Почему вы читаете эту колонку

Утром машина не завелась с первого поворота ключа. Блин, думаю — новая машина, рано еще ей заводиться со второго раза. Еду утром на работу — одни пробки. Постоял в одной, свернул в поисках быстрого пути — опять пробка. Возникает стойкое ощущение, что что-
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Утром машина не завелась с первого поворота ключа. Блин, ду­маю — новая машина, рано еще ей заводиться со второго раза. Еду ут­ром на работу — одни пробки. По­стоял в одной, свернул в поисках быстрого пути — опять пробка. Возникает стойкое ощущение, что что-то не так.

Приезжаю в офис — у меня нет стола. И стула тоже. И компьютера — в моем кабинете нет вообще ни­чего. Дело в том, что у нас переезд. Вся редакция на минувшей и теку­щей неделе разрывается между на­шим старым и новым офисами. Из одного мы почти уехали, а в другой еще не приехали.

Мой стол увезли в новый офис. Пока работаю в старом. За при­ставным компьютерным столиком, в комнате бухгалтеров. Вроде бы только до завтра. Но говорят, что нам придется торчать здесь еще несколько недель. Пока в новом офисе не расположатся журналис­ты и не появятся телефоны. А ста­рых телефонов уже почти нет.

Хотел спросить у ребят из рек­ламного отдела насчет наших новых телефонов. Ребят в отделе больше нет — они растворились в большом техническом отделе. Главный ре­дактор сидит на моем стуле за сто­лом замредактора и непонятно чьим компьютером. Ему некем ру­ководить — подчиненные уехали. Он еще полчаса ходит по редакции в поискахчем-бы-заняться, походу помогает вынести один стол и стул с отвалившимся колесиком. Потом, махнув рукой, сообщает — все, еду домой.

Я уехать не могу — жду звонка. Помогаю редактору отнести стол и отвалившееся от стула колесико.

Катастрофически не хватает рабочих мест. В новом офисе стоят компьютеры, но их еще не успели подключить в сеть. Кроме того, нет сервера, и потому нет Интернета. А за последние несколько лет Интер­нет настолько внедрился в рабочий процесс, что неподключенный к не­му компьютер журналисты считают не более удобным инструментом для работы, чем офисный калькуля­тор.

Как только я встаю из-за стола, ко мне подходят и серьезно так спрашивают — Стас, ты уже ухо­дишь? Нет, говорю, — я пишу ко­лонку. Отошел на пару минут — нет стула. Его забрал начальник ком­мерческой службы — совещается с редактором "Топ-100". Больше из-за стола стараюсь не вставать.

Здесь осталась парочка компьютеров. У каждой машины круга­ми ходят журналисты — в надежде сесть за написание материалов. Все дело в том, что как раз сейчас идет переноска мебели и Наташа, наш офис-менеджер, призвала всех мужчин на переноску столов и стульев. Потому все активно лобби­руют свои места в очереди за ком­пьютерами и нехотя спускают сто­лы на первый этаж.

Немногим позже все где-то пропадают. Навстречу идет вспотевший начальник ком­мерческой службы. Жалуется: "Не хотят у нас люди заниматься пере­ноской столов". Ловлю пробегающего мимо аналитика — что делаешь? —Ой, я делаю "ТОП-100", я занят! — Ладно, свободен. Лучше всего в такой ситуации чувствуют себя внештатные корреспонденты, обычно зависающие в редакции по полдня. А сегодня — пришел, понял обстановку и, сославшись на дела, совершил побег. На выходе схватил первый попавшийся стул и добро­совестно стащил его вниз.

В моем новом кабинете в про­извольном порядке сидит еще не­сколько человек. Жарко. Целый день по радио тихо транслируют сессию Верховной Рады. Ничего не слышно, кроме урезонивающего голоса Ивана Плюща да писклявых голосков депутатов-женщин.

Вот зашел Дима — принес це­лый кулек холодного пива. "Хоть что-то полезное сделал за сегодня", — утешает он себя. Все прерываются на 30 секунд, деловито удаляют пробки и снова — тихое пощелкивание клавиатур и парламентская трансляция.

В общем, сплошной дурдом. Верстальщики сидят в одной ком­нате с рекламщиками. Тут же я заметил аналитиков. Между ними хо­дит системщик со своими кабелями — тянет куда-то сеть. Как все это работает — я не подозреваю.

И вот что я вам скажу — если вы читаете сейчас эту колонку, то не потому, что обратили внимание на фото парня в кепке. А потому, что мы сработали в экстремальной об­становке так же хорошо, как и в лю­бой другой день. Это было как про­верка на прочность. Газета вышла, вышла без задержки. Значит, для нас все идет хорошо. Мы перееха­ли, и номера наших новых телефо­нов вы найдете на первой странице газеты. По крайней мере, ребята из рекламного обещали их там опуб­ликовать.