Пока без лимитов

Рынок нефтепродуктов пока вполне дружественен к независимым операторам. Хотя ресурс практически всех отечественных НПЗ в той или иной степени зарезервирован для дружественных сетей АЗС, торговцам "со стороны" топлива хватает. Впрочем, формальное равенство
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Рынок нефтепродуктов пока вполне дружественен к независимым операторам. Хотя ресурс практически всех отечественных НПЗ в той или иной степени зарезервирован для дружественных сетей АЗС, торговцам "со стороны" топлива хватает. Впрочем, формальное равенство независимых заправок с коллегами из ВИНК заканчивается, когда цены на рынке начинаются регулироваться государством

По мнению директора консалтинговой компании UPECO Сергея Куюна, свободное предложение на рынке составляет 60%. В частности, к свободному ресурсу можно отнести практически всю переработку крупнейшего украинского НПЗ — Кременчугского. Собственно, его приобретают в более-менее фиксированном объеме крупнейшие партнеры — "Концерн Галнафтогаз", Vik oil, подконтрольные акционерам из Татарстана ТД "Полтаванафтопродукт" и "Харьковнафтопродукт". Определенный ресурс свободен и у Лисичаского НПЗ — около 20%, остальное идет на обеспечение топливом джобберской сети "ТНК-Украина". Наименьший свободный ресурс из шести украинских НПЗ — у Одесского завода, принадлежащего ЛУКОЙЛу. Довольно активен в оптовом сегменте Дрогобычский НПЗ, несмотря на то, что его продукцией стабильно снабжается близкая сеть WOG.

Что касается сравнительной экономики деятельности сформировавшихся в Украине ВИНК, включающих и переработку, и сбыт, и "чистых" розничников, то, по мнению С. Куюна, больших отличий тут нет. Экономика одинаковая, утверждает эксперт, поскольку заводы, несмотря на российские корни своих собственников, закупают сырье на "свободном" рынке и таким образом из трехуровневой цепочки сырье — переработка — сбыт выпадает минимум одно звено. "Вертикальная интеграция заканчивается на границе", — отмечает эксперт.

Отличия в положении "одиночек" и "интеграторов" все же есть, но несколько иного рода. По сути, они сводятся к неравному доступу к продукции НПЗ. Теоретически у ушедших в "самостоятельное плавание" нет гарантий обеспечения ресурсом. То есть в период пикового потребления "независимые" обеспечиваются по остаточному принципу. Однако на практике, поскольку остатки все же велики, никто не остается обделенным.

Директор НТЦ "Психея" Сергей Сапегин также уверен, что в связи с уже изложенными особенностями интеграции по-украински ВИНК и "одиночки" находятся в почти равных условиях. Эксперт, правда, отмечает, что нюансы бизнеса одних и других заставляют их делать упор и ставку на разные его элементы. ВИНК, как известно, основную прибыль получает на этапе добычи и реализации нефти, и поэтому может себе позволить некоторое попустительство в отношении розницы. Сетевики же, поскольку розница — их единственный бизнес, вынуждены "выжимать" ее по полной. Поэтому нередким примером является более тщательное отношение "сетевиков" к сопутствующим товарам и услугам на заправках. Это для них — значительная статья доходов, считает С. Сапегин. Тогда как среди интеграторов чаще практикуется ограничение сугубо продажей топлива.

Что касается особенностей реагирования "независимых" на события рынка, то тут жизнь выставляет им определенный индикатор на прочность. К примеру, в условиях госрегулирования рынка нефтепродуктов, как это было в Украине с лета текущего года, "одиночки" более других были зажаты ножницами цен. "У участников ВИНК сзади нет стены в виде ограничения крупнооптовых цен, им есть куда отступать", — говорит Сергей Сапегин. Правда, при этом эксперт отмечает, что без потерь не обходятся ни те, ни другие. В этой ситуации самые неконкурентые "отмирают" — как правило, запас прочности кончается ранее других у "самых маленьких".

В то же время, поскольку "гиганты" также ценят прочные связи с партнерами-реализаторами, они оказались готовы делить с ними тяготы госрегулирования. Для тех же джобберов была определена рентабельность, которую им оставляли. И оптовые цены для них заводы, в частности, Кременчугский и ЛиНОС, определяли методом net back pricing — исходя из верхнего порога розничной цены, который был определен в договоренностях правительства и нефтяников, и определенного уровня рентабельности розницы. "Укртатнафта" заявляла, что ее отпускные цены позволяют операторам реализовывать бензины с рентабельность от 5 до 14% по разным маркам.

Таким образом, "независимые" не остаются один на один со своими проблемами. Единственная реальная угроза, которую для них несет рынок — это повышение его конкурентности. В этой связи прослеживается четкая тенденция. Те, кто запланировал "выжить", должны активно развиваться, расширяться и укреплять бренд. Тем же, кто реально не осилит требования времени, вероятно, лучше продавать бизнес как можно раньше.