Референдум в Приднестровье. Непризнаваемое самоопределение

Референдум о независимости Приднестровья Киев не признал. И из-за солидарности с позицией Евросоюза, и из-за проблем сепаратизма в самой Украине. Кризис на границе с Молдовой будет продолжаться
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Референдум о независимости Приднестровья Киев не признал.

И из-за солидарности с позицией Евросоюза, и из-за проблем сепаратизма в самой Украине. Кризис на границе с Молдовой будет продолжаться

Выбор у приднестровских граждан, пришедших 17 сентября на голосование, был небольшой. Независимость и дальнейшая интеграция в Россию или же — назад в Молдову и никакой самостоятельности. Для Кишинева, настаивающего на безоговорочной реинтеграции Тирасполя в состав Республики Молдова, результат оказался неутешительным. За присоединение к России — 97,1% проголосовавших.

Результаты референдума в Приднестровье официально не признало ни одно европейское государство. Несмотря на громкие призывы ряда представителей украинского политикума поздравить Тирасполь с обретением независимости, пойти на такой шаг для Киева — недопустимо.

Молдова, которая уже является членом ВТО и провозгласила курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию, в вопросе приднестровского урегулирования пользуется полной и безоговорочной поддержкой Евросоюза, который однозначно выступает за территориальную целостность Молдовы и, работая над разрешением Приднестровского конфликта, призывает стороны срочно вернуться к переговорам в формате "5+2". Таким образом, признать результаты референдума для Украины было бы откровенным выпадом в сторону ЕС.

Но ЕС — не единственный фактор, играющий роль в формировании позиции нашей страны. По словам Геннадия Удовенко, депутата Верховной Рады ("Наша Украина"), если сегодня поставить вопрос о признании независимости Тирасполя, уже "завтра у нас возникнет вопрос с Крымом, потом с Чечней, и пойдет возврат к тому, против чего направлен Хельсинский договор (о неизменности послевоенного устройства в Европе)". Да и помимо Крыма болевых точек в Украине немало. "Крым, Донбасс, Галичина — у нас хватает проблем, поэтому Украина постарается сделать вид, что ничего не произошло (в отношении референдума в Приднестровье. — Ред.)", — поясняет народный депутат Владимир Зубанов (Партия регионов).

То, что пугает Украину, Россию "радует". De ure Москва, к которой собирается присоединиться Тирасполь, независимость Приднестровья пока не признает. Но в последнее время Кремль все активнее отстаивает идею независимости Косово, чтобы затем использовать этот прецедент для поддержки сепаратистки настроенных грузинских автономных республик. Референдум в Приднестровье станет еще одним аргументом в пользу России в дискуссии с Западом о будущем строптивых кавказских республик.

Впрочем, по мнению украинских аналитиков, признание Москвой результатов референдума в Приднестровье, как и признание независимости последнего, в краткосрочной перспективе все же можно исключить. Как отмечает Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, исходя из заявлений российского МИДа результаты приднестровского референдума Кремль воспринимает как политическое явление, с которым необходимо считаться. Но о серьезной поддержке стремления Приднестровья к независимости со стороны России речь пока не идет. В первую очередь ее нынешняя политика направлена на то, чтобы стабилизировать ситуацию, не допустить совершения в Тирасполе очередной цветной революции и удержать эту территорию под своим политическим и экономическим контролем. Ведь фактически прошедший референдум прошел под знаком начавшейся в Приднестровье президентской гонки и в дальнейшем послужит переизбранию нынешнего пророссийски настроенного Игоря Смирнова на новый президентский срок. Впрочем, Москве выгодно открытие для Тирасполя каких-то абстрактных перспектив в будущем, будь то независимость либо же вхождение Приднестровья в более широкую геополитическую реальность, такой себе новый (или пост-) Советский Союз.

Все "камни" — железнодорожникам

Если Россия все-таки признает Приднестровье, то, по словам доктора экономических наук, завотделом внешнеэкономических исследований Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валерия Новицкого, можно ожидать разгорания экономической войны между РФ и ПМР с одной стороны и теми, кто не признает независимость Приднестровья (т. е. Украиной, Молдовой и ЕС) — с другой. Но и консервировать приднестровский кризис Киеву невыгодно: нынешнее состояние двусторонних торговых отношений между Украиной и непризнанной республикой иначе как плачевным не назовешь.

Товарооборот между Украиной и Приднестровьем составляет $270 млн., но в результате мартовского введения Украиной нового порядка оформления транзита приднестровских грузов через молдавско-украинскую границу к сентябрю текущего года Киев уже потерял $250 млн. С учетом непрямых убытков — $400 млн. Блокирование товарообмена ударило по основным его статьям. Так, в число пострадавших вошел такой гигант украинской промышленности, как Одесский морской порт, поскольку немало приднестровских товаров, в особенности производства Молдавского металлургического завода, экспортировалось за рубеж именно через эти морские ворота.

Но главный пострадавший — "Укрзализныця". Транспортировать свои грузы до порта Рени или Рыбницы, где находится металлургический комбинат, ей приходилось в обход Приднестровья, через север Молдовы. То есть маршрут следования поездов удлинялся на 500 км. Следовательно, увеличивалась и стоимость транзита. В свою очередь, повышение тарифов на перевозку грузов через территорию Республики Молдова привело к уменьшению украинского грузопотока в направлении Ренийского порта и Румынии более чем на 1 млн. тонн (по сравнению с 2005 годом).

Согласно официальным данным, озвученным украинской стороной, в результате "транзитного скандала" потери одной "Укрзализныци" составили свыше $10 млн. (за первое полугодие 2006 года). По неофициальным данным, только в течение марта-апреля 2006 года ежедневно украинские железнодорожники теряли свыше 1 млн. грн., так что к 1 июля сумма убытков достигла ни много ни мало 120 млн. грн.

($ 23,7 млн.). И хотя 6 сентября, после полугодового перерыва, транзит товарных поездов через территорию Приднестровья наконец возобновился, в остальном Украина и дальше продолжает пропускать товары только с таможенным оформлением Молдовы.

Впрочем, на транспортировке грузов интересы Украины в непризнанной республике не ограничиваются. Так, ряд отечественных экономических агентов не прочь поучаствовать в приватизационных процессах в Приднестровье. Но результаты приватизации не признает Кишинев, и поскольку именно Молдова является полноправным субъектом международного права, соответственно, не признают приватизацию в Приднестровье и на Западе. В принципе, если допустить крамольную мысль о том, что Тирасполь все же добьется от мировой общественности признания своей независимости, это не только снимет неопределенность юридических сделок на территории Приднестровья, но, по мнению Валерия Новицкого, может (хоть и в очень отдаленной перспективе) привести к интенсифицированию международных поставок через территорию Украины. Впрочем, вероятность подобного развития событий крайне мала. Лучшее, на что сегодня можно надеяться, — это отсутствие дальнейшей эскалации конфликта и переход к "челночной" дипломатии. Поскольку уговорить Молдову и Приднестровье сесть за один стол переговоров вряд ли возможно, вероятнее всего, между Тирасполем и Кишиневом будут курсировать группы экспертов, ищущие "малые" шаги по разрешению этих вопросов — как в экономике, так и в политической сфере.

Товарооборот

Потенциал товарооборота между Украиной и Приднестровьем оценивается в $1 млрд. При этом по итогам 2005 года положительное сальдо Украины в нем составляет около $250 млн. В то же время объем реального экспорта и импорта составляет $250-400 млн. Столь значительное колебание цифр — результат запутанной системы оформления грузов, например, наличия на приднестровском товаре таможенной печати Республики Молдова.

Комментарий

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, специалист по проблемам Приднестровья:

— Ситуация вокруг Приднестровья — патовая. Кишинев не может вести переговоры о статусе Приднестровья, поскольку уже имеет закон, регулирующий этот статус (он был принят в прошлом году и предоставлял ПМР статус ниже уровня Крымской автономии).

В свою очередь Тирасполь апеллирует к результатам референдума, согласно которым Приднестровье — независимое государство, стремящееся к интеграции с Россией. Переговоры с Молдовой он соглашается вести только в рамках разграничения полномочий, фактического разрыва и признания Молдовой независимости Приднестровья.

Отчасти в результатах приднестровского референдума виновата сама Украина. Вернее, ее МИД. Сегодня в непризнанной республике проживает около 160 тыс. этнических украинцев, из них 70 тыс. — граждане Украины, т. е. люди, которые, живя в Приднестровье, сознательно избрали гражданство нашей страны. Но в результате мартовского введения Киевом таможенной блокады Приднестровья на прошедшем референдуме наши соотечественники голосовали за присоединение не к Украине,

а к России. То есть, по сути, украинский МИД сделал максимум усилий для того, чтобы дискредитировать наше государство как страну-гаранта приднестровского урегулирования и фактически вывести его из игры.

Теперь для того, чтобы направить ситуацию в наиболее выгодное для Украины русло, Киев при разрешении конфликта должен настаивать на более взвешенном подходе.

А именно — на переговорном процессе и создании такой нормативной базы, в которой были бы соблюдены интересы как приднестровских экономических агентов, так и граждан — приднестровских и украинских (проживающих в непризнанной республике и в Молдове). Моделей развития ситуации — несколько. Это и конфедерация Молдовы и Приднестровья, и Федеративная Республика Молдова, куда войдут север Молдовы (где расположены украинские районы и села), Приднестровье и ряд других районов. Кроме того, это может быть молдавское государство с расширенной приднестровской автономией, которая имела бы право на свои языки, политическую и экономическую систему.