Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Переоценка нефтяных ценностей

Генеральная прокуратура с подачи Кабмина начала расследование подробностей формирования уставного фонда ЗАО "Укртатнафта". Таким образом, государство в очередной раз попытается вернуть утраченное влияние на крупнейший украинский нефтеперерабатывающий заво

Генеральная прокуратура с подачи Кабмина начала расследование подробностей формирования уставного фонда ЗАО "Укртатнафта". Таким образом, государство в очередной раз попытается вернуть утраченное влияние на крупнейший украинский нефтеперерабатывающий завод

Как сообщила пресс-служба правительства, обращение в Генпрокуратуру содержит требование "проверить законность создания "Укртатнафты" и процедуру переоценки украинской и татарской доли в СП".

Желание вспомнить о событиях девятилетней давности вполне объяснимо — тогда страна потеряла фактический контроль над активом, который сейчас оценивают как минимум в $900 млн. Даже если не принимать во внимание роль Кременчугского НПЗ для нашего нефтерынка (более трети отечественной переработки), цена вопроса весьма значительна.

Впрочем, сложно оспаривать и другой факт — в противостоянии Украины и Татарстана за контроль над "Укртатнафтой" последний всегда оказывался победителем. В нужный момент на стороне татар оказывались украинские чиновники, менеджеры завода или просто внешние обстоятельства.

Мат в три хода

Решение о создании СП на базе Кременчугского НПЗ принималось в 1994-1995 годах. Поскольку подобные структуры тогда еще были редкостью, процедура создания проходила с должной помпой и при личном благословении президентов Украины Леонида Кучмы и Татарстана Минтимера Шаймиева. ЗАО "Укртатнафта" создавалось на паритетных основаниях, где каждой из сторон принадлежало бы по 50%. Украина обязалась передать в уставный фонд создаваемого ЗАО все активы завода, а Татарстан — 25 нефтяных месторождений и внести денежные средства. Причем уже тогда скептики указывали, что оценка имущества завода ($450 млн.) является, мягко говоря, некорректной, и могла быть повыше.

Правда, как оказалось, для Татарстана и эта сумма была непомерной, поэтому вместо причитающихся "Укрататнафте" 25 нефтедобывающих активов в уставный фонд компании попали акции предприятия "Татнефтепром", заявленной стоимостью $69,7 млн. Объяснения своей "жадности" татарстанская сторона нашла три года спустя. Тогда решением собрания акционеров была проведена повторная оценка активов компании. Проводившее ее СП "Увекон" пришло к умозаключению, что реальная стоимость активов Кременчугского НПЗ составляет в три раза меньше, чем было раньше — $154 млн., а взнос Татарстана в виде акций "Татнефтепрома", напротив, вырос в два раза — до $140 млн.

Проведенная "Увеконом" переоценка активов стала далеко не последним этапом размывания государственной доли в заводе. Спустя год получить свое решили менеджеры "Укртатнафты". С подачи тогдашнего председателя правления завода Владимира Матыцина и его первого зама Владимира Демехина на достаточно спорном собрании акционеров завода в состав его собственников включили две оффшорные компании — AM RUZ Trading AG (Швейцария) и Sea Group International (США). По уже сложившейся традиции, новоиспеченные акционеры, получившие на двоих около 18,4%, выплачивали свою долю не деньгами, а векселями на поставку нефти. В результате большая часть векселей так и осталась непогашенной и с большим дисконтом была перепродана близкой к Демехину и Матыцину структуре.

В "сухом остатке" государство, отдавшее в совместное предприятие свой самый большой и, что не менее важно, самый "молодой" (не считая значительно уступающий по объемам производства Шебелинский ГПЗ) завод, осталось собственником всего 43% акций "Укртатнафты".

Попытка №…

Спохватились в столице только к 2002 году. Тогда оказалось, что оставшиеся не у дел на заводе Демехин и Матыцин решили расстаться и с принадлежащими им оффшорами. Am Ruz и Sea Group без лишнего шума были проданы Татарстану, который таким образом сконцентрировал больше половины акций "Укртатнафты". Против Владимира Матыцина даже возбудили уголовное дело и продержали полгода под арестом. Правда, вернуть свою долю в предприятии Украине так и не удалось по сей день.

Конечно, нельзя сказать, что Татарстану периодически не напоминают о "размывании" украинской доли. Однако по малопонятному стечению обстоятельств наши силовые структуры и суды отстоять государственную долю в "Укртатнафте" так и не смогли. В этом ключе интересно, чем закончится нынешнее расследование Генпрокуратуры. Например, глава ФГИ Валентина Семенюк вспоминает, как отреагировали в ГПУ на работу "Увекона" несколько лет назад. "Будучи главой специальной контрольной комиссии Верховной Рады по приватизации, я направляла в 2001 году в Генпрокуратуру запрос о законности этой инициативы (по поводу переоценки УФ "Укртатнафты". — Ред.), но тогда мне ответили, что все сделано правильно", — заявила журналистам Семенюк.

Приблизительно так же получилось и с многочисленными попытками доказать незаконность включения в состав акционеров компаний Am Ruz Trading и Sea Group International. Еще год назад разобраться с оффшорами обещал глава "Нафтогаза" Алексей Ивченко. Сейчас он пересел в кресло народного депутата, а структура акционеров "Укртатнафты" так и не поменялась. Тем не менее доказать, что слова в данном случае не расходятся с делом, чиновники должны в ближайшее время.