Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Проблемы глубокого залегания

СНБО призывает к либерализации рынка энергоугля и частичному отказу от дотаций угольщиков — из спецфонда госбюджета. Вместо дотаций предлагается повысить цену угля, по поводу чего уже забила тревогу энергогенерация, считающая необходимым цепное повышение

СНБО призывает к либерализации рынка энергоугля и частичному отказу от дотаций угольщиков — из спецфонда госбюджета. Вместо дотаций предлагается повысить цену угля, по поводу чего уже забила тревогу энергогенерация, считающая необходимым цепное повышение цен на электроэнергию

После принятия новой энергетической стратегии до 2030 года правительство решило всерьез взяться за угольную промышленность, поскольку, согласно стратегии, именно роль угля как энергоносителя должна значительно возрасти.

Сегодня проблемой наведения порядка в угольной отрасли озадачился Совет Нацбезопасности и обороны — Межведомственная комиссия по вопросам энергетической безопасности при СНБО разработала меры по улучшению состояния отрасли. Их ключевой смысл — либерализация отрасли, формирование более объективных цен на угольную продукцию, создание прозрачного оптового рынка энергоугля. Это позволит оздоровить финансовое состояние угледобытчиков не за счет дотирования их из госбюджета, а за счет формирования на их продукцию более привлекательных для них цен. Но поскольку уголь является сырьем для генерации, такие преобразования потянут за собой цепочку последующих реакций — повышение цен на уголь в конечном итоге должно привести к подорожанию самой электроэнергии.

Источники "питания"

Очевидно, что наводить порядок в ТЭК надо с самой нижней ступеньки — реализации угля. Свое видение того, как это следует делать, на прошлой неделе огласила Межведомственная комиссия по вопросам энергобезопасности при СНБО.

Предложения комиссии революционны — переложить фактически половину дотаций угольщикам из госбюджета на цену энергоугля. А именно — исключить из спецфонда госбюджета дотации и включить предусмотренную от них сумму в цену угля.

Это, по мнению СНБО, — первый шаг к либерализации цены на уголь.

Как пояснил "Инвестгазете" начальник финансово-экономического управления Министерства угольной промышленности Геннадий Плис, следует понимать, что помощь углепрому от государства поступает из двух источников. Первый — это общий фонд госбюджета, второй — специальный фонд. Из общей суммы дотирования углепрома — 4 млрд. 271 млн. грн. — около половины (2 млрд. 142 млн. грн.) приходится на специальный фонд. Сразу нужно отметить, что дотация из общего фонда остается неизменной, а речь идет о прекращении дотаций из специального фонда. Вся проблема заключается в том, что спецфонд — ненадежный источник для углепрома. Как показывает практика, средства из общего фонда всегда поступали шахтерам вовремя, в то время как средства из специального фонда поступали с задержкой от двух месяцев до полугода, и недофинансирование по специальному фонду в прошлом году составило 205 млн. грн. Поэтому министерство неоднократно обращалось к правительству с просьбой ликвидировать специальный фонд, а все дотирование производить из общего фонда.

Однако комиссия при СНБО приняла друге решение — включить сумму дотации из специального фонда в стоимость энергетического угля. Минуглепром придерживается другого мнения. Г-н Плис отмечает, что около четверти производственных затрат по добыче угля не покрываются ни доходами угледобывающих предприятий, ни бюджетным дотированием. Министерство как раз и надеялось, что повышение цены на уголь сможет компенсировать эти ничем не покрытые затраты. "Если цены на уголь повысить, но при этом убрать часть дотирования из бюджета, то ситуация никак не изменится", — сказал Геннадий Плис.

Первое испытание

Пока власти Украины пытаются принять волевое решение — уходить ли от дотаций угольной отрасли или нет, к практическим шагам по исправлению положения угледобытчиков приступило профильное министерство.

По решению Минтопэнерго и Минэкономики, энергетики с 1 апреля получили новые цены на уголь — цена выросла с 236 до 247 грн. за тонну (без НДС). И это не предел — цены теперь будут расти ежеквартально. По информации замминистра угольной промышленности Владимира Новикова, прогнозным энергетическим балансом на этот год предусмотрено ежемесячное повышение цен угля. Но для простоты его решили заменить ежеквартальным. В результате к концу года цена на энергетический уголь составит 261 грн. за тонну. Естественно, угольщики "за" такие перемены. Однако они опечалили энергетиков. По словам заместителя гендиректора "Донбассэнерго" Валентины Марченко, компанию волнует, останется ли за государственными энергогенерирующими компаниями право покупать уголь на тендере или в приказном порядке придется его приобретать у "Угля Украины" (как это обязаны сейчас делать все государственные энергогенераторы). "В последнем случае это приведет к тому, что существующая рентабельность энергокомпаний — 2-3% — будет съедена повышением цены на уголь на 10,6%", — сказала Марченко. Она считает, что решать проблему необходимо комплексно — вслед за увеличением цены на уголь повышать тарифы на электроэнергию.

Рынок угля неразрывно связан с рынком электроэнергии, а цена угля оказывает непосредственное влияние на энергогенерацию. В 2005 году из 78 млн. тонн добытого в Украине угля более 40% было потреблено тепловыми электростанциями (ТЭС). На текущий момент предприятия государственной формы собственности (где государственная доля более 50%) покупают практически весь уголь у ГП "Уголь Украины". При этом частные генерирующие компании имеют возможность покупать относительно дешевый уголь по прямым контрактам с другими компаниями. По этой причине государственная генерация конкурировать с частной не может, поскольку вторая работает на более дешевом топливе. Также не секрет, что на оптовом рынке уголь стоит дороже, поскольку в единой оптовой цене заложена стоимость продукции как прибыльных, так и убыточных угольных предприятий. Средняя цена тонны энергетического угля, и так за прошедший год выросла почти на 20%. Поэтому, в государственных генерирующих компаниях заявляют, что не смогут заплатить за уголь по возросшим ценам.

Реакция на повышение цен на уголь для генкомпаний выявила "узкие" места отрасли — ее чрезмерную зарегулированность (привязка к поставщику угля) и отсутствие равнодоступного для всех компаний источника покупки угля (например, единого оптового рынка). Напомним, тот факт, что в Украине так и не удалось создать полноценный оптовый рынок энергоугля, повлек за собой цепочку перекосов в отрасли. Инициированное еще в 2003 году Минтопэнерго создание ОРЭУ предполагалось осуществить по принципу оптового энергорынка (вся энергия — в один "котел"). Оператор ОРЭУ выкупает у шахт добываемый ими уголь и формирует его среднюю оптовую цену. Затем этот уголь продается тепловым генерирующим компаниям.

Создать такую схему с углем не получилось — были исключения в виде частных компаний, которые в нее не вписались. Например, предприятия "Донбасской топливно-энергетической компании" (ДТЭК) формируют цикл "угледобыча-обогащение-выпуск" электроэнергии, и логично, что они приобретают уголь у родственных компаний. Поэтому их электроэнергия была дешевле и блоки ТЭС "Востокэнерго", когда оптовый энергорынок работал в режиме ценовых заявок, были наиболее загружены. Власти поменяли ситуацию в ручном режиме — введя временный порядок учета объемов накопления угля "газовой" группы на теплоэлектростанциях (ТЭС) энергогенерирующих. компаний на осенне-зимний период 2005-2006 годов при планировании диспетчерского графика нагрузки", который "Востокэнерго" считает нерыночным.

Теперь, с директивным повышением цены со стороны безальтернативного поставщика — ГП "Уголь Украины", стало ясно, что государственные компании тоже не были бы против выбирать, у кого они покупают уголь. То есть, за наведение порядка на рынке угля выступают решительно все причастные. По мнению независимых экспертов, в том виде, в котором существует ОРЕУ, либерализацию рынка угля он не обеспечивает. Изначально оптовый рынок предполагался как рыночный механизм, но на данный момент функционирует как монопольное объединение. Например, принимает новых членов (преимущественно государственные компании), но уголь, который предлагают частные угольные компании, рынком просто игнорируется.