Откровения "от НБУ"

Нацбанк систематически напоминает коммерческим банкам о необходимости увеличения капитала. Однако роль НБУ не ограничивается напоминаниями — центробанк намерен принять деятельное участие в борьбе за рост капитализации банковской системы. О новациях НБУ ра
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Нацбанк систематически напоминает коммерческим банкам о необходимости увеличения капитала. Однако роль НБУ не ограничивается напоминаниями — центробанк намерен принять деятельное участие в борьбе за рост капитализации банковской системы. О новациях НБУ рассказывает заместитель председателя Нацбанка АЛЕКСАНДР ШЛАПАК

— Сейчас одна из наиболее актуальных для банков проблем — увеличение капитала. Намерен ли НБУ совершенствовать процедуру наращивания капитала?
— Нацбанк намерен максимально упростить приход капитала в банки, но одновременно мы работаем над улучшением его качества. Первая часть работы завершилась принятием трех постановлений НБУ. Сейчас они находятся на регистрации в Министерстве юстиции. Заложенные в постановлениях позиции согласованы с коммерческими банками в процессе очень длительных дискуссий, в которых принимал участие председатель Нацбанка. Предлагаемые изменения упрощают регистрацию основного капитала, а также меняют правила привлечения дополнительного капитала, прежде всего — путем субординированного долга.
Что касается качества капитала, то НБУ, наоборот, предложены более жесткие формы его привлечения. Средние и малые банки пользуются либеральными нормативными актами Нацбанка, которые позволяют формировать дополнительный капитал путем переоценки основных средств, а также начисленных, но не полученных доходов. НБУ намерен исправить эту ситуацию, поскольку данный капитал не является "достойным". Подготовлены изменения в постановление №368. Там достаточно жестко обозначена отдельная процедура возможности учета в капитале переоцененного имущества (переоценка сегодня носит фактически явочный порядок). Нацбанк с этим не согласен, но в чем конкретно состоят наши предложения, я пока не хотел бы раскрывать.

— Во что вылился компромисс между НБУ и банками по поводу увеличения капитала?
— Нацбанк принял изменения в нормативные документы, регламентирующие вопросы регистрации уставного капитала банков. Существенно упрощены требования к подаваемым в центральный банк документам. Сняты ограничения на получение справок в налоговой администрации физическими лицами, которые хотели бы стать акционерами банков, но только в случае, если физлица не имеют существенного участия (менее 10% акций) в банке.
Совместно с банками разработан механизм, который позволяет формировать субординированный долг путем выпуска облигаций (ранее для этих целей могли использоваться сертификаты). Разработана процедура обращения этих облигаций. НБУ против того, чтобы они обращались на открытом рынке, поэтому разрешил создание специальных пулов. Перечень лиц, принимающих участие в займе, будет анонсироваться заблаговременно. Облигации смогут обращаться только в пределах этого пула. Если у кого-то из его участников есть возможность поддерживать банк, то он перекупит облигации у того, кому это стало сложно. Тем самым лица, входящие в облигационный пул, будут поддерживать капитал банка на должном уровне. В то же время банку не нужно будет досрочно погашать субординированный долг и вновь проходить громоздкую процедуру его оформления с новым кредитором.
Принято решение о том, что можно будет менять цену субординированного ресурса, который будет привлекать банк. Сегодня она жестко "зашита" в нормативных документах НБУ и равняется LIBOR+4% для доллара и учетной ставке НБУ (сейчас это 7%) для гривни, что сегодня никому не интересно. Теперь же НБУ, как в случае со ставкой рефинансирования, получит право устанавливать размер ставки и по субординированному долгу. Нижним уровнем для ставки в долларах будет суверенная ставка привлечения (последний наш выход на внешний рынок займов был под 6,85%), верхним уровнем — стоимость привлечения банками долгосрочного депозитного ресурса. По гривне нижним уровнем будет ломбардная ставка НБУ, верхним — ставка привлечения коммерческими банками долгосрочного ресурса.

— Планирует ли НБУ упростить процедуры слияний банков?
— Все, что можем, мы упрощаем. Но не надо забывать, что банки являются акционерными обществами и подпадают под действие соответствующего закона. Согласно этому документу собрания проводятся через 45 суток после объявления и т. д. Мы не вправе требовать от банков специальных режимов. В принципе, проблем немного, и все они — организационные. Переоформление существенного участия, процедуры, связанные с идентификацией собственников, с установлением новых экономических нормативов, по установлению максимального формата лицензии по видам деятельности — все это мы действительно упрощаем.
С другой стороны, один из ныне существующих механизмов слияния не работает. Любое АО может быть санировано, но только не банк. Законом "О банках и банковской деятельности" предусмотрена специальная процедура ликвидации банковских учреждений. На первый взгляд, прописанных норм вполне достаточно. Но мы разрабатываем документ, который позволит временному администратору проводить санирование банка. Ведь сейчас, когда НБУ занимается делами банка, имеющего огромную кредиторскую задолженность, приходится упрашивать собственников, которые и довели банк до банкротства, чтобы они уступили свою долю более эффективному собственнику.

— Каковы планы НБУ по усовершенствованию процедуры "настоящей" ликвидации?
— НБУ внимательно изучает вопросы, связанные с процедурой ликвидации. Очень многие проблемы связаны с законодательством. Мы подали в Верховную Раду закон, который меняет статьи, относящиеся к процедурам ликвидации банков. Центробанк предлагает изменить очередность удовлетворения требований кредиторов. Пусть сначала банк сам рассчитывается с физическими лицами, а потом в дело должен вступать Фонд гарантирования вкладов физлиц. Предлагаем также исключить из ликвидационного процесса этап утверждения ликвидатора судами. Сейчас имеются прецеденты, когда вместо того, чтобы быстро и четко начать процедуру ликвидации (чтобы не потерять активы), Нацбанк по три месяца судится по вопросу правильности начала ликвидационной процедуры.
При ликвидации банков "Украина" и "Славянский" НБУ столкнулся с проблемой банковской тайны. На мой взгляд, ее не должно быть в отношении тех должников, которые довели банк до банкротства. По сегодняшний день ликвидатор не может выставить на аукцион те или иные активы, поскольку по закону мы должны спрашивать разрешения у самих должников. НБУ настаивает на том, чтобы законом был запрещен взаимозачет встречных требований. Часто мы сталкиваемся с тем, что наиболее умные кредиторы "выбивают" свои долги путем зачета встречных требований с наиболее реальными должниками банка. Прецедентов соответствующих судебных решений довольно много. Ликвидация таких схем — уже в проекте закона. Не хватает еще нормы о том, что основанием для ликвидации банковского учреждения должна быть потеря банком адекватности капитала.

— Намерен ли Нацбанк как-то предотвращать ликвидации банков?
— Конечно, необходимо совершенствовать "профилактические" процедуры. Все же ликвидация — крайняя мера. НБУ инициировал ряд изменений в законодательство, которыми мы хотим поднять роль наблюдательных советов банков. Уже принят закон, согласно которому ревизионная комиссия будет подчинена совету, а не правлению банка. Ее задача — оппонировать правлению и говорить о том, насколько правильна или неправильна проводимая банком политика (по доходам, расходам и т. д.). Кроме того, НБУ разработал документ, который серьезно ужесточает требования к лицам, избираемым в наблюдательный совет. Это должны быть не "свадебные генералы", а люди, имеющие соответствующее образование, опыт и деловую репутацию.
Что касается профилактических мер, то сейчас НБУ внедряет так называемую систему раннего реагирования. Практика показала, что нередко "падают" те банки, которые по основным экономическим показателям являются формально достаточно успешными. Мы определили более двадцати рисковых показателей, вывели средние по каждой группе банков. Эта работа заняла около года, но в результате удалось установить определенные параметры, выход за пределы которых ведет к большим рискам в работе банка. Система раннего реагирования не дает банковскому надзору права применять какие-либо меры воздействия к банкам, они и в дальнейшем будут применяться только в случае нарушения экономических нормативов. Но эта система позволяет понять, к каким банковским учреждениям стоит присмотреться пристальней. Недавно Сергей Тигипко говорил о тридцати "сомнительных" банках. Речь шла именно о тех учреждениях, которые были отобраны по результатам работы системы раннего реагирования.
В этом году НБУ попытается "поставить на поток" систему оценки рисков. Многие банки этим уже давно занимаются, и мы эту систему разрабатываем уже 3 — 4 года. Пока проводится эксперимент в одном из банков. На утверждении в правлении Нацбанка находится нормативный акт НБУ о методических рекомендациях по системам оценки рисков. Впоследствии мы планируем ввести соответствующие требования к банковским учреждениям. НБУ хочет помочь банкам, а кого нужно — и заставить прозрачно и понятно самостоятельно оценивать свои риски.

— В прошлом году Нацбанк принял ряд решений, ужесточающих использование банковских ресурсов его собственными акционерами. Что еще НБУ планирует в этом направлении?
— Прежде всего мы бы хотели внести изменения в Закон "О банках и банковской деятельности", которые запретили бы льготное кредитование банками связанных с ними лиц. Пока поправки в закон не приняты, в нормативные документы НБУ будут внесены изменения, которые предусматривают, что подобные решения принимаются наблюдательным советом банка, желательно публично. Часто кредиты выдаются инсайдерам, и к тому же — с нарушением нормативов по кредитам. Кредитование инсайдеров очень ограничено — не более 5% регулятивного капитала в одни руки. Если банк дает кредит размером 10% — это нарушение, за которым должны следовать санкции. Сейчас НБУ подготовил решение, согласно которому банк может превысить упомянутую 5%-ную норму, но при условии, что сумма превышения по инсайдерскому кредиту отнимается из капитала. Это нововведение будет реализовано уже в текущем году.
Уже второй год работают идентификационные процедуры, которые позволяют самим банкам разобраться с тем, что происходит с их активными операциями. Например, в одном из банков, который сейчас находится в стадии ликвидации, не запрашивая дополнительной информации, без привлечения системы регистрации юридических лиц, простым изучением документов, которые были предоставлены банку для получения кредита и оформления операций с ценными бумагами, НБУ определил, что почти 90% активных операций были проведены этим банком со связанными лицами. Идентификация клиента — серьезный инструмент в руках банковского учреждения при условии, что банк искренне хочет понять, с кем имеет дело. Наша задача — упорядочение минимальных требований к банкам по изучению инсайдерских портфелей. В идеале хотелось бы создать такую информационную систему: мы называем связанное с банком лицо, а на выходе получаем полные данные обо всех его транзакциях в банке, и в первую очередь — кредитных.