльо, почему ваши родители трижды помещали вас в психиатрическую лечебницу?

— Причины, названные в истории моей болезни, банальны. Считалось, что я замкнут, недоброжелателен, плохо учусь. Я не был помешанным, а был всего лишь семнадцатилетним юношей, который непременно хотел стать писателем. Поскольку никто этого не понимал, меня месяцами держали взаперти и пичкали транквилизаторами. Лечили электрошоком: надеялись убрать из моей памяти то, что накопилось в ней за последние годы, и внести в мою голову успокоение.

— После бегства из лечебницы вы стали принимать наркотики и галлюциногены. В 23 года вступили в одиозную тайную секту. Может быть, ваши родители поступили все-таки правильно?

— Я был любознательным хиппи, шел маршрутами Карлоса Кастанеды, увлекался черной магией и сатанинскими ритуалами. Экстремальность моего характера завела меня на два года в самое опасное из всех нелегальных сообществ. Поучения его руководителя вызывали во мне более сильные ощущения, чем кокаин. Мы не приносили в жертву младенцев, но практиковали черную магию без всякой этики, пускали в ход силы, описывать которые я вам не стану. Я чувствовал себя чуть ли не всемогущим и оказался на краю пропасти. И эмоционально, и духовно был почти что мертв. Мне потребовалось семь лет, чтобы избавиться от того, что там я пережил.

— К 25 годам вы стали самым знаменитым поэтом-песенником Бразилии, купались в деньгах. Затем были схвачены молодчиками военизированной группировки и подвергнуты пыткам...

— Эти олухи не могли разобраться в моих рок-текстах, а все, что они не понимали, казалось им опасным. Меня считали то партизаном, борющимся с военной хунтой, то агитатором-коммунистом, который рядится в одежды рок-поэта. А я был всего лишь мечтателем-идеалистом, пишущим песни о сексе и наркотиках.

Они пытали меня, при этом ни одного из них в лицо я не видел. Прежде чем вывести меня из камеры, мне каждый раз натягивали на голову капюшон. Муки были страшные, но еще хуже были чувство униженности и познание жестокости в чистом виде.

— Тогда вы притворились сумасшедшим?

— На глазах моих истязателей я надрезал себе руку и поклялся, что трижды был пациентом психиатрической лечебницы. Проверив это, они меня отпустили.

— Вашу жену похитили вместе с вами?

— Да. Помню, когда меня вели в нужник, жена окликнула меня: "Пауло, это ты?" Я побоялся ей ответить, потому что разговаривать нам было запрещено. Я никогда больше не трусил так, как в те секунды. Она была намного храбрее меня. Женщины вообще храбрее мужчин. Когда мне первый раз приказали раздеться догола, я сразу же повиновался. Когда то же самое потребовали от нее, она сказала: "Раздевайте сами! За вас я это делать не буду!" Конечно, они это сделали, но она все-таки бросила им вызов.

Своим трусливым молчанием я потерял ее уважение. Когда нас выпускали из тюрьмы, и мы стояли друг против друга, от ее чувств ко мне ничего не осталось. Она лишь попросила меня никогда больше не произносить ее имя. С тех пор, рассказывая о ней, я называю ее моей безымянной женой.

— Пытки не сломили вашей души?

— Нет. Под пытками я утратил самоуважение, но потом вновь обрел его. Не следует навсегда сохранять чувство вины за свое прошлое. Когда-нибудь ты должен отринуть пережитое, иначе останешься таким, каким тебя хотели видеть палачи — просто "овощем". Три года я страдал паранойей. Мне казалось, что меня преследуют и прослушивают мой телефон. Из опасения быть вновь арестованным я поселился в Европе. Но вернулся, ибо бегство проблемы не решает. Нужно смотреть своим страхам в глаза.

— Переломным моментом в вашей жизни было посещение концлагеря Дахау?

— Там ко мне пришло прозрение, и в 34 года я вернулся к католической вере. Прошел путем Иакова — 700 километров от Пиренеев до Сантьяго-де-Компостела. Написал об этом свою первую книгу. Мечта якобы душевнобольного семнадцатилетнего юноши исполнилась: я стал писателем!

— Вас не тяготят слава и богатство?

— В общем, я всегда был богат. Когда был хиппи, мог проехать из Нью-Йорка в Перу с $200 в кармане. Я ел, спал и любил на эти деньги. Поэтому, наверное, не столь важно, сколько денег в кармане, важно кем себя ощущаешь.

— Вы написали "Алхимик" за две недели, и эта книга до сих пор находится в списках бестселлеров. Сколько времени у вас ушло на написание "Одиннадцати минут"?

— Три недели. Десять лет хотел написать о сексуальности, но не было ни занятной фабулы, ни главного персонажа. Поэтому несколько попыток закончились неудачей. На встрече с читателями в Женеве одна бразильянка сказала мне: "Я читала "Алхимика". Ваша книга изменила мою жизнь, я решила перебраться в Европу и стала здесь куртизанкой". Я встретился с ней несколько раз, и она рассказала мне о себе. В основе

моего сюжета — история ее жизни.

— Почему роман называется "Одиннадцать минут"?

— По моим данным, клиенты проводят с проституткой в среднем 45 минут. Наслаждение в прямом смысле длится 11 минут.

— Когда можно будет увидеть "Алхимика" в кинотеатрах?

— Вообще-то я не разрешаю экранизировать свои романы. Пусть у моих читателей будут собственные фильмы в их головах. К сожалению, много лет тому назад я продал "Алхимика" за $250 тыс. компании "Уорнер Бразерз". Недавно предложил ей два миллиона долларов за то, чтобы получить права обратно. Безуспешно. Все сценарии, которые мне присылали до сих пор, были ужасными. На днях должен прийти сценарий, написанный Лоуренсом Фишберном. Он же решил снять фильм и сыграть в нем одну из ролей. На сей раз, результат буду ждать с нетерпением.

Справка

В 2004 году в кинопрокате должна появиться экранизация знаменитого романа П. Коэльо "Алхимик". Режиссер и автор сценария — Лоуренс Фишберн.

На главные роли приглашены Джереми Айронс и Мадонна. По предварительным оценкам, бюджет фильма составил $80 млн. Съемки проводились в Иордании.

Справка

Пауло Коэльо, бразильский писатель. Родился в Рио-де-Жанейро в 1947 году. Был хиппи, в годы военной диктатуры издавал подпольный журнал "2001", работал журналистом в газете, пытался реализоваться в театральной режиссуре и драматургии. По обвинению в подрывной деятельности трижды арестовывался и подвергался пыткам.

Выйдя из тюрьмы, отправился путешествовать. Преодолев 80 километров по легендарной тропе паломников, Коэльо описал это путешествие в своей первой книге "Паломничество", изданной в 1987 году. Вскоре за ней последовала и вторая — "Алхимик", принесшая автору мировую известность.

Его романы, переведенные на 52 языка, относятся к разряду культовых. Произведения Коэльо часто называют "философскими сагами", "мистической прозой", "легкой эзотерикой".

На сегодняшний день продано более тридцати пяти миллионов книг Коэльо в 140 странах мира. "Алхимик" до сих пор остается самой продаваемой книгой в истории Бразилии и даже упомянут в Книге рекордов Гиннеса.

Библиография

• "Паломничество", или "Дневник мага", 1987

• "Алхимик", 1988, рус. пер. 1998

• "Брида", 1990

• "Валькирии", 1992

• "Мактуб", 1994

• "У реки Рио-Пьедра села я и

заплакала...", 1994, рус. пер. 2002

• "Пятая гора", 1996, рус. пер. 2001

• "Книга Воина Света", 1997

• "Любовные письма пророка", 1997

• "Вероника решает умереть", 1998

• "Дьявол и сеньорита Прим", 2000

• "Отцы, сыновья и деды", 2001

• "Одиннадцать минут", 2003

Использованы материалы журнала "Штерн"