Рекомендации, изменившие мир. Через пару лет отечественная концепция ФПГ может потерять смысл

В июне 2004 года Базельский комитет по банковскому надзору (БК) принял новые рекомендации по стандартам капитала, сразу получившие в финансовых кругах название "Базель 2". Помимо того, что по рекомендациям БК живет весь цивилизованный банковский мир, для
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

В июне 2004 года Базельский комитет по банковскому надзору (БК) принял новые рекомендации по стандартам капитала, сразу получившие в финансовых кругах название "Базель 2". Помимо того, что по рекомендациям БК живет весь цивилизованный банковский мир, для Украины они могут быть интересны тем, что с появлением четкого курса на евроинтеграцию отложить их внедрение у нас будет практически невозможно

Следует заметить, что рекомендации носят декларативный характер, но вследствие авторитетности БК в области исследований банковского регулирования на развитых рынках почти сразу же после обнародования рекомендаций началось обсуждение возможных сроков их имплементации. По планам полная имплементация требований преду-смотрена в 2006-2007 годах.

Рейтинговая песня

"Базель 2" принимался с большим трудом. Даже по опубликованной 26 июня редакции соглашения поступило более 200 замечаний, причем стандарты разрабатывались пять лет и сегодня представляют собой достаточно объемный документ объемом более 250 страниц.

В чем же отличие между рекомендациями 1988 и 2004 годов, и почему с такой неохотой идет имплементация "Базель 2" в некоторых странах? Ответы на эти вопросы имеют как техническую, так и закулисную стороны. Технически "Базель 2" отличается от первого варианта рекомендаций более подробными пояснениями по методологии расчета основных нормативов, связанных с собственным капиталом банков. К примеру, если в рекомендациях 1988 года для расчета адекватности капитала активы дифференцировались согласно видам рисков на пять групп, каждая из которых имела свой коэффициент риска от 0 до 100%, то в "Базеле 2" для конкретизации уровня риска предусматривается использование кредитных рейтингов. Теперь для получения низкого коэффициента риска уже недостаточно, чтобы эмитентом актива, которым владел банк, было правительство. Требуется, чтобы, к примеру, государственные ценные бумаги или гарантированные правительством обязательства имели высокий кредитный рейтинг.

Имплементация "Базель 2" потянет за собой такой клубок проблем и повлечет такие реформы, что неизвестно, какова после этого окажется роль самого Нацбанка

Понятно, что проблема применения кредитных рейтингов в области банковского регулирования неоднозначна. С одной стороны, международные кредитные агентства довольно часто обеспечивают необъяснимую экономическими причинами динамику своих рейтингов даже в корпоративном секторе. Не говоря уже, что международные рейтинговые агентства прошляпили недавние кризисы в Латинской Америке и кризис в Мексике, а в Индонезии в 1998 году поводом для кризиса послужило именно падение кредитных рейтингов. С другой стороны, принадлежность активов к одной из групп не полностью отображает степень их риска, и кому как не нам на примере дефолта 1998-1999 годов знать, что в действительности государственные ценные бумаги могут быть куда более рискованными, чем кредиты частным компаниям.

Однако вопрос применения рейтингов для расчета адекватности капитала на развивающихся рынках очень проблематичен. Международные рейтинговые агентства неохотно вкладывают деньги в инфраструктуру на развивающихся рынках, особенно там, где ослабевает поток инвестиций с развитых стран. Кроме того, на Западе уже давно поговаривают об имиджевом характере рейтингов компаний с развивающихся рынков. Да и возникает вопрос регулирования в международном масштабе деятельности рейтинговых агентств, а также их чересчур больших полномочий. Проще говоря, вопрос прежде всего в доверии к самим агентствам, а не к методике расчета адекватности.

Тень государства

"Базель 2" предусматривает применение банками национальных рейтингов. Проще говоря, национальный регулятор должен будет выбрать (или создать) рейтинговое агентство, которое будет оценивать заемщиков. Сразу же возникает проблема независимости такого агентства. Например, на сегодня в Украине существует опасность того, что у одного из противоборствующих кланов возникнет желание получить контроль над рейтинговым агентством. Да и сам регулятор не прочь будет иметь карманное агентство для "назначения" рейтингов. Даже в том случае, если рейтинговое агентство создадут на базе саморегулирующейся организации (не говоря уже о частной форме собственности), нет гарантии, что оно не попадет в орбиту чьего-нибудь влияния.

Нельзя сбрасывать со счетов и еще один немаловажный факт. При создании независимого агентства государственные бумаги могут быть поставлены в один ряд с корпоративными (что сегодня и происходит при присвоении кредитных рейтингов украинским банкам), и даже некоторыми ОАО, евробонды которых могут получать одинаковый рейтинг с гособлигациями внешних займов. Ясно, что это не понравится Нацбанку, который как агент по размещению госзаймов теряет очень важный метод стимулирования банков через нормативы покупать государственные бумаги. С другой стороны, у государства появится стимул повышать реальную привлекательность своих бумаг, да и сами банки окажутся в рыночной среде, где будут вынуждены принимать решения не под давлением извне, а сообразно своим склонностям к риску. Но не столкнется ли НБУ при таких условиях с жестокими реалиями "первички" ОВГЗ, и не отразится ли период трансформации "Базель 2" на стоимости ресурсов для госбюджета? Вполне вероятно, что именно эти вопросы заставляют НБУ откладывать имплементацию "Базель 2". Однако с сожалением отметим, что есть причины того, чтобы "Базель 2" не нравился не только Нацбанку, но и его подопечным.

Мегаконцепция

Дело в том, что версия рекомендаций, опубликованная в июне 2004 года — это не просто шпаргалка для центральных банков и мегарегуляторов по составлению национальных инструкций в области регулирования банковской деятельности, а комплексный документ, расписывающий всю систему регулирования: от требований к адекватности капитала до системы резервирования по активным операциям. Более того, "Базель 2" полностью меняет наши представления о банковском бизнесе, где банк уже воспринимается как финансовый холдинг, круг корпоративных интересов которого строго очерчен другими банками и компаниями финансового сектора. Согласно "Базель 2", объемы инвестиций банков в паевые инструменты не только не должны превышать 60% регулятивного капитала, но и суммы вложений в крупные пакеты акций компаний нефинансового сектора должны вычитаться из регулятивного капитала банка или холдинга. По сути, "Базель 2" отталкивает банкиров от вложений в акции, и особенно это чувствуется на развивающихся рынках, где капиталы банков невелики и где им тяжело расставаться с крупными пакетами акций, в особенности в постприватизационный период. Но главное, по "Базель 2" сама концепция ФПГ теряет всякий смысл, так как банки могут вплетаться в корпоративные сети олигархов только через компании финансового сектора.

На Западе, где очень развит бизнес с участием институтов совместного инвестирования, банки даже могут не почувствовать действенность таких ограничений, попросту передав функцию концентрации корпоративного контроля своим дочерним компаниям по управлению активами. У нас же имплементация "Базель 2" потянет за собой такой клубок проблем и повлечет такие реформы, что неизвестно, где окажется сам Нацбанк после всего этого. К примеру, для расчета регулятивного капитала по "Базель 2" НБУ вынужден будет проводить анализ корпоративных связей между банком и его дочерними структурами, вычислять аффилированные им компании нефинансового сектора, и определять уровень вложений банка в уставные фонды (и не только) этих компаний. Как НБУ справится с этой функцией не ясно, ведь данные для этого анализа находятся у ГКЦБФР. Кроме того, качество самой базы данных "десятипроцентников" вызывает массу вопросов, ведь что можно сказать об аффилированности АО, если в структуре его владельцев 50-60% занимает МФС или офшорные компании? Информация о работе товариществ и МЧП — вообще отдельный разговор. Получается, что сегодня НБУ даже не может оценить реальную корпоративную сеть, окружающую бизнес-интересы банка, и для изменения этой ситуации нужна реформа самой системы регулирования финансового рынка. И здесь сама собой появляется проблема создания мегарегулятора, который будет способен более качественно решать проблемы надзора, а также проводить комплексный мониторинг и обеспечивать прозрачность системы.

Смерть олигархам

Сегодня некоторым банкирам страшно даже подумать, что будет, если раскроются их реальные корпоративные связи с предприятиями промышленного сектора. Как в таком случае они будут исполнять большую часть нормативов регулятора? Естественно, могут посыпаться и вопросы от регулятора рынка корпоративных ценных бумаг, антимонопольных и налоговых органов и т. д. В принципе, полная имплементация "Базель 2" заставит регулятора воспринимать банки как составные части финансовых холдингов, и объектом для регулирования станет уже не банк, а холдинг. На фоне информационной прозрачности рынка это приведет к тому, что банки попросту не смогут исполнять те функции, которые на них возложены сейчас внутри олигархических корпоративных сетей. При этом изменения могут быть настолько глубокими, что нынешние лидеры рынка потеряют свое значение и вынуждены будут уступить место другим.

Вот почему работу любых национальных рейтинговых агентств украинские банкиры воспринимают весьма нервно. Вот почему банкам-лидерам по андеррайтингу на рынке корпоративных облигаций не понравились инициативы ГКЦБФР по привязке этого рынка к кредитным рейтингам. Это решение было ими воспринято как первая попытка продвинуть национальные кредитные рейтинги, а ведь утверждение о том, что в Украине нет национального рейтингового агентства, которое пользовалось бы уважением участников рынка, является хорошей аргументацией для откладывания имплементации "Базель 2". Тем не менее, благодаря ГКЦБФР у НБУ уже сегодня есть возможность попробовать заставить банки рассчитывать адекватность с учетом рейтингов, хотя бы только по портфелю облигаций.

Согласно "Базель 2", концепция ФПГ теряет всякий смысл, так как банки могут вплетаться в корпоративные сети только через компании финансового сектора

Сам же НБУ сейчас находится в весьма противоречивом положении. С одной стороны, имплементация "Базель 2" принесла ему головную боль при операциях на рынке госдолгов, с другой — наша кланово-олигархическая система, использующая банки как составные части неформальных ФПГ, еще не проходила тест на стабильность. На сегодня наши банки в большинстве случаев завязаны на какие-то конкретные отрасли экономики, контролируемые олигархами или кланами. Но что будет, например, с банком, активно кредитующим ГМК, если цены на продукцию комплекса резко упадут. Теоретически ответ на этот вопрос ясен и не может не пугать регулятора, но практически пока недоказуем. Зачем же ждать катастрофы, не лучше ли начать реформу сейчас? Очень вероятно, что сначала "Базель 2" будет номинально применен в Украине, как это сегодня делают в России, когда задекларированные принципы приняты публично, но методика расчета многих нормативов дает банкам возможность ослабить регуляторное давление.

Как видим, "Базель 2" мало совместим с кланово-олигархической системой и, скорее всего, без кардинальной революционной реформы системы надзора и регулирования финансового рынка имплементировать эти рекомендации в Украине не удастся. В ближайшие год-два мы будем наблюдать эпопею с рейтинговыми агентствами и продолжающуюся борьбу регуляторов с банковскими лоббистами, в которой идея реформирования системы регулирования на финансовом рынке просто утонет. Опыт других стран показывает, что реформы такого рода начинаются только после серии жестоких кризисов. Что ж, осталось только узнать, какое потрясение нужно украинским властям, чтобы осознать необходимость реформы: двукратное падение цен на продукцию ГМК на мировых рынках или кризис на рынке столичной недвижимости. В целом все указывает на то, что новая базельская рубашка вряд ли сразу подойдет украинским банкирам.

Справка

Базельский комитет был учрежден в 1974 году группой управляющих центральными банками из десяти стран мира. Со дня своего основания БК не был директивным органом, поэтому его основными задачами стали разработка стандартов регулирования банковского бизнеса и рекомендация их внедрения в странах-участниках БК. Однако стандарты открыты для всех желающих, и для их внедрения на собственном рынке не обязательно становиться членом БК. Считается, что объективной необходимостью появления БК стал нарастающий уровень глобализации и необходимость выработки общих стандартов надзора за крупными транснациональными банками и банковскими холдингами. Первые весомые рекомендации БК по стандартам и методологии расчета капитала появились в 1988 году ("Базель 1"). Именно тогда был установлен знаменитый уровень адекватности собственного капитала банков — 8%. В 1997 году БК разработал и опубликовал принципы банковского надзора, а в июне 1999 года объявил о начале работы над новыми стандартами, которые заменят "Базель 1".