"Религия масонов-шрайнеров — почитание человеческой жизни", — считает Сергей Самборский, меценат, психолог и глава международной организации "Города-побратимы"

Именно он организовал лечение пятилетней Насти Овчар — девочки-героини, которая спасла свою двухлетнюю сестру и получила 80% ожогов поверхности кожи. На лечение ребенка в ожоговом центре Бостона "Шрайнерс" одноименная организация масонов вложила больше $1
Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Именно он организовал лечение пятилетней Насти Овчар — девочки-героини, которая спасла свою двухлетнюю сестру и получила 80% ожогов поверхности кожи. На лечение ребенка в ожоговом центре Бостона "Шрайнерс" одноименная организация масонов вложила больше $1 млн.

19 марта пятилетняя Настя Овчар, девочка из села Воронцовка Купянского района, что на Харьковщине, вынесла из огня младшую сестру Людмилу, а сама получила страшные ожоги — было повреждено до 80% поверхности кожи. Настя была доставлена в харьковскую клинику в тяжелейшем состоянии, где ей была оказана первая посильная помощь. Вскоре девочка была перевезена в киевскую больницу №2, где ее оперировали, но этого было недостаточно. Дело в том, что в Украине есть успешный опыт лечения детей с ожогами до 70% поверхности кожи, но с такой сложностью, как у Насти, необходимо было немедленно отправлять девочку на Запад. Ситуацию в свои руки взяло несколько человек. Это Нина Карпачева — Уполномоченная Верховной Рады по правам человека и Виктор Викарчук — бизнесмен из Хмельницкого. Именно он, узнав из новостей о происшедшем, связался со своим другом Сергеем Самборским, который на тот момент находился в США, и впоследствии организовывал лечение Насти за рубежом. Самборский имел прямой выход на ожоговый центр в Бостоне (принадлежит организации "Шрайнерс", которая и взялась финансировать лечение), однако в Киеве, в Министерстве здравоохранения рассматривались другие варианты лечения Насти — Гамбург и Куба.

Ежегодно около 100 детей с ожогами большой поверхности попадают в ожоговые центры Украины. За 2004 год во время пожаров погибли 3 781 человек, из них 92 ребенка

Параллельно с поиском клиники решался вопрос транспортировки. Сначала возникло предложение переправлять девочку самолетом министра обороны Украины. Но оказалось, что он абсолютно не соответствует тем требованиям, которые необходимы для самолета санавиации. В нем нет даже розетки 220 вольт для подключения необходимых аппаратов. Также для Насти необходимо было стабильное поддержание температуры +30 градусов, чего в самолете, безусловно, не было. К счастью, такой самолет был найден. 24 марта Нина Карпачева связалась с бизнесменом Юсефом Харрисом, и он предоставил собственный самолет, который специально вызвал из Европы. Все условия подходили, и было окончательно утверждено — лететь в Бостон.

В клинике "Шрайнерс" Настю приняли очень тепло и радушно. Была сделана первая операция, которая длилась около 7 часов. Сначала состояние девочки было критическое, врачи давали не слишком много шансов на окончательное выздоровление. Но Настя оказалась физически выносливой, и дела пошли на поправку. На сегодняшний день Насте Овчар сделано восемь операций по пересадке кожи. Девочка проходит реабилитацию в клинике и состояние ее здоровья удовлетворительное. До 21 года каждые шесть месяцев ее необходимо будет отправлять в Бостон для дальнейших коррекционных операций. Для этих перелетов и лечения потребуется финансирование. Будут ли шрайнеры и в дальнейшем помогать Насте Овчар, мы расспросили одного из организаторов лечения девочки в Бостонской клинике Сергея Самборского.

— Сергей, расскажите, как вы стали ключевым звеном в разрешении трагедии, произошедшей с Настей Овчар?

— В субботу 19 марта мне позвонил мой друг Виктор Викарчук (бизнесмен из Хмельницкого), который из новостного телесюжета узнал о трагедии, которая случилась с Настей. Он обратился именно ко мне, потому что год назад мне удалось помочь с лечением малышу Володе из Хмельницкого, которому было всего 14 месяцев. Мальчик не был в таком тяжелом состоянии, как Настенька. У него было 38% ожогов, и ему пересаживали свиную кожу, вследствие чего, образовалась контрактура. Это образование рубцов, которое не позволяло развиваться организму. Но мальчика спасли в "Шрайнерс". Ему пришлось сделать 19 операций.

— Насколько быстро было принято решение и согласие на лечение Насти в Бостоне? Кто вынес решение об оказании помощи девочке?

— С Настей Овчар, у которой было 80% ожогов, нельзя было медлить ни секунды. После звонка Виктора я сразу начал звонить в клинику "Шрайнерс" доктору Шеридану, чтобы получить согласие на лечение Насти там. Я выслал им фото девочки, которые сделала моя ассистентка Ирина (для этого она полетела в Киев), а также историю болезни, которую я перевел на английский. Каждые две недели в клинике заседает специальная комиссия, в которую входит один из шрайнеров. На этом заседании решается, кому в первую очередь необходимо оказать помощь. Дело в том, что в клинике всего лишь 30 коек и шесть реанимационных палат. Ситуация с Настей была настолько экстренной, что шрайнеры приняли решение об оказании ей помощи незамедлительно.

— Как удалось транспортировать Настю в Бостон? Кто финансировал ее отправку?

— Несмотря на то, что по оценке ее состояния киевскими медиками она была нетранспортабельна, был найден самолет с необходимой терморегуляцией, который предоставил бизнесмен Юсеф Харрис.

— Кто согласился профинансировать эту операцию и пребывание девочки в клинике "Шрайнерс"?

— Лечение Насти бесплатное. Дело в том, что шрайнеры — это масонская ложа высшего звена. Естественно, эти люди себя не афишируют. Могу сказать, что им принадлежат 22 госпиталя по всему миру. Это медицинские центры с самым современным оборудованием, которые специализируются на ожогах. Кстати, 25 лет назад, как раз в Бостонской клинике доктор Бейкер впервые использовал технологию по пересадке собственной кожи пациента. Так вот, шрайнеры не только согласились на оказание медицинской помощи, но и на финансирование лечения и пребывания Насти в клинике, а также ее мамы Ольги. На самом деле, они взяли на себя огромную ответственность, потому что к ним девочка поступила уже через 10 дней после случившегося.

— Скажите, пожалуйста, "Шрайнерс" это религиозная организация? Ведь название организации в переводе с английского означает святыня…

— Нет, конкретной религиозной основы эта организация не имеет. Единственная религия для этих масонов — это почитание человеческой жизни.

— Состоите ли вы в этой масонской ложе?

— Нет, я не состою в этой организации, но в моей организации — комитете "Городов-побратимов" — есть человек, который является масоном-шрайнером. Именно он помог наладить контакты с клиникой "Шрайнерс".

— В прессе писали, что операция и пребывание Насти в Бостоне обходится в 1 млн. долларов. Эта цифра соответствует действительности?

— Эту цифру озвучил доктор Воронин из киевского ожогового центра. Я не знаю, откуда он ее взял, но думаю, что это больше, чем 1 миллион долларов.

— Сколько средств понадобится на постреабилитационный период? Кто будет финансировать дальнейшее лечение?

— На сегодняшний день реабилитационный период финансируют шрайнеры и Украинская Громада в Америке. Также создан Фонд Насти Овчар. Он открыт Посольством Украины в Вашингтоне. Необходимо отметить то, что раз в шесть месяцев, возможно, реже Настю необходимо будет привозить в Бостон для наблюдения и последующих коррективных операций. Это будет продолжаться до 21 года. Вопрос финансирования необходимо решать уже сейчас.

— Чтобы Настю приняли в клинику, необходимо было подписывать какие-то официальные документы?

— Некогда было раздумывать, и я взял на себя ответственность за ее пребывание в клинике. Я подписал бумаги, где выступил как опекун Насти Овчар.

— Каково состояние Насти на сегодняшний день? Как она относится к вам? Ведь все это время вы каждый день находитесь на связи с ней и, наверно, стали очень близким для нее человеком?

— Ну, мало того, что Настенька уже кушает сама, ходит, она уже даже бегает. Каждый вечер я звоню ей и каждую неделю высылаю посылку с игрушками. Она искренне радуется этому. Кстати, когда звоню, она говорит мне: "Привет, кум!". Ее мама, Ольга, хочет, чтобы я стал крестным отцом девочки, а Нина Карпачева — крестной мамой. Почему бы и нет? Я согласен. Вспомнился один случай, о котором хочется рассказать. Как-то я выслал Насте посылку, в которой было три куклы Барби. Так вот, две из них она распаковала, а третью нет. Когда я спросил, почему? Настя ответила, что это для сестры Людочки. Это говорит о ее безграничной доброте и способности поделиться с ближним тем, что у нее есть.

— Сергей, расскажите о себе? Как вы попали в Америку? Насколько мне известно, вы занимаетесь психологией, окончили киевский Инъяз...

— Я начал заниматься психологией после событий в Чернобыле. Тогда мне пришлось участвовать в эвакуации детей из зоны. Сразу после этого мне предложили отвечать за 30 подростков в крымском лагере. После пережитого дети находились в шоковом состоянии и нуждались в психологической и психотерапевтической поддержке. Я начал исходить из интуиции и из знаний, полученных в институте. Спустя какое-то время начал глубоко изучать психологию. Занимался написанием статей и печатался в "Гуманистической психологии" — этот популярный журнал издавался в Калифорнии. Затем я окончил трехлетнюю аспирантуру НИИ психологии, и профессор Том Григигн пригласил меня на работу в Америку. Так я и попал в США. В 1994 году мне удалось организовать первую украинско-американскую конференцию психологов в Киеве.

— Живя столько лет в США, почему вы до сих пор не приняли американское гражданство?

— Я мог бы уже три раза принять американское подданство, но у меня есть "зеленая карта", которая позволяет мне жить и работать в Америке. Здесь никто не обращает внимания на то, есть у меня гражданство или нет, поэтому я и не спешу его менять.

— Чем занимаетесь сейчас?

— На сегодняшний день преподаю психологию, английский язык и литературу. Также возглавляю организацию "Города-побратимы" (Модесто (штат Калифорния) — Хмельницкий (Украина)). Это негосударственная международная организация. Она была организована в 1997 году. Наша цель — помогать людям: больницам, школам, госпиталям ветеранов, библиотекам и всем, кто нуждается в помощи. Для выделения средств и проведения благотворительных акций в Хмельницком мы привлекаем американские фонды и бизнесменов. Это мой родной город, куда я довольно часто приезжаю. Буквально недавно нашей организацией был отправлен контейнер в детскую хмельницкую горбольницу с медикаментами на $500 тысяч. На днях было привезено девять кардиомониторов для реанимационных палат. Они предназначены для контроля работы сердца пациента. Стоимость каждого из аппаратов $5 тысяч. Один из них был подарен ожоговому центру в Киеве. Остальные — для хмельницких больниц.

Справка

В организацию шрайнеров принимают масонов, которые прошли 32 ступени шотландского обряда или достигших степени рыцаря. В разное время членами этого тайного общества были президенты США Франклин Рузвельт, Гарри Трумэн, Джеральд Форд и фокусник Гарри Гудини, четыре президента Мексики, первый американский посол в ООН Остин Уоррен, мэр Чикаго Антон Сирмак, адмирал ВМС США Эрнест Кинг, популярный актер Крис Кристоферсен, бывший министр Военно-морских сил США Франк Нокс, основатель компании "Дженерал моторс" в Канаде Самуэль Маклоглин, один из учредителей компании "Уорнер бразерс" Джек Уорнер и другие.

Немыслимо богатые и таинственные шрайнеры появились в Америке в 1872 году, после того, как в Нью-Йорке тринадцатью масонами был открыт храм Мекки. Шрайнеры не скрывают своего масонского происхождения. Они всегда пропагандируют свои благие намерения и идеи. На 22 больницы, которые принадлежат шрайнерам, в день расходуется $1 млн. 700 тыс .

Полное название этой масонской организации звучит так: Древний арабский орден благородной мистической святыни (в переводе с английского shrine — святыня). Одним из основных атрибутов в одежде масонов-шрайнеров является красная феска, а приветствуют они друг друга арабским "Салам Алейкум!". На их гербе также изображен символ Востока — полумесяц. Шрайнеры занимаются крупной благотворительностью, предоставляя средства собственным госпиталям, основной целью которых является бесплатный уход за искалеченными детьми.

Минимальная сумма пожертвования составляет $250 тыс.