Под одну гребенку

Сразу скажем, что четкого определения среднего класса нет — даже в тех странах, в которых он, безусловно, есть. Или же дефиниция есть, но в каждой стране она хоть немного, но отличается от таковой в других. Поэтому, не вдаваясь пока в подробные обсуждения
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Сразу скажем, что четкого определения среднего класса нет — даже в тех странах, в которых он, безусловно, есть. Или же дефиниция есть, но в каждой стране она хоть немного, но отличается от таковой в других. Поэтому, не вдаваясь пока в подробные обсуждения, хотелось бы остановиться сугубо на психологических моментах. В двух словах они сводятся к перефразированному афоризму Козьмы Пруткова: "Хочешь быть средним классом — будь им". К примеру, в США почти все население относит себя к среднему классу, хотя реально это не так. В Украине и России все наоборот: мало того, что этот класс здесь немногочисленный, так еще и часть представителей себя к нему не относят. Причем распространены обе крайности — как недо-, так и переоценка. Во всяком случае, факт недооценки подтвердили наши опросы: дилеры сетуют, что многие граждане, зарабатывая вполне прилично, "по старинке" скупают ширпотреб на базарах.

Возможно, найдется и более пессимистическое объяснение: люди не уверены в стабильности своих доходов. Действительно, государству только тринадцать лет, причем экономический рост у нас возобновился лишь в 2000 году. Да, его темпы впечатляют, особенно по западным меркам: в прошлом году украинский ВВП возрос на 9,3%. Однако три года — все же слишком мало, чтобы говорить о стабильности. В результате люди не уверены в своем будущем и боятся жить в долг.
Стоит отметить, что двигаться нам необходимо как бы "назад в будущее". Дело в том, что если применить некоторые усредненные критерии к Советскому Союзу, то окажется, что средний класс тогда был. А составлял он около трети населения. И вообще, страны бывшего соцлагеря начали трансформацию с одним из самых низких в мире показателей неравенства. С тех пор неравенство все усиливалось, а в отдельных случаях становилось просто вопиющим. Украина, Армения, Киргизия, Молдова и Россия — рекордсмены по данному показателю, с коэффициентом Джини (индекс, определяющий неравенство) вдвое большим, чем в 1991 году. Кроме того, можно проиллюстрировать неравенство на примере отдельно взятого города. В рейтинге стоимости жизни Киев уверенно опередил Будапешт, Бухарест, Загреб и Прагу. И это на фоне того, что средний уровень доходов на душу населения в тех государствах вдвое — вчетверо выше, чем в Украине.
Впрочем, стоит отметить и положительные тенденции. Исследования демонстрируют, что в последнее время как доля среднего по доходам слоя населения, так и суммы доходов этой категории растут. Если точнее, то только с 2001 по 2003 год численность этой прослойки увеличилась раза в полтора. Исходя из динамики индекса потребительских настроений (рассчитываемого МЦПИ совместно с Gfk-USM), аппетиты среднего класса тоже растут. Опросы свидетельствуют, что его представители в последнее время чаще всех отмечают улучшение своего благосостояния. Ощущается это и на обывательском уровне: налицо появление товаров, ориентированных именно на "середнячков". Например, если несколько лет назад 600-е "Мерседесы" соседствовали в основном с "Запорожцами" и "Жигулями", то сейчас на трассах нередко можно увидеть новые автомобили ценой в $10 — 20 тыс.