Привлекательная нестабильность

Найти взаимовыгодную модель сотрудничества политической власти и крупного бизнеса — ключевая задача, которую Виктору Ющенко предстоит решить в текущем году для обеспечения развития экономики страны на протяжении "золотых лет" стабильности между парламентс
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Найти взаимовыгодную модель сотрудничества политической власти и крупного бизнеса — ключевая задача, которую Виктору Ющенко предстоит решить в текущем году для обеспечения развития экономики страны на протяжении "золотых лет" стабильности между парламентскими выборами 2006 года и президентскими 2009-го

Решение этой дилеммы в равной степени необходимо обеим "переговорным сторонам": и крупному национальному бизнесу, и действующей команде власти во главе с Виктором Ющенко. Первый заинтересован в усилении своих позиций в конкурентной борьбе с транснациональными компаниями — лояльные взаимоотношения с властью, по сути, является одним из основных козырей, которые отечественный бизнес может противопоставить глобальным игрокам, обладающим гораздо более значительными финансовыми ресурсами, технологиями производства и опытом работы на рынке.

Для действующей властной элиты, в свою очередь, обеспечить стабильное развитие экономики страны в период 2006-2009 гг. — значит получить дополнительные гарантии для сохранения своих полномочий как в период после выборов в парламент (через формирование правительства), так и после президентских выборов в 2009 году.

Ставшая уже притчей во языцех "нестабильность украинской власти" в данном случае играет весьма парадоксальную роль — политический плюрализм и мощная оппозиция независимо от того, какую политическую силу представляет, является скорее благом для инвестиционного климата. Особенно на фоне стабильной России, где все более-менее значимые сделки и бизнес-проекты должны в обязательном порядке получить благословение в Кремле. Если в России вероятность силового варианта решения спорной ситуации между властью и влиятельной бизнес-группой по сценарию "а-ля ЮКОС" и сегодня вполне возможна, то в Украине власть сумела сделать адекватные выводы из собственных ошибок. Реприватизационные процессы ограничились одной "Криворожсталью", а первые лица государства — президент и премьер-министр — дали весьма четкие гарантии неприкосновенности частной собственности.

Своя игра

Либерализация власти в стране поставила перед непростым выбором и вторую "переговорную сторону" — крупнейших бизнесменов страны. Весьма четкую "ставку на политику" сделал самый богатый гражданин Украины — Ринат Ахметов. Включение его в десятку избирательного списка самой влиятельной на сегодня политической силы — Партии Регионов — является убедительным доказательством больших политических амбиций лидера донецкой бизнес-группы, а не просто способом получения депутатского мандата и неприкосновенности. Цели, которые ставит перед собой Ахметов, судя по всему, масштабные — вплоть до премьерского или даже президентского кресла. По крайней мере, лидер Партии Регионов Виктор Янукович такой возможности не исключает.

Неординарный шаг Ахметова можно оценивать по-разному: до сих пор ни в Европе, ни даже в России крупные собственники так и не смогли добиться успеха в публичной политике. Как показывает опыт северного соседа, самая высокая ступенька в политической карьере бизнесменов — губернаторская должность на Чукотке (Роман Абрамович) или Красноярской области (Александр Хлопонин).

В украинском парламенте никогда не ощущалось недостатка в фигурах, пришедших в большую политику из бизнеса, — Виктор Пинчук (группа "Интерпайп"), Александр Ярославский (УкрСиббанк), Владимир Бойко (ММК им. Ильича), Константин Жеваго ("Финансы и Кредит"), Андрей Клюев ("Укрподшипник"), Тариэл Васадзе (корпорация "УкрАвто"), Федор Шпиг ("Аваль"), Игорь Еремеев ("Континиум") — список можно продолжить. Вне всяких сомнений, членство в Раде существенно повышало влиятельность в бизнесе, но преуспеть в публичной политике им не удалось. Исключением можно считать Петра Порошенко (группа "Укрпроминвест") и Виталия Гайдука ("Индустриальный союз Донбасса"). Однако эти фигуры в обществе известны скорее своей политической деятельностью, нежели работой в бизнесе.

Еще один существенный риск прихода в политику из бизнеса заключается в том, что участие в работе над законопроектами по регулированию отраслей, которые имеют отношение к депутатам-бизнесменам, дает почву для обвинения их в незаконном лоббизме своих интересов. Учитывая многопрофильный характер бизнес-группы Рината Ахметова, избегать таких нападок ему будет сложно.

Бизнес и власть (не)разделимы

Впрочем, пример руководителя "СКМ" отнюдь не является показательным — лидеры других ведущих бизнес-групп страны подчеркивают свою аполитичность. "Лично я себя в парламенте не вижу. Больше принесу пользы и для компании, и для страны, оставаясь в "ИСД", — говорит Сергей Тарута. "Не буду баллотироваться в парламент. Я для себя жизненные приоритеты определил: буду заниматься тем, чем хочу заниматься и умею", — вторит ему Александр Ярославский. Пока еще не сказал своего слова Виктор Пинчук, но, судя по всему, от активной публичной политики он тоже решит воздержаться.

Вне всяких сомнений, масштаб и влияние таких фигур и подконтрольных им компаний не позволит крупнейшим предпринимателям оставаться вне политики. Парламентский лоббизм, продвижение необходимых решений через органы исполнительной власти, поиск различных вариантов протекционизма для своих предприятий — все это останется, что в принципе не удивительно: власть и крупный национальный бизнес всегда находятся в одной упряжке, где в обмен на поддержку бизнес помогает власти быть сильной.

Однако впервые в 2006 году заниматься исключительно бизнесом в Украине может оказаться гораздо более выгодным, нежели играть "на грани" политики и бизнеса. Вариантов может быть несколько: например, полная продажа бизнеса транснациональным компаниям — вариант, успешно реализованный собственниками банка "Аваль" Федором Шпигом и Александром Деркачом. Второй — стратегический альянс (частичная продажа) и дальнейшая совместная работа над развитием бизнеса в Украине (продажа Александром Ярославским контрольного пакета УкрСиббанка французскому BNP-Paribas. И, наконец, наиболее сложный, но и перспективный вариант — дальнейшее развитие собственного бизнеса и конкуренция с глобальными игроками. Какой бы из вариантов не выбрали украинские бизнес-группы, в текущем году этот выбор станет очевидным.