Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Президент компании Arcelor Ги Долле: "Мы — лучшие претенденты на покупку "Криворожстали". Но по любой цене комбинат покупать не будем"

На прошлой неделе Киев посетил Ги Долле (Guy Dolle) — глава транснациональной компании Arcelor (Люксембург), одного из вероятных победителей приватизационного конкурса по продаже "Криворожстали". Параллельно с бизнесменом в Украину прибыл министр иностран

На прошлой неделе Киев посетил Ги Долле (Guy Dolle) — глава транснациональной компании Arcelor (Люксембург), одного из вероятных победителей приватизационного конкурса по продаже "Криворожстали". Параллельно с бизнесменом в Украину прибыл министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн. Несмотря на то, что герцогству принадлежит 5% акций Arcelor, г-н Долле опроверг предположение о том, что визит министра и его встреча с президентом Ющенко связаны с намеченным конкурсом. В свою очередь, сам Ги Долле признался "Инвестгазете", что надеется встретиться с украинским президентом

— Г-н Долле, интерес к вашей компании возрастает по мере приближения конкурса по продаже "Криворожстали". Коротко, что представляет собой Arcelor сегодня?

— Arcelor — молодая компания, ей всего три с половиной года. Она создана в результате слияния очень старых предприятий. Сейчас Arcelor — европейско-бразильский холдинг, т. к. 20% нашего производства локализировано в Бразилии. Оборот компании сегодня — 32 млрд. евро. Производство — 50 млн. тонн продукции в год.

— Чем вас привлекает Украина? Почему вы решили инвестировать в нашу страну?

— Arcelor — растущая компания. За следующее десятилетие мы планируем увеличить ее размер в два раза. Если два года назад мы производили 40 млн. тонн стали, то менее чем через 10 лет намерены выпускать 80-100 млн. тонн. Достичь этого можно, выходя за пределы Западной Европы. В Украине, где потребление металла 150-160 кг/год на человека, есть возможность в два раза увеличить этот показатель за следующие одно-два десятилетия. Мы хотим воспользоваться ростом местного рынка. Безусловно, Украина — это также база для экспорта продукции, изготовленной из стали.

— Считаете ли вы адекватными те требования, которые ставит государство перед покупателями "Криворожстали, в частности по социальным гарантиям и экономическим показателям?

— Как обычно, мы будем соответствовать условиям тендера. Перед тем как принять решение подавать заявку, мы проанализировали их. Если вы помните, полтора года назад, когда проводилась продажа этого же объекта, мы не подавали заявку.

— До какой суммы может вырасти цена объекта, по вашему мнению? Как вы оцениваете свои шансы?

— Вы верите в то, что я с вами поделюсь этой информацией (улыбается — ред.)? Конечно же, я считаю, что Arcelor — лучший претендент на покупку. У нас есть украинский партнер ("Индустриальная группа" — ред.). Акционеры компании — по всему миру. Никто из них не владеет более 5% акций холдинга. Рыночная стоимость Arcelor — 13 млрд. евро. К тому же мы — европейцы. И последнее, но не самое маловажное — через структуру дистрибуции нашей компании продается более 50 млн. тонн продукции ежегодно. Это список преимуществ Arcelor.

— В Украине идут разговоры о том, что за "Криврожсталь" можно выручить более $3 млрд. Эксперты Arcelor согласны с этой оценкой?

— Я не факир и не умею предугадывать. Могу только сказать, что три года назад у Arcelor был долг в размере 6 млрд. евро. Сегодня — 1 млрд. У нас нет никаких проблем с финансированием. Вместе с тем, подчеркиваю, мы — публичная компания, а поэтому должны показать нашим акционерам, что деньги тратятся с толком и что эта покупка создает дополнительную стоимость для них.

— Компания намерена использовать для приобретения меткомбината кредитные средства?

— Конечно, будет использоваться банковское финансирование, но мы должны гарантировать этот кредит. Вы знаете, для того чтобы быть эффективным, любая компания должна иметь определенный минимум долга. На сегодняшний день уровень долга Arcelor низкий. Никаких проблем с мобилизацией средств у нас нет.

— Г-н президент, вы лично посещали Кривой Рог? Какие впечатления у вас сложились?

— К сожалению, я там не был, но сделаю это, когда мы станем собственниками предприятия. Я — инженер, мне было бы очень интересно посетить комбинат. Вместе с тем, эксперты Arcelor знают, что собой представляет завод. Юристы, банкиры и технические специалисты Arcelor провели там 3-4 дня. Трудно представить, что можно решиться на такую покупку, не посетив предприятие.

— Вы можете назвать основные недостатки "Криворожстали"?

— Очевидно это то, что розлив стали на заводе производится только в слитки. В первую очередь, надо наладить непрерывный разлив. Также существует необходимость оптимизации энергопотребления и уменьшения выбросов в окружающую среду. Но, несмотря на то, что оборудование на комбинате часто значительно изношенное, у компании хороший менеджмент, который поддерживает оборудование в неплохом состоянии. Завод имеет хорошие коксовые батареи и доменные печи. Также есть несколько хороших прокатных станов.

— Скептики говорят, что компания приходит в Украину, чтобы максимально использовать дешевизну рабочей силы; оптимисты уверены, что в обозримом будущем компания может поднять зарплату до европейского уровня. Кто из них прав?

— Конечно же, истина где-то посередине. Невозможно, чтобы за пару лет уровни зарплат в Восточной и Западной Европе сравнялись. Но пример нашей социальной ответственности можно увидеть в Бразилии: стандарты безопасности труда, медобеспечение, бонусная система. Все это мы планируем внедрять на "Криворожстали".

— Не считаете ли вы, что сегодняшнее количество рабочих на "Криворожстали" не адекватно нуждам предприятия? Как вы будете решать проблему переизбытка кадров?

— По условиям конкурса необходимо сохранить количество рабочих на протяжении пяти лет. Arcelor, не сокращая штат, планирует увеличивать производство.

— Можно ли ожидать, что, придя в Кривой Рог, вы сможете увеличить квоты на экспорт стали из Украины в Европу? Или же вы рассчитываете организовать сбыт за счет роста внутреннего рынка?

— Вы знаете, что соглашения между Украиной и ЕС будут действовать до момента вступления в ВТО. Сколько осталось до этого момента, точно неизвестно, но, возможно, мы говорим об одном-двух кварталах. Вместе с тем, можно спрогнозировать, что большая часть продукции будет продолжать экспортироваться.

— В экспертной среде считается, что главным конкурентом Arcelor на конкурсе будет индийско-британская Mittal Steel? Вы согласны с этим мнением?

— Да. Скорее всего, это Mittal Steel. Но насколько мы знаем, они, как и мы, хотят избежать переплаты за объект. Если вы видели, что случилось недавно в Турции (приватизация меткомбината Erdemir — ред.), то поймете, что является приоритетом для таких покупателей, как Arcelor и Mittal Steel. Хотя, на мой взгляд, цена — не единственный параметр, по которому необходимо ранжировать предложения правительству. Например, наша доля на рынке автомобильного листа — 50%. В то же время все наши конкуренты по "Криворожстали" в сумме занимают меньше 2% на этом рынке. Надо также смотреть инвестиционный план, социальные обязательства и стандарты охраны окружающей среды. Все эти пункты должны быть в балансе с количеством предложенных денег.

— Совсем недавно Arcelor была включена в индекс стабильности Dow Jones. Не опасаетесь ли вы, что покупка "Криворожстали" понизит вашу позицию?

— Очевидно, что на следующий день после того как "Криворожсталь" станет нашим дочерним предприятием, средний показатель компании по загрязнению окружающей среды увеличится. Но это не настолько важно для Dow Jones. Для них важна позитивная динамика этого показателя, а также участие менеджмента в решении этих проблем. Поэтому мы, в первую очередь, собираемся инвестировать в улучшение экологии.

— Как известно, недавно Arcelor приобрела 60% "Индустриальной группы", входящей в "Индустриальный союз Донбасса". Основная цель этой сделки — победа на конкурсе по "Криворожстали"?

— Да, цель этой сделки — успешное участие в приватизации.

— Какая договоренность существует между новыми партнерами — Arcelor и "Индустриальной группой" — по финансированию покупки "Криврожстали"?

— Каждый партнер внесет свою часть акционерного финансирования (60 и 40% соответственно).

— Вас не волнует то, что предыдущие собственники комбината намерены добиваться отмены намеченного тендера?

— Я считаю, что на сегодняшний день собственник завода — государство Украина. И у меня нет никаких комментариев относительно предыдущих собственников.

— Вы выиграете тендер?

— Не по любой цене! В Турции мы также были лучшими. Но как и в спорте, в тендерах не всегда побеждает самый сильный.