Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Первый зампредседателя Фонда госимущества Евгений Григоренко: "Отдача государственных активов повысится"

Конкретную цифру поступлений от дивидендов в 2005 году в ФГИ пока не называют, но "генеральную линию" власти декларируют вполне недвусмысленно — требования и нормативы по уплате дивидендов на госакции существенно возрастут. Евгений Григоренко уверен: дохо

Конкретную цифру поступлений от дивидендов в 2005 году в ФГИ пока не называют, но "генеральную линию" власти декларируют вполне недвусмысленно — требования и нормативы по уплате дивидендов на госакции существенно возрастут. Евгений Григоренко уверен: доходы государства как собственника возрастут, если добиться изменения схемы начисления дивидендов в крупных госхолдингах

— Евгений Николаевич, расскажите о планах Фонда относительно получения дивидендов от госсобственности в этом году?

— Госбюджет предусматривает собрать 533,2 млн. грн. средств, что примерно на треть больше прошлогоднего планового показателя. Отмечу, что сейчас темпы поступлений значительно выше. Если по итогам прошлого года фактически мы собрали 319 млн., то в этом году на середину мая в бюджет уже перечислено 498 млн. грн. дивидендов. То есть за пять месяцев получено 93% от того, что предусмотрено собрать за весь календарный период.

— С чем связан такой стремительный рост выплат? Возможно, были внедрены новые методы взимания этих средств?

— Я объясняю это прежде всего разным отношением нынешнего и предыдущих правительств к сбору дивидентов на государственные корпоративные права. В прошлом году Фонд госимущества, решая эту задачу, в основном в одиночку бился, как рыба об лед. Некоторые холдинговые компании, подчиненные не Фонду, а правительству, саботировали их выплату. Естественно, в таких случаях мы могли только жаловаться в Кабмин на неплательщиков. Реакция на множество таких обращений была просто формальной. Яркий пример — НАК "Нафтогаз Украины". В позапрошлом году эта крупнейшая компания по решению наблюдательного совета должна была заплатить 102 млн. дивидендов (30% нашего плана). Но правление не отреагировало и перечислений не сделало. Более того, выплата не была осуществлена и после неоднократных обращений правительства к НАК. А причина этого была в том, что руководитель компании подчинялся сугубо президенту, который его назначал.

— Что же поменялось сейчас?

— В этом году Кабмин сам не ожидая обращений Фонда, заставляет наблюдательные советы подчиненных ему холдингов заботиться об интересах государства-собственника, а те в свою очередь также организованно принимают решения об уплате дивидендов. То есть повысилась дисциплина. Теперь нам даже будет по силам значительно перевыполнить план, тем более, если удастся заставить холдинговые компании платить не с консолидированной чистой прибыли, а прибыли каждого предприятия, входящего в холдинг.

— Что для этого надо?

— Исключительно воля правительства. Мы сейчас обратились к нему с просьбой поддержать такой вариант по отношению к НАК "Нафтогаз Украины". Если идея будет реализована, то проблем, когда дивиденды от дочерних структур будут оседать в самой НАК, у нас не будет. Все поступления, например, от "Укрнафты" законным образом попадут прямо в бюджет. Бюджет в таком случае получит значительно больше, а материнские компании просят меньше.

— То есть для бюджета в данном случае еще не все потеряно?

— Безусловно, если правительство согласится с нашими предложениями, то казна государства только от "Укрнафты" получит 0,5 млрд. грн. Если же все будет по-старому, то можете так и написать, дивидендов будет в 10 раз меньше. Ведь "Нафтогаз" всегда найдет аргументы, куда эти деньги следовало бы еще направить.

— Как вы оцениваете заявления Тимошенко о том, что государству вполне по силам получать в качестве дивидендов 5 млрд. грн.?

— Если бы эта цифра касалась результатов деятельности компаний в прошлом году, то она была бы заложена в Госбюджет. А там ведь указано не 5 млрд. грн., а в 10 раз меньше. Если же говорить о потенциале, то надо понимать, что выход на такой уровень приведет к серьезным изменениям финансовых потоков в реальном секторе экономики, контролируемом государством. Откровенно говоря, при тех финансовых планах, которые сегодня утверждены, такую цифру получить нельзя. Можно заставить наши крупные компании пересмотреть их и увеличить чистую прибыль на следующий год. Но тогда мы столкнемся с проблемой серьезного роста тарифов, в первую очередь, у монополистов. Я думаю, что заявление премьера касалось не только дивидендов, но и обязательных отчислений чистой прибыли от госсектора. В этом случае данный показатель выглядит реальным.

— Какая норма отчислений по дивидендам, по вашему мнению, была бы оптимальной?

— Я считаю, что единой нормы не может быть даже в одной отрасли. И дискуссия на эту тему уже была в правительстве. Каждый объект находится в разном состоянии и надо в каждом случае подходить индивидуально. Мы в основном пользуемся едиными отраслевыми нормативами, хотя понимаем, принцип дифференциации также необходим. Пока же побеждает логика чиновника, которому не хочется объяснять, почему одному предприятию — такая норма, а другому — иная. Спокойнее установить один показатель для целой отрасли. Это, по крайней мере, исключает спекуляции о взяточничестве или привилегированности отдельных предприятий. По мере доверия к тем, кто определяет нормы отчислений, будет меняться и психология.

— Можно ли сегодня сказать, сколько дивидендов намерен собрать фонд в 2005 году?

— Точные показатели сейчас только формируются. Идет пересмотр в сторону ужесточения финансовых планов, поэтому окончательной цифры я не могу обнародовать, она появится, скорее всего, к концу года.

— Тем не менее, вы могли бы сегодня сказать о том, какие требования будут выдвигаться к госсобственности?

— Тенденция одна — требования государства очень серьезно повышаются. И это естественно, отдача гос-активов сегодня низкая. Если сравнивать три группы предприятий (государственные, арендные и частные), то самая меньшая доходность в госсекторе. Вывод: свои резервы государство использует не лучшим образом, и есть все основания требовать большего.

— В утверждаемых финпланах на этот год предусмотрено существенное повышение чистой прибыли. Как вы считаете, это реальные показатели?

— Финпланы — это обязательства, которые нужно соблюдать. По итогам их выполнения будет решаться вопрос соответствия руководителя своей должности. Несоблюдение финплана является невыполнением контракта, что дает основания для увольнения. Из этого можно заключить, что выполнять планы придется, есть желание или нет. Опасность тут кроется только в том, что в отдельных структурах повышенный план может выполняться за счет простого повышения тарифов.

— В связи с этим сегодня Фонд ощущает сопротивление директорского корпуса?

— Естественно, это обычные отношения между собственником и топ-менеджером, который не всегда заинтересован в дополнительной нагрузке. Эффективной системы стимулирования управленцев до сих пор не разработано, хотя ее принципы и были изложены премьер-министром. Вот и приходится государству подталкивать топ-менеджеров на высокие результаты иными путями.

Однако сейчас активно ведется работа над механизмами, которые должны объединить интересы государства-собственника и руководителей предприятий, сделать работу предприятий наиболее эффективной. Думаю, что уже во втором полугодии ее элементы начнут срабатывать.