Приватизация энергетики требует нового подхода

Реформирование любой отрасли, тем более такой, как энергетика, всегда вызывает неоднозначные оценки. Последние события в украинском ТЭКе, в особенности на фоне приватизации облэнерго, требуют пересмотра отдельных моментов реформирования отрасли в перспект
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Реформирование любой отрасли, тем более такой, как энергетика, всегда вызывает неоднозначные оценки. Последние события в украинском ТЭКе, в особенности на фоне приватизации облэнерго, требуют пересмотра отдельных моментов реформирования отрасли в перспективе. При этом особое внимание стоит обратить на механизм ценоообразования, от которого, не в последнюю очередь, будет зависеть успех всей реформы

Первый заместитель начальника Главного управления Администрации Президента Украиныпо вопросам экономической политики Евгений ГРИГОРЕНКО

СЕГОДНЯ разве что самый ленивый не критикует го­сударство за ситуацию, сложившуюся в энергетике и в сфере приватизации имущест­ва энергетических компаний. Необходимо признать, что ос­нования для критики имеются. Сначала правительство без надлежащей подготовки (упо­рядочения тарифной политики, долговых обязательств, зако­нодательной базы) включило в 1997 г. часть этой отрасли в сертификатную приватизацию, получив "ожидаемый эффект" в виде незначительных поступ­лений в бюджет и установле­ния контроля над частью облэнерго со стороны отечествен­ных олигархов, которые стали распоряжаться финансовыми потоками по своему усмотре­нию.

Президент Украины вынуж­ден был остановить приватиза­цию в отрасли, учитывая, что она к ней не готова.

К сожалению, и вторую по­пытку правительства эффек­тивно продать ряд объектов энергетики, предпринятую уже в этом году, нельзя считать до­статочно успешной. Во-пер­вых, продажа проводилась в неблагоприятных для Украины политических условиях. Во-вторых, это применение пакет­ной схемы приватизации облэнерго. Облэнерго — слишком сложные для продажи объекты, имеющие стратегическое зна­чение для экономики и безо­пасности государства, жизне­обеспечения регионов страны. Жизнь показывает, что их целе­сообразно все-таки привати­зировать каждый отдельно. В-третьих, на момент продажи не удалось решить проблему та­рифов, внести все изменения в законодательство, полностью согласовать механизмы рест­руктуризации долгов, отключе­ния злостных неплательщиков.

Вместо этого мы имели на момент приватизации послед­них шести облэнерго только оформленные решением пра­вительства намерения решить эти проблемы. Если принять во внимание, что в воздухе витало известие об отставке прави­тельства, такие гарантии для инвесторов были не очень ве­сомыми. Что и наблюдалось в последний момент перед про­дажей. Один за другим инвес­торы, которые ранее проявля­ли интерес к отрасли, стали сходить с дистанции.

На финишную прямую — принимать участие в привати­зации в целом довольно при­влекательных энергетических компаний — вышли только три покупателя: АЭС "Вашингтон Холдингз" (США), Выходословенские энергетические заво­ды (Словакия) и "Электрисити де Франс" (Франция). При этом последняя только имити­ровала желание соревноваться за акции облэнерго. В четырех конкурсах из шести был только один претендент. Такую прода­жу только с натяжкой можно считать конкурсной.

И это притом, что ради обеспечения успешной прива­тизации Кабинету Министров Украины пришлось пойти на значительные уступки потен­циальным покупателям. Это ка­сается и обещаний реструкту­ризации на пять лет задолжен­ности энергоснабжающих ком­паний перед Энергорынком (а фактически — перед государ­ственными генерирующими компаниями, что в определен­ной степени усложнит их при­ватизацию, намеченную на 2002-2003 гг.) без начисления пени, штрафов и без учета уровня инфляции, установле­ния минимальной гарантиро­ванной для покупателей рента­бельности энергокомпаний, внедрения режима ускоренной амортизации и т. д.

Несмотря на такие льготы, в процессе конкурсов не наблю­далось значительного превы­шения цены продажи над стар­товой. Так, при стартовой цене "Херсоноблэнерго" в 111,5 млн. грн. эта компания была продана за 112 млн. грн., "Кировоградоблэнерго" при стартовой це­не 87,0 млн. грн. досталась по­купателю за 88,2 млн. грн.

В целом государство недо­получило против того, на что рассчитывало, около 500 млн. грн. Не исключено, что ряд компаний получили через под­ставных лиц отечественные олигархи.

Тем не менее проведенные конкурсы, предварительные переговоры с потенциальными покупателями, безусловно, оказались полезными в целом для украинской энергетики. Никто раньше так четко и по­следовательно не обращал внимания на недостатки в ме­ханизме функционирования Энергорынка, и прежде всего в ценообразовании, как участни­ки нынешних конкурсов. С их устранением правительство явно запоздало.

СЕГОДНЯ крайне важно начать реформу ценообразования в энергетике, установление реальной цены за энергию. Без этого не будет ощутимых сдвигов в экономии ресурсов, без этого не порвем круг неплатежей по всем звеньям экономики, не будет в Украине и серьезных инвесторов, не будет меняться структура экономики в сторону ее ориентации на отрасли высоких технологий и переработки

Окончательные выводы от­носительно эффективности проведенных конкурсов можно будет сделать только после ос­новательного изучения практи­ки работы новых собственни­ков облэнерго. С учетом только такого анализа было бы целе­сообразно принимать решения относительно дальнейшего реформирования отношений собственности в энергетике.

Именно поэтому Прези­дент Украины и дал правитель­ству и Фонду государственного имущества поручение доско­нально изучить последствия продажи этих шести государственных пакетов акций (чи­тайте, контроля над предприя­тиями, учитывая, что каждый из этих пакетов превышает 50%), которая состоялась 17 и 24 ап­реля этого года. Особое вни­мание, подчеркнул при этом глава государства, необходимо обратить на соблюдение вза­имных обязательств инвесто­ров и государства в части та­рифной политики, долгов, а также отработки четкого меха­низма отключения злостных неплательщиков за электро­энергию.

Так что речь не идет, как это кое-кто пытается представить, о пересмотре Президентом своего отношения к стратегии приватизации, возвращении к государственно-командной экономике. Дело совсем в ином: более глубоко осмыс­лить состояние нашей энерге­тики, ее реформирования с учетом стратегии экономичес­кого развития Украины и уже с этих позиций продолжать раз­государствление отрасли.

С этой же позиции следует рассматривать и пакет недав­них поручений Президента правительству, Фонду государ­ственного имущества Украины относительно подготовки из­менений законодательства, регулирующих отчуждение го­сударственного имущества вне законов о приватизации. Нара­ботанная в последнее время схема трансформации финан­совых обязательств в имуще­ственные позволяет, не нару­шая законодательства, сво­бодно его обходить, оставляя государству вместо самих предприятий только их оболоч­ку и долги. Это наглядно проде­монстрировали факты отчуж­дения электростанций объединения "Донбассэнерго", рас­пределительных сетей "Луганскоблэнерго", шинного произ­водства объединения "Росава" и ряда других.

Возвращаясь к электро­энергетике, ее приватизации, хотелось бы напомнить: очень важно тут обеспечить стабиль­ность руководства.В отрасли за два года поменялось четыре министра и уже и не перечис­лить, сколько их заместителей.

В структуре, регулирую­щей тарифную политику в энергетике, НКРЭ, — три пред­седателя. Все это, мягко гово­ря, не на пользу реформам в отрасли. Не успеет один ми­нистр разобраться, что делает­ся, понять просчеты и ошибки, как его сменяет другой. И это в сложной отрасли, где масса проблем.

Незаменимый ТЭК

НАПОМНЮ, что в состав ТЭК Украины входит угольная и торфяная промышленность, нефтегазовый и электроэнер­гетический комплексы.

Потребности Украины в первичных топливно-энергетических ресурсах (ТЭР) обеспе­чиваются за счет собственного производства менее чем на 40% от общих потребностей страны.

Существующая система энергообеспечения государст­ва была сформирована в пери­од ее вхождения в состав быв­шего СССР и остается ориен­тированной на использование значительных объемов при­родного газа, импортируемого из стран СНГ, прежде всего из России, а это неэкономично. При этом за счет собственного производства потребности в природном газе удовлетворя­ются только на 25%. В послед­нее время возникли сложности с собственной добычей угля, объемы которого до 1990 года полностью обеспечивали по­требности страны.

Отрасль характеризуется:

—значительной долей морально устаревших и физически изношенных основных фондов;

кризисом платежей и бартеризацией расчетов, не­ объективными ценами на ТЭР и не вполне обоснованной налоговой и амортизационной политикой, не позволяющей отраслям ТЭК обеспечить даже финансирование текущей деятельности — проведение ремонтов, закупку необходимого сырья, материалов и др.;

ростом задолженности, которая уже оценивается в несколько миллиардов долларов США;

постоянным, но несовершенным реформированием системы управления и стремлением внедрить в отраслях ТЭК рыночные механизмы регулирования деятельности при отсутствии необходимых условий: стабильной и полной законодательной базы и системы налогообложения, развитых фондового и финансового рынков, привлекательного инвестиционного климата и т. д.;

сложностью, а часто и невозможностью отключения от систем энергоснабжения неплатежеспособных потребителей.

Крайне сложная ситуация с энергоснабжением вызвана и слишком низкой эффектив­ностью использования ТЭР в стране.

Удельные затраты топлива и энергии на производство то­варной продукции в несколько раз превышают аналогичные показатели развитых стран и постоянно возрастают.

Следовательно, вопрос их снижения является одним из важнейших условий улучшения энергообеспечения страны.

Ввиду решающего значе­ния надежного и стабильного энергоснабжения среди глав­ных и наиболее сложных задач на сегодня остается стабиль­ное и эффективное обеспече­ние потребностей в топливно-энергетических ресурсах, по­вышение уровня энергетичес­кой безопасности, конкуренто­способности национальных то­варопроизводителей на внут­реннем и внешнем рынках и др.

Рассчитывать, что все эти проблемы можно переложить на инвестора, не приходится. Государству еще долго при­дется подставлять тут свое плечо. Причем чем дальше ре­шение проблем будет откла­дываться на потом, тем боль­нее будет экономике. Чудес в экономике не бывает. За все тут необходимо платить. Так, сегодня наши тарифы за элек­троэнергию — одни из самых низких при условии, что коэф­фициент полезного действия электростанций, особенно тепловых, очень низок, а уголь некачественный и добывается на глубоких шахтах из мало­мощных пластов, и рассчиты­вается за низкую цену все об­щество, в частности, раскру­ченной эергетиками задол­женностью, неплатежами в бюджет и по заработной плате, которая составляет в целом около 260 млрд. грн., финан­совым состоянием предприя­тий, где невозможно понять, у кого долги от плохой работы, а у кого исскуственно созданные за счет ценовых перекосов.

В контексте всех проблем энергетики особое место зани­мает эпопея с Чернобыльской АЭС, ее закрытием. Выведение впервые в мировой практике из эксплуатации атомной элект­ростанции такой мощности связано с комплексом огром­ных технологических, финан­совых и социальных проблем.

В частности, остановка Чернобыльской АЭС уменьшит общий уровень производства электроэнергии в Украине, ко­торой уже сегодня не хватает. По существу, единственной возможностью для компенса­ции утраченных объемов гене­рации является достройка бло­ков на Ровенской и Хмельниц­кой АЭС. Однако за последние шесть лет Украина так и не по­лучила обещанных междуна­родными финансовыми инсти­туциями средств. А в последнее время, особенно после 15декабря, позиция международ­ных финансовых институтов в отношении Украины стала еще жестче.

Достаточно сказать, что Ук­раине необходимо доказать международному сообществу независимость национального органа ядерного регулирова­ния, сответствие всех атомных энергоблоков европейским стандартам, обеспечить реа­лизацию реформ в энергетиче­ском секторе, в частности при­ватизацию облэнерго, увели­чение тарифов на электроэ­нергию и сборов платежей за нее, успешно завершить пере­говоры с Парижским клубом кредиторов. И это далеко не весь перечень требований, предъявляемых нам странами-кредиторами.

Не все из них, похоже, по­нимают, что процесс закрытия атомной станции требует наших средств, которых Украина на сегодняшний день не имеет. По оценкам западных экспер­тов, общая стоимость только технических работ по снятию станции из эксплуатации ко­леблется от $590 до $673 млн. Сейчас же определены источ­ники финансирования только для $150 млн.

Не меньше средств необ­ходимо и на сооружение но­вой, экологически безопасной защитной системы над разру­шенным четвертым энерго­блоком. Кроме этого, необхо­димо построить новые храни­лища для отработанных ядер­ных материалов, комплексы по производству специальных контейнеров и переработке и захоронению радиоактивных веществ, переработке и ути­лизации загрязненных конст­рукций и т. п.

Закрытие любой атомной станции порождает и большое количество социальных про­блем. Ведь существуют г. Славутич, в котором живут работники станции и члены их семей, другие малые городки и поселки, ориентированные ис­ключительно на обслуживание потребностей станции.

Украина неоднократно за­являла, что проблема снятия из эксплуатации Чернобыльской станции и преодоление по­следствий Чернобыльской ка­тастрофы не является сугубо украинской проблемой — это вопрос планетарного масшта­ба. К его решению должны под­ключиться как общемировые и общеевропейские институты, так и отдельные страны.